Новости

Библиотека

Словарь


Карта сайта

Ссылки






Литературоведение

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Лирика и ее виды

Лирика - это литературный род, в котором непосредственно воспроизводятся чувства, мысли, настроения поэта, вызванные взволновавшими его явлениями жизни. Л. И. Тимофеев отмечает, что "лирика - это отражение всего многообразия действительности в зеркале человеческой души, во всех тончайших нюансах человеческой психики и во всей полноте речевой экспрессии, им отвечающей"*.

*(Л. И. Тимофеев. Основы теории литературы, стр. 108.)

В отличие от всех других литературных родов лирика прежде всего и больше всего ориентируется на эмоциональное восприятие читателя. А это сближает ее с другой областью искусства - музыкой, которая также представляет собой образное выражение человеческих переживаний и воздействует именно на чувства человека. Даже само название литературного рода ("лира" - музыкальный инструмент в древней Греции) подчеркивает связь его с музыкой. Этот синтез слова и музыки сохранился до сих пор и обусловил выделение смежных родов, таких как лирико-вокальный и музыкально-драматический.

Генетическая связь поэзии с музыкой проявляется в ее подчиненности ритму и многим другим специфическим особенностям этого искусства (вплоть до развития лейтмотивов или композиционных форм типа рондо или баллады). Музыкальность поэзии признана и поэтами, и композиторами. Развитие лирики всегда в значительной мере было связано с развитием музыки.

Специфической особенностью лирики является субъективное отражение переживаний в образах.

Субъективное восприятие действительности проявляется в поэзии по-разному. Явным преувеличением выглядит попытка некоторых литературоведов свести содержание любого лирического произведения лишь к "самовыражению" поэта, лишь к раскрытию его "я", рассматриваемого к тому же в узко-биографическом плане. Даже в самых интимных стихотворениях, таких, например, как "Я вас любил" Пушкина, выражены не только чувства автора, но и то, что близко, что глубоко понятно и дорого читателям. Другими словами, через конкретное, неповторимо-индивидуальное переживание поэта передается общее, существенное, характерное, что и составляет специфику образного воспроизведения жизни.

Во многих лучших произведениях художник типизирует те переживания, которые являются либо концентрацией его эмоций, либо становятся как бы их проекцией для передачи вымышленному герою, который наделен качествами, поэту непосредственно не свойственными. В связи с этим и возникает важный вопрос о лирическом герое. Введение этого понятия в литературоведение оправдано стремлением теоретиков разграничить авторское "я" и типизированное "я" вымышленного героя, чувства и мысли которого выражаются в произведении от первого лица.

Еще Н. Г. Чернышевский в статье "Стихотворения графини Ростопчиной" утверждал, что "не следует предполагать, будто каждое "я", излагающее в лирической пьесе свои ощущения, по необходимости есть "я" самого автора, которым написана пьеса"*.

*(Н. Г. Чернышевский. Полл. собр. соч., т. 3, стр. 455-456.)

Рассматривая стихотворения, подобные "Черной шали" Пушкина, можно говорить лишь о лирическом герое, который создан творческим воображением автора и который своеобразно выражает чувства и мысли, его взволновавшие.

Понятие лирического героя нельзя также истолковывать слишком широко, ассоциируя его с образом повествователя в эпосе. Лирический герой является лишь одной из возможностей выражения а произведении личности поэта. Советский критик Л. Гинзбург справедливо утверждает, что "в лирике авторское сознание может быть выражено в самых разных формах - от персонифицированного лирического героя до абстрактного образа поэта, включенного в классические жанры, и, с другой стороны, до всевозможных "объективных" сюжетов, персонажей, предметов, зашифровывающих лирического субъекта именно с тем, чтобы он продолжал сквозь них просвечивать"*.

*(Л. Гинзбург. О лирике. М.-Л., 1964, стр. 6.)

Эта "зашифрованность лирического субъекта" особенно характерна для эпиграмм и мадригалов, в которых изображаются конкретные персонажи, а субъективное отношение к ним автора проявляется именно в оценке определенных их качеств, преднамеренно утрированных, а главное односторонне подобранных и изолированных от других, характеризующих облик человека-прототипа.

В то же время надо признать условность разграничений образа лирического героя и образа поэта. Еще Н. В. Гоголь справедливо писал о том, что в любом произведении в большей или меньшей степени отражается личность самого автора. Однако в стихотворениях, подобных пушкинскому "Памятнику", поэт непосредственно выражает свои мысли, чувства, раздумья о поэтическом труде, о значении творчества, о связи литературы с жизнью. Поэтическая декларация, выраженная в произведении, полностью совпадает со взглядами самого автора. Перед нами встает образ поэта с его волнениями, тревогами, симпатиями, с его философскими раздумьями.

В других стихотворениях образ поэта сближается с образом повествователя. В некрасовском "Размышлении у парадного подъезда" все события передаются через восприятие автора, выступающего очевидцем зловещей несправедливости и жестокой бессердечности власть имущих, их пренебрежительного отношения к тяготам и нуждам народа. Образ поэта раскрывается через его эмоциональное отношение к изображенным событиям.

Во многих лирических стихотворениях образ поэта выступает наряду с центральными персонажами в реальной бытовой обстановке (например, в стихотворениях "Школьник" Некрасова или "Товарищу Нетте - пароходу и человеку" Маяковского).

В лирическом стихотворении могут быть воспроизведены и образы-персонажи, выступающие вполне объективно, независимо от автора. Таков, например, образ Катюши в одноименной песне Исаковского. Однако чувства этих образов-персонажей окрашены симпатиями и антипатиями самого поэта. В сатирических стихотворениях эти авторские эмоции выражаются в форме прямого осуждения художником отрицательных явлений действительности.

Проблема сюжета в лирике весьма сложна. Одни исследователи относят все или почти все лирические стихотворения к произведениям бессюжетным в связи с тем, что в них непосредственно не передается развитие событий. Другие рассматривают этот вопрос слишком широко, без учета специфики рода.

Безусловно, пейзажные стихотворения сюжета не имеют. Это относится и к тем лирическим произведениям, которые лишь описывают определенные эмоциональные состояния (эпитафии, мадригалы и т. д.).

О своеобразном, так называемом лирическом сюжете может идти речь применительно к произведениям, рисующим сложное развитие нарастания чувств. В этом смысле можно говорить, например, о стихотворении А. С. Пушкина "Я вас любил", раскрывающем историю отношений лирического героя с любимой.

Вполне определенно о сюжете можно говорить в связи с характеристикой тех стихотворений, в которых в форме воспоминаний или в виде отклика отражаются события из жизни героев, история их отношений, изменения их судеб.

В XIX в. начался тот процесс сближения лирической поэзии с эпической прозой, который определил широкое использование элементов эпического сюжета даже в таких традиционных лирических жанрах, как послание или элегия.

В одних стихотворениях композиция непосредственно обусловлена сюжетом, в других она подчинена развитию центрального образа. Этот образ, выступающий сначала непосредственно, может быть затем заменен метафорой, как, например, в стихотворении "Огонек" Исаковского.

Часто композиционная целостность произведения достигается с помощью кольца-повтора (порой измененного) первых строк (строфы) в начале его и в конце.

Классификация лирических произведений

Классификация лирических произведений по видам и разновидностям весьма сложна. Многообразие лирических стихотворений, выражающих самые различные оттенки чувств, настроений, переживаний; более определенная, чем в произведениях других родов, зависимость жанра от особенностей композиции и языка, а также от ритмики и строфики - все это затрудняет систематизацию, делает весьма трудным разграничение по какому-либо единому принципу.

Существовали разные принципы жанрового разграничения лирики.

В античности, а затем в эпоху классицизма стремились отчетливо дифференцировать жанры по форме и содержанию. Рационалистические воззрения классицистов обусловливали установление определенных жанровых канонов. В дальнейшем многие традиционные виды лирики не получали своего развития (эклога, эпиталама, пастораль), другие изменили характер, приобретая иной социальный смысл (элегия, послание, эпиграмма).

В поэзии со второй половины XIX в. весьма условными стали разграничения между сохранившимися видами. Послание, например, нередко приобретало особенности элегии или оды.

Почти изжила себя классификация, основанная на разграничении стихотворений по строфике. От нее в современной европейской поэзии остались лишь выделение сонетов, а в восточной поэзии - восьмистиший, газелей, рубаий и некоторых других устойчивых строфических форм.

Наиболее распространена сейчас классификация по тематическому принципу. В соответствии с ней разграничивают лирику на патриотическую (например, "Стихи о советском "паспорте" Маяковского), социально-политическую ("Коммунистическая марсельеза" Бедного), историческую ("Бородино" Лермонтова), философскую ("Человек" Межелайтиса), интимную, ("Строки любви" Щипачева), пейзажную ("Весенняя гроза" Тютчева).

Конечно, это разграничение очень условно, и поэтому одно и то же стихотворение может быть отнесено к различным видам. Так, "Бородино" Лермонтова - произведение и историческое, и патриотическое. В пейзажных стихах Ф. И. Тютчева выражены его философские идеи (например в "Фонтане"). "Стихи о советском паспорте" Маяковского, относимые обычно к патриотической лирике, с неменьшим основанием можно рассматривать и как образец социально-политического, и как пример интимного стихотворения. В связи с этим при определении вида необходимо учитывать соотношение в лирическом произведении различных лейтмотивов, определяя, какому из них принадлежит доминирующая роль.

Вместе с тем в современной поэзии продолжают появляться лирические стихотворения, соответствующие в большей или меньшей степени таким традиционным жанровым формам, как эпиграмма, послание, элегия, ода.

Ода

В современном литературоведении ода обычно определяется как лирическое стихотворение, прославляющее важное историческое событие или выдающуюся историческую личность.

Истоки оды - в античной поэзии. Однако в древней Греции этим названием обозначали не только хвалебные песни, но и произведения различного содержания, исполняемые под аккомпанемент музыкального инструмента. На развитие этого жанра в дальнейшем особое воздействие оказали "эпиникии" (хвалебные оды) древнегреческого поэта Пиндара (518-442 гг. до н. э.), прославлявшие героев - победителей состязаний в торжественной, насыщенной изысканными тропами и фигурами форме. Оды Пиндара и Горация рассматривались как образцы классицистами, выработавшими основные критерии этого жанра. Уже в творчестве основоположника классицизма во Франции Ф. Малерба (1555-1628) ода выступила как "высший" жанр, наиболее точно и полно отражающий принципы этого литературного направления. Ода служила восхвалению абсолютной монархии и ее приверженцев, прославлению побед королей и полководцев. Торжественная возвышенность содержания определяла своеобразие композиции и особенности языка.

Поэты прибегали в одах к многочисленным тропам (особенно метафорам и перифразам) и риторическим фигурам. Слова из живого разговорного языка, а тем более просторечия и вульгаризмы, из од изгонялись как чуждые ее возвышенной природе. К обязательным требованиям, предъявляемым к оде, относились точность строфического построения (наиболее употребительной была десятистрочная строфа), чистота ритмического строя (недопустимость пиррихиев), звучность рифм, недопустимость переносов и т. д.

Теория и практика французских классицистов оказала сильное влияние на развитие этого жанра в литературах других европейских стран вплоть до конца XVIII в.

Оды предназначались для произнесения в торжественной, праздничной обстановке, что сближало их с выступлениями ораторов.

В русской поэзии торжественные оды создавались М. В. Ломоносовым, Г. Р. Державиным и другими классицистами. Ставшая хрестоматийной "Ода на день восшествия на Всероссийский престол ее величества государыни императрицы Елизаветы Петровны 1747 года" Ломоносова представляет собой классический образец произведений этого жанра. "Ода Ломоносова, - писал Ю. Тынянов - может быть названа ораторской не потому или не только потому, что она мыслится произносимой, но потому, главным образом, что ораторский момент стал определяющим, конструктивным для нее. Ораторские принципы наибольшего воздействия и словесного развития подчинили и преобразили все элементы слова...".

Выдающийся русский поэт Г. Р. Державин, придерживаясь в своем "Рассуждении "О лирической поэзии или об оде" этих классицистических принципов, в творческой практике значительно расширил тесные рамки этого жанра. Так, в "Фелице" Державина наблюдаются недопустимые по законам жанра просторечия, изображение бытовых деталей, ирония и даже сатирический элемент.

В дальнейшем эволюционировали и содержание, и форма оды. В творчестве прогрессивных поэтов XIX в. критика тиранов сочеталась с прославлением свободы. Таковы ода "Вольность" Радищева, одноименное стихотворение Пушкина, ряд произведений поэтов-декабристов. К созданию од обращались особенно часто в годы подъема революционного движения. Однако этот во многом риторический, традиционный жанр не соответствовал основным принципам прогрессивного романтизма и критического реализма. Во второй половине XIX в. ода уступает место гимнам, кантатам, ораториям и другим видам лирико-вокального рода. В этом нельзя не заметить возвращения к истокам одической поэзии, органически связанной с музыкой на заре своего развития.

В советской поэзии "Оду революции" создал В. В. Маяковский. К созданию произведений этого жанра обращались и другие поэты. Серьезные изменения в специфике оды, происшедшие в этот период, выражаются в значительном сокращении объема, в обновлении лексики, в более ограниченном использовании тропов и фигур.

Элегия

Значительную эволюцию претерпела в истории мировой поэзии и элегия. Она ведет начало от античного вокального жанра - жалобной песни (сам термин произошел от названия древнегреческого инструмента, сопровождавшего эту песню).

Однако в дальнейшем термином "элегия" стали обозначать произведения различных областей искусства: в музыке - небольшие инструментальные произведения грустного, скорбного характера, в поэзии - небольшие лирические стихотворения, выражающие печаль. Широкое распространение этот жанр получил у сентименталистов. "Элегия, написанная на сельском кладбище" Грея оказала сильное воздействие не только на английскую поэзию, но и на творчество немецких, французских и русских поэтов, в частности на В. А. Жуковского.

К жанру элегии обращались И. Гете, Ф. Шиллер, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, которые наполняли эти стихотворения глубокими философскими раздумьями, искренними, взволнованными чувствами и переживаниями. Такова, например, элегия А. С. Пушкина "Безумных лет угасшее веселье..." (1830), проникнутая печалью минувших дней и тяжелыми предчувствиями.

К жанру элегии близки (некоторые произведения Н. А. Некрасова и др. Однако в поэзии критического реализма она постепенно утрачивает свои специфические видовые особенности. Содержание даже самых скорбных лирических стихотворений этих поэтов не исчерпывается лишь сожалением о личных утратах, в них отражаются социальные противоречия. Элегия приобретает и общественный характер. Таково, например, стихотворение "Памяти Добролюбова" Некрасова. В нем горечь о безвременной гибели молодого талантливого друга выливается в гражданскую скорбь поэта об утрате одного из лучших сыновей Родины.

В литературе социалистического реализма этот жанр в своем классическом виде почти не развивается. Очень близко по содержанию к элегии стихотворение В. В. Маяковского "Товарищу Нетте - пароходу и человеку". Оно наполнено раздумьями о судьбе друга, погибшего в борьбе с врагами за Советскую власть, и вместе с тем (проникнуто оптимизмом, верой в бессмертие героев, отдавших жизнь народу. Все это резко противоречит той грустной эмоциональной настроенности, которая определяла специфику этого вида.

В эпоху Великой Отечественной войны в интимной лирике отчетливо проявлялись те особенности, которые позволяют многие из стихотворений отнести к элегиям ("С тобой и без тебя" Симонова, "Я убит подо Ржевом" Твардовского и др.). "Печаль, грусть, горечь утрат, сжимающее сердце чувство жалости - вот их эмоциональное содержание, - пишет современный исследователь Кузьмичев. - Но не только грусть или горькое чувство определяет их тон... Великая правда чувства в них связана с глубокой тревогой за судьбу отечества"*. Оптимизмом, нерасторжимой связью личного и общественного отличаются и близкие к элегии стихотворения Я. Смелякова, Н. Заболоцкого, М. Светлова, написанные в послевоенные годы.

*(И. Кузьмичев. Жанры русской литературы военных лет. Горький, 1962, стр. 166.)

Послание

Послание - это стихотворение, написанное в форме обращения чаще всего к известному, непосредственно названному собственным именем лицу. В нем поэты выражают свои мысли и чувства, вызванные событиями политической, научной, литературной борьбы. В соответствии с этим и различают основные разновидности посланий: политические ("К Чаадаеву" Пушкина), научные (послание Ломоносова к Шувалову "О пользе стекла"), литературные ("Эпистола о стихотворстве" Сумарокова). Распространены также очень близкие к эпиграммам и мадригалам, но более пространные, чем они, шутливые и сатирические послания. ("Послание к слугам моим" Фонвизина). Стихотворения этого жанра отличаются обычно задушевностью, остроумием.

Сама форма обращения предоставляет возможность непосредственного изложения взглядов, высказываемых близким друзьям, единомышленникам. При всей своей конкретной "привязанности" даже к определенным историческим личностям, каждое поэтическое послание обладает обобщающим характером. Многие из них настолько насыщены теоретическими положениями, полемикой по научным проблемам, что приближаются к трактатам. Это и обусловило отнесение послания некоторыми литературоведами к дидактической поэзии или к публицистике.

Возникновение стихотворного послания как самостоятельного вида лирики относят к тому времени, когда в римской поэзии с произведениями этого жанра выступили Гораций и Овидий. К нему охотно обращались и поэты позднейших литературных эпох (Вольтер, Руссо, Гете и др.).

Содержание и форма посланий в различных литературных направлениях эволюционировали от более рационалистических и условных у поэтов XVIII в. к предельно эмоциональным, непосредственным, близким к обычному письму стихотворениям у представителей романтизма.

Расцвет послания в русской поэзии связан с творчеством А. С. Пушкина и поэтов-декабристов, придавших ему острую социально-политическую направленность, агитационно-пропагандистский характер и вместе с тем исключительную эмоциональную напряженность, простую и изящную форму. "Послание в Сибирь" А. С. Пушкина и ответ декабриста А. И. Одоевского ("Струн вещих пламенные звуки...") принадлежат к шедеврам этого жанра.

Исследователи русской лирики отмечают падение интереса к посланию в литературе второй половины XIX в., считая, что в дальнейшем поэты пользуются им преимущественно в целях стилизации. Однако в советской поэзии этот жанр получил интенсивное развитие, приобретая отчетливую конкретность и публицистичность ("Послание пролетарским поэтам" Маяковского, "Открытое письмо" Симонова и др.).

Эпиграмма

По своему объему, а главное по содержанию, эпиграмма резко отличается от од, элегий и посланий. Так сейчас называют лаконичные сатирические или юмористические стихотворения, направленные против определенного лица или события. Эти произведения отличаются своеобразной композицией. Они состоят обычно из двух частей - посылки, сообщающей приметы того лица или события, о котором говорится в стихотворении, и краткой завершающей остроты (франц. point), которая своей неожиданностью, меткостью, афористичностью определяет смысл эпиграммы. Такова, например, известная эпиграмма А. С. Пушкина на графа М. С. Воронцова (1824):

 Полу-милорд, полу-купец, 
 Полу-мудрец, полу-невежда, 
 Полу-подлец, но есть надежда, 
 Что будет полным наконец. 

Эпиграмма имеет сложную многовековую историю. В древнегреческой поэзии так назывались надписи на памятниках умершим или на каких-либо предметах (само слово "эпиграмма" на древнегреческом языке означает "надпись").

Античные эпиграммы отличались особым ритмом: первая строка представляла собой гекзаметр, вторая - пентаметр. Впоследствии эпиграммами в античной поэзии стали называться любые стихотворения, соответствующие этой стихотворной форме (элегическому дистиху). От них ведут свое происхождение так называемые антологические эпиграммы, представляющие собой краткие стихотворения философского характера, написанные элегическим дистихом. Они создавались и в русской поэзии XIX в. Образцом антологической эпиграммы является стихотворение А. С. Пушкина, адресованное Н. И. Гнедичу - переводчику "Илиады" Гомера:

Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи, 
Старца великого тень чую смущенной душой*. 

*(А. С. Пушкин, Поли. собр. соч., т. 3, стр. 183.)

Более интенсивное развитие получила другая разновидность эпиграммы - сатирическая. Исследователи считают родоначальниками этого жанра римских поэтов Марциала и Катулла, создателей едких и остроумных стихотворений с неожиданными концовками. К этому жанру обращались многие французские и немецкие поэты XVIII-XIX вв., в том числе Ж. Лафонтен, И. Гете, Ф. Шиллер.

Расцвет этого жанра в русской поэзии относится к первой трети XIX в. Получившие распространение с конца XVII в. в нашей литературе разновидности эпиграммы - бытовая, политическая, литературная - в этот период становятся острым оружием в борьбе прогрессивных поэтов с реакционными явлениями русской действительности. Такова резко обличительная эпиграмма А. С. Пушкина на царя Александра I.

В середине и во второй половине XIX в. роль эпиграммы в литературной и политической борьбе в России начинает ослабевать в связи с возникновением и развитием тех сатирико-публицистических жанров (фельетонов, памфлетов и др.), которые позволяли более определенно и целенаправленно обличать врагов свободы. Однако и в этот период остроумные эпиграммы создают Н. А. Некрасов, Н. П. Огарев, М. Михайлов и другие представители революционной демократии. В последние десятилетия XIX в. происходит "измельчание" эпиграммы, которая откликается лишь на мелкие бытовые вопросы или малозначительные явления литературной жизни.

Возрождение эпиграммы в русской поэзии связано с творчеством поэтов социалистического реализма. Еще в дооктябрьские годы Д. Бедный удачно использовал этот жанр для обличения представителей самодержавно-буржуазной России. В советской поэзии успешно разрабатывали эпиграмму В. В. Маяковский, С. Я. Маршак, М. Светлов. К этому жанру обращаются А. Безыменский, С. Смирнов, Э. Кроткий и другие сатирики.

В литературе последних лет наметилось тесное сближение эпиграммы с подписью к дружескому шаржу и с так называемой короткой басней.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

установка унитаза под ключ москва










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://litena.ru/ 'Литературное наследие'

Рейтинг@Mail.ru