Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки







Темы Скачать windows но ЗвонилокНет.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

5) Анализ образов Анны Андреевны, Марьи Антоновны и второстепенных персонажей комедии: купцов, мещанок (1 час)

Ограниченность времени па изучение комедии не дает возможности учителю фронтально анализировать образы остальных персонажей комедии.

Однако совсем обойти этих действующих лиц невозможно. Мастерство Гоголя великолепно сказалось и в их создании.

Наиболее рациональным и экономным приемом, способствующим ознакомлению учащихся с этими персонажами, не перегружающим их и одновременно дающим возможность испробовать свои силы в самостоятельном анализе, являются индивидуальные доклады.

К очередному уроку учащиеся индивидуально или группой готовят доклады по заранее данным учителем вопросам и на уроке выступают перед классом с подготовленным материалом.

Целесообразны выступления и остальных учащихся с вопросами, замечаниями, дополнениями. Учитель поправляет выступающих и обобщает материал.

Темы докладов следующие:

1. Образы Анны Андреевны и Марьи Антоновны;

2. Образы купцов;

3. Образы мещанок.

Рассмотрим каждую тему в отдельности.

ПЕРВАЯ ТЕМА. Анализ образов Анны Андреевны и Марьи Антоновны

Задание к теме:

1. Какие черты жены и дочери городничего обнаруживаются при появлении их на сцене (действие 1, явл. 6; действие III, явл. 1-3)? Как эти черты проявляются в их речи?

2. Как показаны в комедии взаимоотношения между Анной Андреевной и Марьей Антоновной?

3. Как обрисованы Анна Андреевна и Марья Антоновна в сценах с Хлестаковым (действие III, явл. 6; действие IV, явл. 12-14)?

4. Отметьте поведение и особенности речи Анны Андреевны в V действии, в момент ее торжества.

5. Подчеркните некоторые особенности лексики этих персонажей: слова, характеризующие их как кокеток, иностранные слова, просторечные выражения.

Примерное содержание урока

Яркие жизненные характеры представлены Гоголем в образах жены и дочери городничего. Перед нами типичные провинциальные модницы, жеманницы, кокетки. Они лишены каких-либо общественных стремлений, сами ничем не занимаются, и все их помыслы направлены на наряды и кокетство.

Гоголь говорит об Анне Андреевне, что она воспитана «на романах и альбомах». В комедии больше показано, как эта страсть к романам и альбомам выражена у дочери, видимо, воспитывающейся под руководством своей матери.

Так, в III действии Марья Антоновна обнаруживает знакомство с популярным романом Загоскина «Юрий Милославский», в IV действии она просит Хлестакова написать ей в альбом «какие-нибудь стишки».

Образы Анны Андреевны и Марьи Антоновны очень тонко раскрываются еще в I действии (явл. 6), когда они впервые появляются на сцене.

Их суетливость, любопытство, взволнованность (особенно матери) хорошо оттеняются скупыми авторскими ремарками: «вбегают на сцену», «говорит скоро», «подбегает к окну и кричит», «свешивается в окно», «кричит до тех пор, пока не опускается занавес».

Но главным образом характер Анны Андреевны проявляется в ее речи.

Поток восклицательных и вопросительных выражений: «Где ж? где ж они? Ах, боже мой!», «Муж! Антоша! Антон!», «Антон, куда, куда? что, приехал?» и др., обнаруживает пустое любопытство. Отсюда-огорчение и обида: «После?... вот новости»; настойчивость: «Я не хочу после»; угроза в адрес мужа «Я тебе вспомню это!»; упреки по отношению к дочери: «А все ты, а все за тобой»; передразнивание ее: «И пошла копаться: «я булавочку, я косынку», или дальше: «А все эта (пренебрежительно аттестует она дочь): «Маменька, маменька, погодите» и т. д.; огорчение и разочарование: «Вот тебе и сейчас! Вот тебе ничего и не узнали!»

Очевидно, в то время как чиновники взволнованно обсуждали приезд ревизора, в соседних комнатах Анна Андреевна и Марья Антоновна, узнав о приглашении чиновников, решили во что бы то ни стало выведать подробно о приехавшем столичном госте.

Любопытство их все больше разгоралось. Особенно, как говорит Анна Андреевна, смутил Марью Антоновну голос почтмейстера, и это заставило молодую кокетку дольше обычного «жеманиться» перед зеркалом.

Это «проклятое кокетство» дочери задержало их, и отсюда естественное раздражение Анны Андреевны и ее упрек в адрес дочери.

Важнейшая черта Анны Андреевны - ее любопытство - подчеркивается несколькими выразительными деталями.

Ее в приехавшем ревизоре интересует одно: «что он, полковник?» Невольно вспоминаются слова Фамусова о пристрастии к военным: «К военным людям так и льнут». И еще одна деталь. Сиена заканчивается живым диалогом с внесценическим образом - Авдотьей. Из этого диалога мы слышим только одного участника, т. е. Анну Андреевну, но ее речь полна восклицательных интонаций, взволнованности, в этом выражается ее крайнее нетерпение («побеги, расспроси, куда поехали», «посмотри в щелку и узнай все, и глаза какие» и т. д.).

В начале III действия мы застаем мать и дочь «в тех же самых положениях» у окна, как и в конце 1 действия.

«Уж целый час дожидаемся», - заявляет в первой же реплике Анна Андреевна.

Их нетерпение и волнение оттеняются ремарками автора: Марья Антоновна «всматривается в окно и вскрикивает»; Анна Андреевна «машет платком», «кричит в окно».

В разговоре Анны Андреевны с Марьей Антоновной, приводящем обычно их к препирательству, заметна одна характерная особенность: если дочь высказывает какую-нибудь свою, неожиданную для матери мысль, то это высказывание вызывает резкую реплику матери.

Так, в начале III действия Марья Антоновна, всматриваясь в окно, раньше матери увидела кого-то, идущего вдали. «Кто-то идет, вон в конце улицы», - восклицает она. Это сразу вызывает повышенную реакцию матери: «Где идет? у тебя вечно какие-нибудь фантазии».

И дальше: Марья Антоновна разглядела Добчинского: «Это Добчинский, маменька». Мать, еще не рассмотревшая идущего, тотчас же возражает: «Какой Добчинский? тебе всегда вдруг вообразится этакое».

Эта же особенность заметна и в разговоре о «Юрии Мило-славском» (действие III, явл. 6), и в догадках о том, на кого смотрел приехавший гость (действие III, явл. 8).

В этих препирательствах с дочерью интересно не только го, что они возникают по пустякам, не только то, что Анна Андреевна придает своим словам резкость, придирчивость, но еще и то, что, перехватывая слова дочери, сама же обвиняет ее в споре: «Ну да, Добчинский,- заявляет она, разглядев, наконец, Добчинского в вышеприведенном разговоре в III действии, - теперь я вижу; из чего же ты споришь?

«Можно ли лучше поддержать достоинство матери, - писал по поводу этой сцены Белинский, - как не быть всегда правою перед дочерью и не делая всегда дочь виноватою перед собою? Какая сложность элементов выражена в этой сцене: уездная барыня, устарелая кокетка, смешная мать! Сколько оттенков в каждом ее слове, как значительно, необходимо каждое ее слово!» (1. «В. Г. Белинский о Гоголе», Гослитиздат, 1949, стр. 137). Ярко раскрываются две кокетки, мать и дочь, в III действии (явл. 3), когда они спорят о нарядах. Напускная любезность, галантность Анны Андреевны бросаются в глаза в том месте комедии, когда в их доме появляется Хлестаков. Она подчеркнуто вежливо обращается к гостю. «Прошу покорно садиться», унижается перед ним, заискивающе кокетничает с ним, льстит ему:

«Вы это так изволите говорить для комплимента», «Помилуйте, я никак не смею принять на свой счет» и др.; щеголяет иностранными словами: «для комплимента», «вояжировка».

Для характеристики образов жены и дочери городничего чрезвычайно показательны дальнейшие сцены их с Хлестаковым (действие IV, явл. 12-14).

Марья Антоновна обнаруживает в сцене с Хлестаковым (явл. 12) свою неопытность, несамостоятельность, и в речи ее ощущается наивность и интеллектуальная бедность. Она робко и неумело отвечает на комплименты Хлестакова. И только когда Хлестаков перешел границы, Марья Антоновна «в негодовании» не выдерживает и резко заявляет: «Нет, это уж слишком... Наглость такая!»

Совсем иначе ведет себя в сиене с Хлестаковым (явл. 13) Анна Андреевна, более опытная в делах кокетства и желающая нравиться. Увидя Хлестакова на коленях перед дочерью,, она прежде всего обрушивается на дочь, как на виновницу этого эпизода.

«Это что за поступки такие?» - набрасывается она на дочь...- «Поди прочь отсюда! Слышишь, прочь, прочь! И не смей показываться на глаза!» И выгоняет ее, плачущую, вон.

У Хлестакова, наглости которого она не подозревает, она просит извинения, не забывая показать ему свою «культурность» («какой пассаж!», «делаете декларацию насчет моей дочери»), и даже не удивляется сделанному ей предложеиию.

Но стоило только вновь неожиданно появиться Марье Антоновне, как из уст матери сразу же посыпался град упреков, причем она не постеснялась выставить себя образцом для подражания: «перед тобою мать твоя! Вот каким примерам ты должна следовать!» Гоголь мастерски разоблачает Анну Андреевну этим ее собственным признанием.

Высшей степени раздражение Анны Андреевны против дочери достигает тогда, когда она узнает от Хлестакова, что он «влюблен» не в нее, а в дочь, и это негодование опять-таки изливается на Марью Антоновну (а не на пего, как обманщика): она в глаза при госте называет дочь «дура», «эдакая дрянь» и грозит ей: «Ну вот, право, стоит, чтобы я нарочно отказала: ты не достойна такого счастья».

Характер Анны Андреевны выпукло обрисован и в последнем действии, в момент ее мнимого торжества (явл. 1). Здесь отчетливо обнаруживается мелочное самолюбие, чванливость Анны Андреевны. Она свысока говорит со своим мужем: ее не удивляет, как его, родство с такой знатной персоной. Муж в ее глазах - «простой человек», он «никогда не видел порядочных людей».

На вопрос мужа, где они будут жить - здесь или в Питере, она высокомерно заявляет: «Натурально, в Петербурге. Как можно здесь оставаться!»

Она намечает себе круг будущих знакомых: «твои знакомые будут не то, что какой-нибудь судья-собачник», «знакомые твои будут с самым тонким обращением: графы и все светские...» Прихоти у нее большие: «Я не иначе хочу, чтоб наш дом был первый в столице и чтоб у меня в комнате такое было амбре, чтоб нельзя было войти» и т. д.

Расчувствовавшаяся городничиха полна беспочвенных мечтаний. В ней, осчастливленной Хлестаковым, явственно выступают черты хлестаковщины.

Так, ее мечтания о том, что она в столице «будет разные небывалые супы кушать», заставляют вспомнить парижский суп Ивана Александровича, а в ее желании иметь дом «первый в столице» слышится буквальное повторение хвастливых слов Хлестакова.

Когда гости поздравляют Анну Андреевну с выпавшим на ее долю счастьем, она расхваливает жениха и одновременно проявляет заметную нелюбезность по отношению к пришедшим гостям. Стоило им обратиться к городничему с просьбой не забыть их в то время, когда он получит генеральский чин, а ему согласиться помочь им («готов стараться»), Анна Андреевна надменно заявляет: «тебе не будет времени думать об этом. И как можно, и с какой стати себя обременять этакими обещаниями?»

А дальше еще грубее: «ведь не всякой же мелюзге оказывать покровительство», она оскорбительная реплика, вызывающая справедливую обиду и осуждение гостей, по существу завершает образ Анны Андреевны в комедии и способствует ее несомненному разоблачению.

Так, через поведение и языковую характеристику Гоголь с исключительным блеском подверг решительной критике образ городничихи, ставя ее во взаимоотношения с городничим, дочерью, Хлестаковым, гостями.

Подчеркнем некоторые особенности лексики Анны Андреевны. Ее речи свойственны слова, связанные с ее женским кокетством («жеманиться», «волочиться», «кокетство» и др.), комплименты в адрес гостя («Какой приятный», «такой прекрасный, воспитанный человек, самых благороднейших правил» и др.) и его слуги («любезный»), иностранные слова для большего шика и показа своей образованности («вояжировка», «пассаж», «декларация», «натурально», «амбре»).

К просторечным словам Анна Андреевна обращается редко. Это и понятно: она хочет производить впечатление образованной, культурной, лишь иногда просторечные слова срываются с ее языка, особенно когда она раздражена («пошла копаться»,«он за ней волочится», «толку не доберусь», «мелюзга» и др.); нередко она в свою речь вставляет слова и выражения официально-светского стиля («изволите говорить», «вы делаете декларацию насчет моей дочери», «какой чести удостаивает нас Иван Александрович» и др.).

Для речи Анны Андреевны характерна недоговоренность мысли и замена самого важного понятия совершенно неопределенными словами: этакое, такое, в некотором роде, что, разумеется, свидетельствует о несомненном убожестве ее интеллекта и языка.

Вот несколько примеров:

«Тебе всегда вдруг вообразится этакое (действие III, явл. 1) (совсем неясно, что хочет вложить она в это слово; ведь речь идет о том, что Добчинский или кто-то другой приближается к дому); «сейчас можно увидеть столичную штучку. Приемы и все это такое» (действие III, явл. 8) (это служит похвалой, видимо, манерам и обращению гостя); «Мы кой-что знаем такое...», - обращается она к дочери, вкладывая в это слово какую-то женскую тайну (действие III, явл. 9). Или: «я в некотором роде...,- обращается она к ломающемуся перед ней, стоящему на коленях и просящему ее руки Хлестакову; она не отталкивает его, а пытается как-то легкомысленно" лавировать, - я замужем» (действие IV, явл. 13). Анне Андреевне свойственна такая форма выражения: когда она раздражается на свою дочь, то говорит ей в глаза в 3-м лице, например: «Воображает, что он за ней волочится» (действие I, явл. 6), а негодуя на мужа, обращается к нему на вы: «Об этом (т. е. относительно обращения с гостем) я уж советую вам не беспокоиться» (действие III, явл. 9).

Марье Антоновне отведено в комедии значительно меньшее месте, чем ее матери, но типичность этого образа несомненна, и речевая характеристика способствует его раскрытию.

Марья Антоновна почти все время находится рядом с матерью, как типичная маменькина дочка, и живет одними с ней интересами.

К матери она внешне почтительна, обращается к ней на «вы», почти в каждой реплике называет ее «маменька»

Окружающая среда накладывает на нее свой отпечаток, поэтому она гак же увлечена модами, платьями. Совсем еще юная кокетка, она уже интересуется почтмейстером, Хлестаковым, внимательно следит за его словами, жестами, хотя пока она еще неопытна в сердечных делах, не развращена. В разговоре с Хлестаковым (действие IV, явл. 12) она старается уйти от его назойливых, смущающих ее комплиментов и переводит разговор то на погоду, то на стихи в альбом.

Но в ней проявляется смелость в высказывании своих мыслей в разговоре с матерью, с гостем и его слугой, настойчивое желание отстоять свое мнение, высказать свой вкус.

Лексический состав ее речи очень несложен и прост, хотя Гоголь очень тонко подчеркнул в нем несомненное подражание матери - вот ее школа.

В ее речи и буквальное употребление слов матери («Ах, какой пассаж!»), и подслушанное в семье выражение официально-казенного характера («вы почитаете меня за такую провинциалку»), и употребление слова эдакое с многозначительным смыслом, когда Хлестаков рассыпается в комплиментах («Вы все эдакое говорите»).

ВТОРАЯ ТЕМА. Анализ образов купцов

Задание к теме:

1. Каково положение купцов в городе? Откуда это видно?

2. Как называют купцы Хлестакова в диалоге с ним? Как это их характеризует?

3. Как характеризует купцов просьба, которую они подают Хлестакову?

4. В чем смысл жалобы купцов на городничего?

5. Как речь купцов (слова, интонации) в V действии раскрывает их зависимость от городничего?

Примерное содержание урока

Купцам отведено в комедии очень мало места: они появляются всего-навсего в двух сценах (действие IV, явл. 10, и действие V, явл. 2), произносят лишь несколько реплик. Но Гоголю этого было достаточно, чтобы показать типичные черты купцов николаевской эпохи. Важно отметить, что Гоголь один из первых в русской литературе создал образы купцов, показав их взаимоотношения с городской властью, некультурность их и пр. Купцы притесняются городничим. Поэтому, как только услышали они о приезде какого-то петербургского начальника, они добиваются встречи с ним, чтобы подать ему свою жалобу на городничего.

Мы слышим голоса купцов в IV действии еще до того момента, как они появляются на сцене (явл. 9). Они просят Осипа: «Допустите, батюшка», и настоятельно объясняют, что тяжелые обстоятельства жизни вынудили их добиваться этой встречи: «Вы не можете не допустить. Мы за делом пришли».

Еще более почтительны они к Хлестакову. Унижаясь перед ним, они с подчеркнутым уважением обращаются к нему «твоей милости прибегаем. Прикажите, государь, просьбу принять». Следует отметить в этом обращении сочетание единственного и множественного числа и употребление эпитета «государь».

Само адресование просьбы, поданной в окно и тут же прочитанной Хлестаковым, служит прекрасным показателем безграмотности, неосведомленности и крайней степени унижения челобитчиков: «Его высокоблагородному Светлости Господину Финансову». Недаром такое обращение вызвало удивление Хлестакова: «Черт знает что: и чина такого нет!»

Унижение купцов хорошо оттеняется подбором просительных интонаций и уважительных обращений к Хлестакову:

«Не погуби, государь», «Не побрезгай, отец наш», «сделайте такую милость, ваше сиятельство» (отмечаем опять смешение форм единственного и множественного числа).

Этим стремлением уважить и расположить к себе объясняется наличие в речи купцов и ласкательных суффиксов существительных («подносик вместе возьмите», «и сахарцу»)

Купцы пришли к Хлестакову как к влиятельному лицу, за «делом»: они жалуются на городничего. В этом смысл всей сцены с купцами в IV действии (явл. 10): «целом бьем вашей милости», - по старинке говорят они.

Характеризуя городничего, стремясь как можно сильнее очернить его, они прибегают к ряду гиперболических выражений: «такого городничего никогда еще... не было...», «такие обиды чинит. что описать нельзя», «постоем совсем заморил, хоть в петлю полезай» и др.

Купцы стараются обвинить городничего во взяточничестве, в притеснениях, в нанесении обид. Они стремятся дословно воспроизвести речь своего обидчика, чтобы сильнее его очернить: «Схватит за бороду, говорит: «Ах ты, татарин!»; «Сукна увидит штуку, говорит: «Э, милый, это хорошее суконцо: снеси-ка его ко мне». Или: «Я тебя не буду, говорит, подвергать телесному наказанию или пыткой пытать - это, говорит, запрещено законом, а вот ты у меня, любезный, поешь селедки!»

Передавая слова городничего, купцы не упускают и тех ласкательно-иронических обращений, с которыми городничий адресуется к ним («милый», «любезный»).

Кстати, в последних репликах бросается в глаза и фразеологическая бедность и однообразие речи купцов, несколько раз повторяющих «говорит».

Реплики купцов свидетельствуют об их низкой культуре. Отсюда ряд неправильных, искаженных слов и выражений: «обижательство», «вишь ты», «кажись», «понапрасну» «не по поступкам поступает», «порядок всегда исполняем», «мы против этого не стоим», «не то уж говоря, чтоб какую деликатность, всякую дрянь берет» и др.

Встречаются в речи купцов и просторечные слова и выражения: «супружнице», «прекословить» и др.

Для усиления своих слов и придания им большей достоверности купцы повторяют: «ей-ей», «ей-богу»; дважды употребляют излюбленный оборот, выражающий безвыходность положения: «в петлю полезай».

Интересна еще одна лексическая деталь.

С целью лучше разъяснить свои слова купцы употребляют слово «то есть»:

«Если бы, то есть, чем-нибудь не уважали его»;

«то есть, не то уже говоря, чтоб какую деликатность, всякую дрянь берет» и др.

Второй раз читатель встречается с купцами в V действии (явл. 2), в момент торжества городничего. В этой сцене у купцов всего только четыре коротких реплики, но как они выразительны! В этой сцене мы слышим глумление торжествующего притеснителя и лаконичные реплики купцов. Первая - приветствие: «Здравия желаем, батюшка!» (здесь и бодрое настроение, и почтительное обращение).

Остальные три - сознание своей виновности: «лукавый попутал», «и закаемся вперед жаловаться», «не гпевись только», «не погуби». Во всех трех репликах одно и то же обращение: «Антон Антонович».

Просторечносгь языку купцов придают такие, слова, как «закаемся», «хошь».

Униженное положение купцов, лишившихся надежды получить какую-то помощь, оттеняется сопровождающей три реплики авторской ремаркой («кланяясь» - два раза, «кланяются в ноги»).

Таким образом, через поведение и речь купцов мы знакомимся с их положением в городе, их взаимоотношениями с городничим, их культурой.

В обеих сценах купцы унижаются то перед Хлестаковым, в котором видят начальника, то перед городничим. Но во второй сцене выступают и другие типичные черты купцов: они с малолетства обманывают народ, надувают казну, кичатся своим купеческим званием. Узнаем мы и о том, что купцы вступают в сделку с самим же городничим, который помогает им «сплутовать»: купец «строил мост и написал дерева на двадцать тысяч, тогда как его и на сто рублей не было», т. е. делал то, за что -следовало бы «спровадить в Сибирь».

Так, в «Ревизоре» Гоголь показал, что купцы не только терпят притеснения от городничего, но отличаются и хищничеством, и плутовством, и страстью к наживе.

ТРЕТЬЯ ТЕМА. Анализ образов мещанок (слесарши и унтер-офицерши)

Образы двух мещанок (слесарши и унтер-офицерши) интереснее всего раскрыть через сопоставление их речи по следующему плану.

1. Выражение в речи персонажей почтительности и уважения к высокой особе:

Слесарша:

«милости прошу», «отец мой», «отец наш».

Унтер-офицерша:

«милости прошу», «батюшка», «отец мой».

2. Формулирование цели прихода:

Слесарша:

«на городничего челом бью».

Унтер-офицерша:

"на городничего...пришла"

3. Изложение жалобы:

Слесарша:

подробно излагает жалобу «Мужу-то моему приказал забрить лоб в солдаты, и очередь-то на нас не припадала, да и по закону нельзя: он женатый», рассказывает историю дела (о сыне портного-пьянчужки, о сыне купчихи Пантелеевой).

Унтер-офицерша:

говорит кратко "высек", потом объясняет : "Бабы-то наши задрались на рынке, а полиция не подоспела, да и схвати меня, да так отрапортовали"

4. В чем просьба?

Слесарша: говорит кратко: «высек», потом объясняет: «Бабы-то наши за дрались на рынке, а полиция не подоспела, да и схвати меня Да так отрапортовали».

У слесарши нет четко выраженной просьбы, она излагает лишь претензии, жалобу на городничего, сцену, когда ее прерывает на полуслове Хлестаков и «выпроваживает», она заканчивает словами- «Не позабудь, отец наш! Будь милостив!»

Унтер-офицерша:

Конкретная просьба: «за ошибку-то повели ему заплатить штрафт».

5. Особенности речи:

Слесарша:а) Бранные слова в адрес городничего:

Слесарша:

«мошенник» (6 раз): «подлец».

Унтер-офицерша:

(Этого нет.)

б) Проклятия в адрес городничего и пожелания зла:

Слесарша:

«Пошли ему бог всякое зло, чтоб ни детям его, ни ему..., ни дядьям., ни теткам его ни в чем никакого прибытку не было», «и тетке всякая пакость» и т д.

Унтер-офицерша:

(Этого нет.)

в) Попытка дословно передать речь Городничего:

Слесарша:

«На что,- говорит,- тебе муж? он уж тебе не годится». «Он,- говорит,- вор хоть он теперь и не украл, да все равно,- говорит,- он украдет» и т. д.

Унтер-офицерша:

(Этого нет.)

г) Лексическое своеобразие

Слесарша:

«забрить лоб в солдаты», «очередь - тона нас не припадала «околел», «поперхнулся», «пьянюжка» - просторечные слова и выражения,

Унтер-офицерша:

«задрались», «не подоспела», «отрапортовали» - слова военного лексикона Неверная форма слов «штрафт», «неча».

Речь двух мещанок представляет замечательные образцы их индивидуализации средствами языковой характеристики. Каждая из них появляется в одном лишь явлении и произносит несколько реплик (по 6 реплик). Но как рельефно обрисованы характеры!

С одной стороны, многословная, бранчливая, шумная, грубая, одновременно крайне неконкретная в выражении своих мыслей, своей просьбы слесарит; с другой стороны, более скромная, тихая, сдержанная, менее говорливая, конкретно выражающая свои мысли унтер-офицерша.

Рассмотрение двух речевых стилей, несомненно, поможет лучше понять мастерство Гоголя индивидуализировать речь даже эпизодических персонажей.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"