Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки







Фумигация газом фосфином деревянных домов от жуков фумигация дома от жуков.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Построение Скадра

Строят город три родные брата, 
Три родных Мрлявчевича-брата: 
Вукашин-король - из братьев старший, 
Воевода Углеша - брат средний, 
Третий, младший - 
Мрлявчевич Гойко. 
Строят город Скадар на Бояне. 
Строят город вот уже три года, 
Мастеров им триста помогают, 
Основанье возвести не могут, 
А уж целый город и подавно: 
Что им за день мастера построят, 
Все им вила за ночь раскидает. 
Как настал четвертый год работе, 
Слышно, кличет им с планины вила: 
"Ты не мучься, Вукашин, напрасно, 
Сам не мучься, не теряй богатства! 
Основанье возвести не сможешь, 
А уж целый город и подавно, 
До тех пор, пока имен не сыщешь 
Двух похожих - Стою и Стояна; 
Да чтоб были братец и сестрица. 
Ты их в стену башни замуруешь,
Будет крепко основанье башни, 
Вот тогда и город ты построишь". 
Как услышал Вукашин вещанье, 
То слугу зовет он Десимира: 
"Десимир мой, чадо дорогое! 
До сегодня был ты мне слугою, 
Впредь же будешь чадо дорогое! 
Запрягай, сынок, коней в повозки, 
Шесть мешков грузи на них с деньгами. 
Поезжай, сынок, по белу свету, 
Поищи два имени похожих, 
Разыщи нам Стою и Стояна, 
Да чтоб были братец и сестрица, 
Укради ты их или купи их, 
Привези их в Скадар на Бонне. 
Мы их в стену башни замуруем, 
Чтобы крепко было основанье, 
Вот тогда и город мы построим". 
Как услышал Десимир ту просьбу, 
Вывел он коней, запряг повозки, 
Нагрузил и шесть мешков с деньгами, 
И поехал он по белу свету 
Поискать два имени похожих. 
Ищет, ищет Стою и Стояна, 
Ищет их без малого три года, - 
Не сыскал два имени похожих, 
Не сыскал он Стои и Стояна. 
И вернулся в Скадар на Бояне. 
Возвращает он коней, повозки, 
Возвращает шесть мешков с деньгами: 
"Получай, король, коней, повозки, 
Получай и шесть мешков с деньгами - 
Не сыскал я двух имен похожих, 
Не сыскал я Стои и Стояна!" 
Как услышал Вукашин известье, 
Закричал на зодчего он Раду, 
Тот на триста мастеров прикрикнул, 
Строят дальше Скадар на Бояне. 
Что король построит - вила рушит, 
Не дает построить основанье, 
А уж целый город и подавно! 
Вновь кричит с горы высокой вила: 
"Эй, король! Ты слышал иль не слышал? 
Сам не мучься, не теряй богатства:
Основанье возвести не сможешь, 
А уж целый город и подавно! 
Слушай лучше: вас тут трое братьев, 
Каждый любу верную имеет. 
Чья придет к Бояне завтра люба 
И обед для мастеров доставит, 
Ту вы в стену башни замуруйте, 
Будет крепко основанье башни, 
Вот тогда построите и город". 
Как услышал Вукашин вещанье, 
Призывает он родных двух братьев 
"Вы слыхали, братья дорогие, 
Что кричала нам с планины вила? 
Понапрасну мучаемся с вами, 
Не дает построить основанье, 
Ну а целый город и подавно! 
А еще кричит с планины вила, 
Говорит, что здесь нас трое братьев, 
Каждый любу верную имеет. 
Чья придет к Бояне завтра люба 
И обед для мастеров доставит, 
Мы ее и замуруем в башню: 
Будет крепко основанье башни, 
Вот тогда и город мы построим! 
Поклянемся же сейчас друг другу, 
Что никто про то не скажет любе; 
Предоставим счастью и удаче, 
Кто из них придет к Бояне завтра!" 
Тут друг другу братья поклялися, 
Что никто про то не скажет любе, 
И на том их ночка и застала. 
Возвратились в белые хоромы, 
Там поужинали, ели-пили, 
Каждый почивать пошел с женою. 
Тут и быть неслыханному чуду! 
Вукашин-король нарушил клятву, 
И сказал он первый своей любе: 
"Моя люба верная, послушай! 
Не ходи ты завтра на Бояну, 
Не носи ты мастерам обеда: 
Зло с тобою может приключиться, 
Замуруем мы тебя там в башне". 
Не сдержал и Углеша той клятвы, 
Он про все поведал верной любе:
"Берегись, не ошибись ты, люба! 
Не ходи ты завтра на Бояну, 
Не носи ты мастерам обеда, 
Потому что молодой погибнешь - 
Замуруем мы тебя там в башне". 
Только Гойко клятвы не нарушил, 
Не сказал ни слова своей любе. 
А как только утро наступило, 
Встали три Мрлявчевича-брата, 
Поспешили на реку Бояну. 
Час пришел нести обедать людям, 
А черед нести был королеве, - 
Королева с просьбою к золовке, 
К золовушке, Углешиной любе: 
"Ох, золовушка милая, слушай! 
Голова у меня разболелась... 
Худо мне! Не поправлюсь я, видно, 
К мастерам ты пойди уж с обедом!" 
Отвечает Углешина люба: 
"Ох, золовушка, свет-королева! 
Что-то правую рученьку ломит... 
Худо мне! не поправлюсь я, видно, 
Попроси молодую золовку". 
Королева к золовушке младшей: 
"Ох, золовушка, Гойкина люба! 
Голова у меня разболелась... 
Худо мне! не поправлюсь я, видно, 
К мастерам ты пойди уж с обедом!" 
Отвечает Гойковица тихо: 
"Не взыщи с меня, свет-королева! 
Я б тебя послушала без слова, 
Да сыночек мой еще не купан, 
Белый холст не выстиран остался". 
Говорит на это королева: 
"Ты иди, золовушка, не бойся: 
И снеси уж мастерам обед-то! 
Полотно-холсты я постираю, 
А сынка золовка искупает". 
Что тут было Гойковице делать? 
Понесла обед она на реку. 
А когда пришла она к Бояне - 
Там стоит и ждет Мрлявчевич Гойко! 
Разыгралось сердце у юнака, 
Жаль ему свою родную любу,
Жаль ему и чадо в колыбели - 
От роду младенцу только месяц... 
Покатились горячие слезы, 
Видит Гойко: жена молодая 
Тихо ходит, медленно подходит, 
Тихо ходит, разговор заводит: 
"Что с тобою, господин мой добрый, 
Что ты слезы горько проливаешь?" 
Ей промолвил Мрлявчевич Гойко: 
"Зло стряслось большое, моя люба! 
Золотое яблоко имел я, 
Уронил его сегодня в реку, 
Жаль его мне, позабыть не в силах". 
Люба стройная тут без раздумья 
Отвечает мужу-господину: 
"Ты проси у господа здоровья, 
Отольешь второе, еще лучше". 
Стал еще печальней юнак Гойко, 
Отвернулся, голову понурил 
И смотреть не хочет он на любу. 
Тут подходят деверя к ней оба, 
Два других Мрлявчевича-брата, 
Берут любу за белые руки 
И ведут замуровывать в башню, 
Закричали на зодчего Раду, 
Рада-зодчий мастерам прикрикнул, 
Но смеется молодая люба: 
Ей сдается - с нею просто шутят. 
Стали город городить над нею: 
Рубят триста мастеров поставы, 
Рубят срубы, камнем засыпают, 
До колен уж бедную закрыли, - 
Все смеется молодая люба: 
Ей сдается - с нею просто шутят. 
Рубят триста мастеров поставы, 
Рубят срубы, камнем засыпают, 
Уж по пояс бедную закрыли... 
А как камни тело придавили, 
Поняла тут страшную судьбину, 
Как змея озлилась, зашипела, 
Умоляет деверей любезных: 
"Не давайте, коль боитесь бога, 
Чтоб меня замуровали в башне!" 
Просит, молит - нет, не помогает,
Братья даже на нее не смотрят. 
Как ни стыдно и как ни зазорно, 
А взмолилась к мужу-господину, 
"Господин мой! Не давай меня ты, 
Чтоб меня замуровали в башне! 
Шли меня ты к матери-старухе, 
Есть у ней достаток и богатство, 
Пусть раба или рабыню купит, 
Чтобы в башне их замуровать!" 
Просит, молит - нет, не помогает... 
Увидала молодая люба, 
Что ничто уже не помогает, 
Она к Раде-зодчему с мольбою: 
"Брат по вере христианской, Рада! 
Ты оставь окно для белой груди, 
Чтобы я, как принесут мне Йову, 
Покормить могла своею грудью!" 
Поступил по-братски зодчий Рада, 
Он окно оставил ей для груди 
И сосцы извлек ее наружу, 
Чтоб она, как принесут ей Йову, 
Покормить могла своею грудью. 
И опять зовет и просит люба: 
"Брат по вере христианской, Рада! 
Ты оставь мне для очей окошко, 
Чтоб глядеть на белые хоромы, 
Чтоб глядеть, как Йову мне приносят 
И в хоромы от меня уносят!" 
Поступил по-братски зодчий Рада: 
Для очей оставил ей окошко, 
Чтоб глядеть на белые хоромы, 
Чтоб глядеть, как Йову к ней приносят 
И в хоромы от нее уносят. 
Так ее замуровали в стену. 
Вот кормить приносят к ней ребенка, 
Кормит чадо первую неделю, 
На вторую потеряла голос, 
Но ребенка молоком и дальше 
Целый год кормила и - вскормила! 
Что случилось - не переменилось: 
Камень точит молоко доныне, 
Ради чуда точит понемногу 
Безмолочным матерям в подмогу.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"