Новости

Библиотека

Словарь


Карта сайта

Ссылки






Литературоведение

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сестра оживляет Хулатая

Близ Хан-Харасуга шумит тайга, 
Молодая, как утро, поет тайга. 
Мохнатые ветви тянет она 
К зеленой цветистой поляне она. 
А там, на поляне, стоит шалаш. 
Листвою зеленой скрыт шалаш. 
Стоит одиноко шалаш травяной. 
В нем дочь Албыгана живет под горой. 

Однажды сиротка к ручью подошла, 
Плетеную вершу рукой подняла. 
Огорчилась, скупой проклиная свет. 
Ни одной рыбешки в верше нет! 
Наутро снова пришла к ручью, 
Торопясь взглянуть на добычу свою. 
Снова скупой проклинала свет. 
Ни одной рыбешки на завтрак нет!.. 

На третий день поднялась с трудом, 
До Хан-Харасуга добралась ползком. 
Вынула вершу, а рыбы нет. 
Померк для девушки солнечный свет. 
Легла в шалаше, как береста, бела. 
В голоде ночь с трудом провела. 
В жажде, в тоске эту ночь провела. 

...Весело светит крутой небосвод. 
Вдруг она слышит: кукушка поет. 
Вещая птица кого-то зовет, 
Вечным покоем уснуть не дает. 
Веки открылись, а сердце стучит, 
Вещая птица ей так говорит: 

"Слушай, уснувшая с болью в груди, 
Слушай, забывшая жизни красу. 
Счастье лежит у тебя впереди, 
Счастье тебе я сейчас принесу.
Статная, встань и покинь свой шалаш, 
Силу свою ты для жизни отдашь. 

В тайге трехветвистый увидишь саргай, 
Три стебелька ты рукой не срывай. 
Выкопай белые корни его. 
Вдаль посмотри, не сказав ничего, 
Вдали ты увидишь вершину земли, 
Ветер просторов увидишь вдали. 

Гордо взойди на крутой перевал. 
Камень там белый когда-то стоял. 
Облик коня ему ветер придал, 
Дождь его щедро водой поливал. 
Рядом увидишь ты камень другой - 
Синий камень с мужской головой. 

Возьми трехветвистый саргай поскорей, 
Отломи и пожуй один из корней 
И выплюнь саргая чудесный сок 
Каменной лошади прямо в висок. 
Корень второй пожуй на зубах 
И плюнь в синий камень, отбросив страх. 
А третий корень, пожевав, проглоти. 

Счастье тебя ожидает в пути. 
Радость твоя польет через край. 
Счастье тебе принесет саргай, 
Брата тебе вернет саргай. 
Имя которому - Хулатай. 

Вернись ты в шалаш той же тропой, 
Там ты увидишь сундук большой. 
Быстро сундук тот волшебный открой - 
Брызнет искрами свет золотой. 
Будет сиять и гореть пред тобой 
Блеском жемчужным наряд дорогой. 

Надень наряд и возьми платок, 
С золотыми каймами белый платок, 
Трижды шалаш свой вокруг обойди, 
Трижды платком дорогим взмахни 
И тогда, славная, увидишь ты 
Юрту шестиглавую такой красоты, 
Какой ты не видела никогда, 
Какой не запомнят былые года. 

Слушай, уснувшая с болью в груди. 
Слушай, забывшая жизни красу. 
Счастье лежит у тебя впереди, 
Счастье тебе я сейчас принесу. 
Твой отец Албыган - ты это знай. 
Твоя мать Ай-Арх - помни ее. 
Брат твой родимый - Хулатай. 
Чарых-Кеёк имя твое. 
Только смотри - здесь не ночуй. 
Толком запомни слово мое. 
Ты полетишь в дальний улус, 
К чудной земле, Чарых-Кеёк. 
Вещей кукушкою будешь лететь, 
На сосен верхушки будешь смотреть". 

Смолкла кукушка. 
Шум крыльев тугих 
Где-то за дальней горою затих. 
Встала, уснувшая с болью в груди, 
Встала, забывшая жизни красу, 
Видит - сияет ей свет впереди, 
Видит, саргай расцветает в лесу. 

Стеблей не срывая, копать начала. 
Корни саргая с собою взяла, 
Ветви саргая с собою взяла, 
Быстро взошла на крутой перевал. 
Там на вершине камень стоял, 
Облик коня ему ветер придал, 
Дождь его спину водой поливал. 

В ладонях зажала концы ветвей, 
Отломив, пожевала один из корней. 
И плюнула соком Чарых-Кеёк 
Каменной лошади прямо в висок, 
И с шумом упал кремневый наряд, 
И встала лошадь - Хара-Хулат. 

Корень второй взяла она в рот, 
Корень второй быстро жует, 
В синий камень соком плюет. 
Камень упал у нее на глазах. 
Комом в груди шевельнулся страх, 
Катится эхо в далеких горах... 

Пятится девушка - перед ней 
Богатырь поднялся из груды камней. 
Корень саргая схватила она, 
Страх отгоняя, жует она, 
Соки саргая пьет она. 
Сразу забилось сердце ее, 
Все помутилось в глазах у нее, 
Упал к ногам травяной покров - 
Одежда ее из травы и цветов, 
Плечи красивые обнажив, 
Груди прелестные обнажив. 

Стыд пробежал по спине, как мороз. 
Грудь прикрыли пятьдесят кос. 
Богатырь, восхитясь, словно к месту прирос, 
С губ не слетит ни один вопрос. 

Бросив на брата испуганный взгляд, 
Чарых-Кеёк обернулась назад. 
Скрыться от глаз любопытных спеша, 
Стрелой долетела до шалаша. 
За ней поспешил Хулатай - ее брат 
И конь его верный Хара-Хулат. 

...Смолк в отдаленье копытный стук. 
Увидела девушка белый сундук. 
Тронула крышку поспешной рукой - 
Брызнул искрами свет золотой, 
Блеском сиял там наряд дорогой, 
Белый платок с лучезарной каймой. 

Быстро оделась Чарых-Кеёк. 
Взяла осторожно белый платок. 
Трижды шалаш свой вокруг обошла, 
Трижды платком помахала она - 
Таких чудес и не знала она, 
Такой красоты не видала она. 

Хулатай, возвратись, удивленно глядит: 
Нет шалаша, юрта стоит, 
К золотому столбу он коня привязал, 
В юрту вошел и сестру не узнал. 
Низкий отвесил хозяйке поклон, 
Ласково с ней поздоровался он, 
Молча сел у стены на кровать. 
Девушка стала стол накрывать, 
Родного гостя спеша угощать. 

"Эк-кей, дорогая! - сказал Хулатай. - 
Меня, мертвеца, из камней подняла, 
Потухший огонь ты, радость зажгла, 
Друга-коня в награду дала. 
Не мучь же молчаньем сердце мое, 
Скажи драгоценное имя свое". 

"Эк-кей! - отвечала ему сестра. - 
Как огонь и угли одного костра, 
Так и мы с тобою брат и сестра. 
Албыган наш отец - ты это знай. 
Ай-Арх - наша мать. Помни ее. 
Брат ты мне с именем Хулатай, 
Чарых-Кеёк имя мое". 

Пока брат с сестрою вели разговор, 
Солнце склонилось к вершинам гор. 
...Вышла из юрты Чарых-Кеёк. 
Взглянула с тоскою на алый восток. 
Вскинула руки, как крылья, она, 
Светлой кукушкою стала она, 
И полетела к небу она, 
Туда, где бледнела вдали луна. 

Молча сестру Хулатай ожидал. 
Тихо с тревогой слова шептал: 
"Как тебя, милая, долго нет! 
Ярче становится лунный свет. 
Черною силой страшна луна, 
Как бы тебя не схватила она! 
Как бы не съел тебя сильный зверь 
С пастью, огромной, как эта дверь!" 

Вышел из юрты - сестрицы нет. 
Ярче становится лунный свет. 
Видит: кукушка летит от огня. 
Крикнул: "Вернись, не бросай меня!" 
Голос сестры вдруг зазвучал - 
То затухал, то нарастал. 

"Брат мой, брат мой, 
Брат Хулатай! 
Землю родную оберегай! 
Реки от недругов оберегай! 
Знаю я, верю - время придет, 
В море вот здесь превратится ручей, 
В лугах привольно пастись будет скот. 
И радостной будет жизнь для людей!" 

...Со стоном на землю упал Хулатай. 
Горько тогда зарыдал Хулатай. 
Покоя не зная, сестру зовет... 
...Лучами сияя, солнце встает, 
Возле столба, где конь стоит, 
Горе познавший недвижно лежит. 
Крыльев могучих шум услыхал. 
Птичьих перьев свист услыхал. 
Белого лебедя над собой увидал. 
Летит этот лебедь и говорит: 
"С надеждой летела я в эти края: 
Молодца увижу - думала я. 
А вижу, собака воет внизу, 
Собачью судьбу проклинает свою. 
...С надеждой летела я в эти края: 
Мудрость увижу - думала я. 
Но ветер надежду мою унес: 
У столба лежит бешеный пес!" 

"Погоди, белый лебедь! 
Хулатай закричал. - 
Злобой кипит обида моя! 
Таких лебедей видывал я!" 
...В белую юрту он забежал, 
Богатырский лук и стрелу взял, 
В лебедя целясь, спустил тетиву - 
Стрела полетела, свистя, в синеву. 

Подстреленный лебедь камнем упал. 
Хулатай за добычею поскакал, 
Подъехал и видит: не лебедь убит - 
Мертвая девушка здесь лежит. 
Плечи закрыли - пятьдесят кос, 
Спину закрыли - шестьдесят кос... 
Спрыгнул с коня, вынул стрелу, 
Кровь из груди полилась на траву. 
Хулатай подумал: "Умел я убить, 
Как же сумею ее оживить!" 

Начал себя по коленям бить, 
Начал слезы горячие лить: 
"Невестой ты, может, моею была! 
Зачем же взяла себе два крыла, 
Белые перья надела зачем, 
Птицей крылатой летела зачем". 

Так Хулатай рыдал три дня, 
Потом убитую положил на коня, 
К юрте привез, коня привязал, 
Красавицу молча на руки взял. 
И только к постели ее поднес - 
Труп этой девушки камнем оброс, 
Окаменело лицо ее, 
Окаменело тело ее. 

На каменном теле писал Хулатай: 
"Каждый живущий помни и знай: 
Всю землю обширную обойди, 
Под небом сияющим все обойди, 
Обшарь, обыщи весь белый свет - 
Краше жены Хулатая нет". 

Долго стоял он, лишенный сил. 
Жену одеялом любовно накрыл, 
Полог нарядный рукой опустил. 
Вышел из юрты, вскочил на коня,
К кургану подъехал, уздою звеня, 
Огромный каменный столб разыскал, 
От земли оторвав, на седло поднял, 
Коня повернул и назад поскакал, 
Камнем дверь юрты легко завалил, 
Хара-Хулата галопом пустил. 

Мчался вперед Хара-Хулат 
Туда, где цветет пышно закат... 
предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://litena.ru/ 'Литературное наследие'

Рейтинг@Mail.ru