Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Путь домой


Если поход Ясона отражает какую-то реальность, будь то единичное плавание или множество рейсов по одному и тому же пути (что менее вероятно для той эпохи), то здесь, скорее всего, и заканчивался древний миф. Аргонавты достигли места, куда они так стремились, и, безусловно, должны были вернуться в Иолк по только что освоенному пути. Все, что происходит дальше, введено в сказание позднее и может рассматриваться как поэтическое (и потому легко усваиваемое) изложение географических знаний и торговых интересов той или иной эпохи - в данном случае эллинистической.

Реконструкция обратного пути аргонавтов тесно связана с определением реки Эридан, по которой прошел "Арго". Этот путь, описываемый Аполлонием, логичен и бесспорен, если из трех достоверно известных Эриданов (в Аттике, Италии и Прибалтике) выбрать, следуя Вергилию, реку По (Падуе). Этот путь предлагали и некоторые более древние толкователи аргонавтики, например Тимагет (64,1).

Отплыв от Колхиды, аргонавты устремились на юг по только что пройденному и хорошо изученному пути. Но вернуться домой той же дорогой, какой они прибыли в Колхиду (такую версию предлагает, например, Геродор), им не удалось: Боспор, а по некоторым версиям, и Истр (Дунай) уже блокированы флотом Ээта, который пришел туда известным ему кратчайшим - прямым путем. Аргонавты узнали об этом, когда достигли устья Галиса. Оставался единственный (по Аполлонию) путь - Истр. Туда они и поспешили. Очевидно, аргонавты покинули Колхиду, когда с Кавказа дует сильный ветер абаза. Отсюда и путь напрямик через Черное море, и необыкновенная скорость. "Арго" буквально летел "впереди ветра" (5, IV, 299 - 302):

Мчатся на всех парусах по широкому морю, ликуя, 
Издали видя хребты Пафлагонских гор и Карамбис 
Не обогнув. Ни небесного светоча пламя, ни ветер 
Не покидали пловцов, пока они в Истр не вступили.

Так был сделан первый шаг по пути, который многие века сбивает с толку исследователей эпоса и заставляет их выбирать для аргонавтов маршруты один фантастичнее другого.

Одно из "призовых" мест здесь должен по праву занять упоминавшийся уже Л. Кэссон. Пленившись версией о том, что Руно - это крымская пшеница, он засылает аргонавтов в Азовское море, заставляет их для чего-то тащить "Арго" волоком через Перекоп, а заодно пробиваться через "ледяные поля у далеких зимних берегов России", которые отождествляет с Симплегадами Ясона и Одиссея (114, с. 64).

Злоключения аргонавтов начались после убийства младшего брата Медеи Абсирта. Чтобы внести замешательство в ряды колхов и выиграть время, Ясон по совету бежавшей с ним Медеи, чье имя переводится как "хитроумная", вызвал на переговоры ее брата, руководившего операцией по вызволению Руна. Встреча была назначена в храме, куда вход с оружием строго воспрещался. Ничего не подозревавший Абсирт явился на рандеву и был предательски сражен Ясоном.

Где это произошло? По мнению Плиния, у города, который носил некогда имя Абсирта (Батуми). А коли это так, то аргонавты на своем обратном пути не могли уйти слишком далеко. Иные называют местом убийства устье Истра. Ферекид Леросский, обосновывая эту версию, пишет, что, именно совершив это убийство, греки сумели попасть в блокированный Истр: Ясон и Медея, дескать, разрубили труп Абсирта на куски и разбросали по морю, дабы заставить Ээта собрать их и предать достойному погребению (иначе душа покойного будет обречена на вечные скитания, а страшнее этого древние ничего не могли себе представить).

Аполлонию все эти события представляются совершенно иначе. От Галиса аргонавты кратчайшим путем (он мог быть известен Медее) прибыли к Истру и двинулись вверх по течению. Оставим в стороне догадки относительно того, чьими периплами пользовался Аполлоний в описании этих столь удаленных от центра тогдашнего цивилизованного мира мест. Но едва ли у нас есть достаточно веские основания не доверять автору: он прекрасно сумел себя зарекомендовать предыдущим рассказом.

Другое дело - конкретная привязка. Так, Аполлоний упоминает Певку в устье Истра, куда прибыл "Арго". Такой остров, носивший имя Певки - жены Истра, действительно есть, но так ли он примечателен, чтобы войти в эпос? Теперь это сильно заиленный клочок суши в Дунавце (бывшем Священном русле Истра), на котором и воспоминания не осталось о населявшем его когда-то племени певкинов. А не описка ли это? Не имел ли в виду Аполлоний другой остров, широко прославленный с древнейших времен и расположенный чуть подальше, в 40 км от Килийского устья Дуная? На этом крошечном островке (его площадь всего 1,5 кв. км), который тем не менее является самым большим островом Черного моря, греки помещали Страну Блаженных и один из входов в Аид1. На этом острове существовал культ Ахилла: сюда привозили богатые дары этому герою, а в начале VI в. до н. э. воздвигли ему храм, остатки которого были обнаружены в конце прошлого века. Днем сюда приставали корабли, а ночью остров пустел - таков был сценарий культа. Этот остров назывался Левка (Белый), теперь он носит имя Змеиного. В пользу такой атрибуции есть и некоторые косвенные данные: общность воспитания Ясона и Ахилла (кентавр Хирон), героика их жизней, связь "Илиады" и "Одиссеи" с эпосом об аргонавтах. И еще одна деталь: аналогичный остров есть в 25 км от устья другой великой реки - Днепра, он назывался Ахиллесовым ристалищем, а теперь известен под именем Тендровской косы. На нем также существовал культ Ахилла, распространенный в Ольвии, на Березанском поселении и во всей прилегающей местности. Может быть, Аполлоний, стремясь избежать анахронизма (культ Ахилла мог возникнуть, вернее всего, после Троянской войны), намеренно назвал Певку, созвучием намекая на более достойный островок, географически расположенный примерно так же?

1 (Ср. у Авиена (45, 720 - 733): "Левка, горами белеющая, Левка, душ обиталище")

Название Певки и назначение Левки удивительным образом соединяются на родине Ясона: напротив Иолка, на фессалийском полуострове Певкеи, археологи обнаружили "город мертвых" иолкцев - Нелейю.

В своем рейсе по Истру аргонавты проходят и другие местности, описание которых свидетельствует о хорошем географическом кругозоре Аполлония: Лаврийскую (Нижнедунайскую) равнину, гору Ангур (скорее всего, Свинеча высотой 1226 м в Банатских горах), Кавлиакский утес (о. Велико-Ратно в Белграде), расположенный далеко за Ангуром и делящий Истр надвое1. Южный берег Велико-Ратно омывают воды самого крупного и полноводного притока Дуная - Савы, остальные берега - Дунай.

1 (К. Бартоломеус посылает отсюда аргонавтов "вниз по Эридану, к северу до Северного моря", подразумевая под Эриданом Рейн)

Пройдя Саву, которую аргонавты принимают за рукав Истра, "Арго" вошел в ее приток Дрин и достиг моря. (Возможны и другие пути: по р. Пиве с последующим 3-километровым волоком в р. Морачу, либо по р. Таре, из которой после 7 - 8-километрового волока можно попасть в приток Морачи. Морача впадает в оз. Шкодер, или Скадар, откуда по р. Буне, соединяющей озеро с морем, можно выйти в тот же Дринский залив Адриатики.)

Вот здесь-то аргонавтов и поджидал флот колхов, прибывший к берегам Иллирии через Проливы и Эгейское море. Преследуемые им, греки бросились на север (путь к югу был отрезан) и очутились в Кронийском море (северная часть Адриатики). Именно здесь, на Бригеидских островах (Далматинские острова в Риекском заливе, населенные в древности племенем бригов), в храме Артемиды и был, согласно Аполлонию, убит Абсирт, после чего Ясон отрубил ему конечности и похоронил, а затем со своими соратниками перебил всех колхов. В память об этом событии Бригеиды называли иногда Абсиртидами. С аргонавтами связаны здесь и некоторые Другие топонимы: например, город Пула на южной оконечности Истрии - это бывшая греческая колония Пола, основанная, как уверяет Страбон (33, С 216), остатками тех самых колхов, которые преследовали Ясона и Медею.

Счастливо избежав всех опасностей, "Арго" прибыл к Электриде (Янтарному) - "самому крайнему из всех островов у реки Эридана" (5, IV, 506)1. Закономерно возникает вопрос: откуда в Адриатике янтарь? И здесь приходится признать, что Аполлоний был куда сильнее в мифологии, чем в географии и экономике. Твердо помня, что Янтарный остров расположен в устье Эридана, но забыв, что были и другие Эриданы, и совершенно игнорируя данные о месторождении янтаря, он называет Электридой незначительный островок в дельте По, руководствуясь только географическим признаком: в относительной близости, у городов Триеста и Сплита, заканчивались "янтарные пути". Не исключено, что доставленный с Балтики янтарь привозили на этот остров, служивший перевалочной базой между Италией, Грецией и Иллирией. О подлинном Янтарном острове будет рассказано ниже, а пока последуем дальше за аргонавтами.

1 (Аристотель называет Янтарными (’′Ηλεκτριδες) всю эту группку островов, а не только "самый крайний" из них. Страбон отрицает наличие на них янтаря (33, С 215). Л. А. Ельницкий (83, с. 45) правильно отмечает, что древние считали Эриданом только низовья По, а верховья помещали далеко на севере, где, по слухам, водится янтарь)

Путь домой был открыт, и аргонавты вернулись туда, где их вождь обагрил святилище кровью Абсирта. Вот уже позади Либурнийские острова Дискелад, Исса и Питиея (у побережья между Истрией и Далматией), Керкира, Мелита (у берегов Иллирии), Керосс и остров Калипсо Нимфея. Кроме двух последних, все эти острова хорошо известны: сведения о Либурнах можно найти у Лукиана, Мелита знакома Аристотелю. (Еще с одной Мелитой - городом - мы встретимся в главе о Ганноне. Был и другой остров Мелита - Мальта. Это греческое слово означает "пчела".) Керавнийские горы в Иллирии, куда прибыл затем "Арго", Полибий отождествлял с нынешними Кимарами, а Вергилий помещал их чуть южнее - в Эпире.

Эти метания вдоль эпирских и иллирийских берегов были вызваны бурей, посланной богами, чтобы воспрепятствовать аргонавтам попасть домой: им надлежало прежде плыть на остров Эю к волшебнице Кирке (сестре Ээта), дабы очиститься от греха братоубийства и святотатства. Буря доставила корабль обратно к Электриде.

Сообразив, чего от них хотят олимпийцы, аргонавты вошли в воды Эридана (По), оттуда волоком перебрались в Родан (Рона) и вскоре оказались в Кельтском (Лионском) заливе Лигустийского моря (северо-западная часть Средиземного моря). Миновав Стойхады (они же Лигурийские, или Лигустийские, острова - нынешние Йерские около Тулона) и Эталию (Ильва, или Эльба), они достигли Эи, лежащей в Тирренском море.

Здесь их маршрут впервые соприкоснулся с маршрутом Одиссея (если не считать беглого упоминания Аполлонием острова Калипсо). Этим приемом автор как бы невзначай, мимоходом подкидывает мысль о равной значимости обеих поэм - своей и Гомеровой, поднимает "Аргонавтику" на уровень эпоса (чем вызвал гнев Каллимаха, обвинившего Аполлония в плагиате). Затем последовали другие "одиссеевские" места: остров сирен, Скилла и Харибда, Планкты, остров Гелиоса, остров феаков.

К острову феаков аргонавты прибыли от острова Гефеста, который расположен по соседству с Планктами и от которого им сопутствовал западный ветер Зефир. Гера, вздумавшая принять участие в судьбе аргонавтов, повелела богине радуги Ириде, исполнявшей (как и воспитанник Ино и Атаманта Гермес) обязанности олимпийского вестника (5, IV, 760 769):

                   ... Ты направься
К берегу тех островов, где всегда наковальни Гефеста
Медный гул издают под ударами молотов крепких.
Скажешь ему: пусть даст мехам он покой поддувальным,
Тех берегов не минует пока наш "Арго"... И к Эолу,
Да, ты к Эолу зайди, что ветрами воздушными правит.
Надо ему передать мою волю, чтоб он успокоил
В воздухе ветры, и пусть ни один из них не волнует
Моря... Пусть веет одно Зефира дыханье, покуда
В край Алкиноя, на остров феаков они не прибудут.

Обычно островом Гефеста называли Лемнос благодаря его вулкану Μοσυχλοος (Ирок). Именно здесь, в кузнице Гефеста, Прометей похитил божественный огонь. Однако схолиаст "Аргонавтики", руководствуясь, по его словам, не дошедшими до нас географическими описаниями Пифея из Массалии (Марсель), называет жилищем Гефеста один из островов вулканического Липарского архипелага. Как выяснилось сравнительно недавно, Пифей - серьезный ученый, безусловно заслуживающий доверия. К тому же от его родного города не так уж далеко до Липар. Какой же из семи островов и десятка скал этой группы можно назвать островом Гефеста? Если вспомнить римское имя Гефеста - Вулкан, переиначенное из этрусского Волкан, то на эту роль больше всего подходят доныне действующие Волькано и Стромболи. (К слову сказать, Волькано прежде носил имя Гиера, т. е. "Священный".) Как мы убедимся в дальнейшем, очень многие современные названия этимологически связаны с древними. Впрочем, Липарские острова занимают такую маленькую площадь, что мы со спокойной совестью можем назвать их все островами Гефеста.

Вот что представляли собой эти места во времена Полибия: "Между Липарой и Сицилией находится Фермесса, которую теперь называют Гиера Гефеста: весь остров каменист, безлюден и полон подземного огня; на острове 3 огненных потока, поднимающихся как бы из 3 кратеров. Из самого большого кратера пламя извергает также раскаленные глыбы... Когда... подует южный ветер, то остров застилает кругом туманная мгла, так что издали нельзя различить даже Сицилии; когда начинается северный ветер, то из... кратера поднимается вверх чистое пламя и усиливается доносящийся оттуда гул; при западном ветре, однако, сохраняется некоторым образом среднее положение" (33, С 275 - 276).

Плыть от Липар на восток ("...веет одно Зефира дыханье") можно только через Мессинский пролив. Этот курс приводит к Ионическому архипелагу, Коринфскому заливу и к бесчисленным островам, усеявшим Эгейское море (через Коринфский перешеек существовал самый древний известный нам волок Διολαος из Ионического моря в Эгейское, устроенный тираном-мудрецом Периандром). На вопрос о том, где находился остров феаков, мы попытаемся ответить в следующей главе, а пока запомним одно обстоятельство.

К острову феаков, где аргонавты, как и Одиссей, были гостями царя Алкиноя и царицы Ареты, вскоре (всего за день) прибыл новый флот колхов, потребовавших выдачи Медеи. Как сообщает Аполлодор, часть колхов даже осталась жить у феаков. Эта важная деталь позволяет предположить, что остров феаков, который Гомер называет Схерией, а другие его современники или предшественники - Дрепаной, располагался где-то недалеко от Проливов, у берегов Малой Азии, хотя Аполлоний явно имеет в виду Ионическое море: серпообразная Феакия, по его мнению, лежит "среди Керавнийского моря перед Ионийским заливом". Здесь он отдает дань той традиции, которая свойственна и исследователям маршрута Одиссея. Он не называет прямо островом феаков Керкиру, как это делают Фукидид и Страбон, потому что она фигурирует в поэме как самостоятельный географический объект.

Допустим, что колхи могли прибыть к Керкире тем путем, которым сюда пришли аргонавты (Истр - Сава - Дрин или Морача - Шкодер - Буна1). Но, во-первых, это противоречит логике поэмы: ведь до этого Аполлоний назвал кратчайшим путь через Проливы, а во-вторых, речной маршрут и впрямь куда длиннее и опаснее для тех, кто отважился бы пересечь напрямую Понт от Колхиды до Дунайского гирла; древние мореходы предпочитали, как правило, каботажное плавание (περιπλοος), противопоставляя его плаванию в открытом море - ποντοπορεια. Едва ли колхи составляли в этом смысле исключение.

1 (Эту систему очень долго считали единой рекой Истр, а устье Буны - его вторым устьем (см., напр.: 33, С 57). Верхнее и среднее течение Дуная считали самостоятельной рекой, притоком Истра, получившим у римлян название Данувий)

От Феакии аргонавты направились к югу - мимо Амбраки- онского залива. Здесь Аполлоний приводит читателя в хорошо известный из Лукреция (19, II, 633 - 639) край:

                     ...Диктейских Куретов, на Крите
Зевса младенческий крик заглушавших, коль верить преданью
Вместе с детьми, что вокруг дитяти в стремительной пляске
Мчались и медью о медь, кружась, ударяли размерно,
Чтобы ребенка Сатурн не настиг прожорливой пастью
И не поранил бы тем материнского сердца навеки.

Покинув Крит, аргонавты взяли курс на север - к Пелопоннесу. Здесь счастье снова их покинуло. Когда они огибали юго-восточную оконечность полу острова - мыс Малею, чтобы попасть в Дельфы и затем в Иолк, внезапная буря забросила "Арго" в Ливию - Северную Африку.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"