Новости

Библиотека

Словарь


Карта сайта

Ссылки






Литературоведение

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я






предыдущая главасодержаниеследующая глава

А. С. Пушкин

Несчастие Клита

 Внук Тредьяковского Клит гекзаметром песенки пишет, 
 Противу ямба, хорея злобой ужасною дышит;
 Мера простая сия всё портит, по мнению Клита,
 Смысл затмевает стихов и жар охлаждает пиита,
 Спорить о том я не смею, пусть он безвинных поносит,
 Ямб охладил рифмача, гекзаметры ж он заморозит.

1813

"Арист нам обещал трагедию такую..."

 Арист нам обещал трагедию такую,
 Что все от жалости в театре заревут,
 Что слезы зрителей рекою потекут. 
 Мы ждали драму золотую.
 И что же, дождались - и, нечего сказать,
 Достоинству ее нельзя убавить весу,
 Ну, право, удалось Аристу написать
 Прежалкую пиесу.

1814

(Подражение французскому) ("Супругою твоей я так пленился...")

 Супругою твоей я так пленился,
 Что если б три в удел достались мне,
 Подобные во всем твоей жене,
 То даром двух я б отдал сатане,
 Чтоб третью лишь принять он согласился.

1814

<На М. С. Рыбушкина> ("Бывало, прежних лет герой...")

 Бывало, прежних лет герой,
 Окончив славну брань с противной стороной,
 Повесит меч войны средь отческия кущи;
 А трагик наш Бурун, скончав чернильный бой,
 Повесил уши.

1814

<На А. С. Шишкова, С. А. Ширинского-Шихматова и А. А. Шаховского> ("Угрюмых тройка есть певцов...")

 Угрюмых тройка  есть певцов -
 Шихматов, Шаховской, Шишков,
 Уму есть тройка супостатов -
 Шишков наш, Шаховской, Шихматов.
 Но кто глупей из тройки злой?
 Шишков, Шихматов, Шаховской!

8 декабря 1815

<На Е. Н. Пучкову> ("Зачем кричишь ты, что ты дева...")

 Зачем кричишь ты, что ты дева,
 На каждом девственном стихе?
 О, вижу я, певица Ева,
 Хлопочешь ты о женихе.

1816

<На Н. М. Карамзина> ("Послушайте: я сказку вам начну...")

 "Послушайте: я сказку вам начну
 Про Игоря и про его жену,
 Про Новгород, про время золотое,
 И наконец про Грозного царя..."
 - "И, бабушка, затеяла пустое!
 Докончи нам "Илью-богатыря"".

1816

Любопытный

 "Что ж нового?" - "Ей-богу, ничего". 
 -	"Эй, не хитри: ты, верно, что-то знаешь. 
 Не стыдно ли: от друга своего, 
 Как от врага, ты вечно всё скрываешь.
 Иль ты сердит: помилуй, брат, за что?
 Не будь упрям: скажи ты мне хоть слово..." 
 -	"Ох! отвяжись, я знаю только то, 
 Что ты дурак, да это уж не ново".

Между 1813 и 1817

<На А. К. Разумовского> ("Ах! боже мой, какую...")

 "Ах! боже мой, какую
 Я слышал весть смешную:
 Разумник получил ведь ленту голубую",
 - "Бог с ним!  я недруг никому:
 Дай бог и царствие небесное ему".

Между 1813 и 1817

<На С. А. Ширинского-Шихматова> ("Пожарский, Минин, Гермоген...")

 Пожарский, Минин, Гермоген,
 или Спасенная Россия.
 Слог дурен, темен, напыщен -
 И тяжки словеса пустые.

Между 1813 и 1817

<На В. К. Кюхельбекера> ("Покойник Клит в раю не будет...")

 Покойник Клит в раю не будет:
 Творил он тяжкие грехи.
 Пусть бог дела его забудет,
 Как свет забыл его стихи!

Между 1813 и 1817

Двум Александрам Павловичам

 Романов и Зернов лихой, 
 Вы сходны меж собою?
 Зернов! хромаешь ты когой, 
 Романов головою.
 Но что, найду ль довольно сил 
 Сравненье кончить шпицом?
 Тот в кухне нос переломил, 
 А тот под Австерлицом.

Между 1813 и 1817

<На М. Т. Каченовского> ("Бессмертною рукой раздавленный зоил...")

 Бессмертною рукой раздавленный зоил,
 Позорного клейма ты вновь не заслужил!
 Бесчестью твоему нужна ли перемена?
 Наш Тацит на тебя захочет ли взглянуть?
 Уймись - и прежним  ты стихом доволен будь,
 Плюгавый выползок из гузна Дефонтена!

1818

<На Н. М. Карамзина> ("В его "Истории" изящность, простота...")

 В его "Истории" изящность, простота
 Доказывают нам, без всякого пристрастья,
 Необходимость самовластья И прелести кнута.

1818

<НА А. С. Стурдзу> ("Холоп венчанного солдата...")

 Холоп венчанного солдата,
 Благодари свою судьбу.
 Ты стоишь лавров Герострата
 И смерти немца Коцебу.

1819

История стихотворца

 Внимает он привычным ухом 
 Свист; Марает он единым духом 
 Лист; Потом всему терзает свету 
 Слух; Потом печатает - и в Лету 
 Бух!

Между 1817 и 1820

<На А. А. Аракчеева> ("Всей России притеснитель...")

 Всей России притеснитель,
 Губернаторов мучитель
 И Совета он учитель,
 А царю он - друг и брат.
 Полон злобы, полон мести,
 Без ума, без чувств, без чести,
 Кто ж он? Преданный без лести
 <...> грошевой солдат.

Между 1817 и 1820

<На А. Н. Голицына> ("Вот Хвостовой покровитель...")

 Вот Хвостовой покровитель,
 Вот холопская душа,
 Просвещения губитель,
 Покровитель Бантыша!
 Напирайте, бога ради,
 На него со всех сторон!
 Не попробовать ли сзади?
 Там всего слабее он.

Между 1817 и 1820

<На А. А. Аракчрева> ("В столице он - капрал, в Чугуеве - Нерон...")

 В столице он - капрал, в Чугуеве - Нерон:
 Кинжала Зандова везде достоин он.

1819 или 1820

<На В. К. Кюхельбекера> ("За ужином объелся я...")

 За ужином объелся я,
 А Яков запер дверь оплошно -
 Так было мне, мои друзья,
 И кюхельбекерно и тошно.

<На Н. И. Гнедича> ("C тобою в спор я не вступаю...")

 C тобою в спор я не вступаю,
 Что жесткое в стихах твоих встречаю;
 Я руку наложил,
 Погладил - занозил.

<На М. Т. Каченовского> ("Хаврониос! ругатель закоснелый...")

 Хаврониос! ругатель закоснелый,
 Во тьме, в пыли, в презреньи поседелый,
 Уймись, дружок! к чему журнальный шум;
 И пасквилей томительная тупость?
 Затейник, зол, с улыбкой скажет глупость,
 Невежда глуп, зевая, скажет ум.

1820

"Как брань тебе не надоела!.." ("Как брань тебе не надоела!..")

 Как брань тебе не надоела!
 Расчет короток мой с тобой:
 Ну, так, я празден, я без дела,
 А ты бездельник деловой.

1820

<На Ф. И. Толстого> ("В жизни мрачной и презренной...")

 В жизни мрачной и презренной
 Был он долго погружен,
 Долго все концы вселенной
 Осквернял развратом он.
 Но, исправясь понемногу,
 Он загладил свой позор,
 И теперь он - слава богу -
 Только что картежный вор.

1820

"Хоть, впрочем, он поэт изрядный..."

 "Хоть, впрочем, он  поэт изрядный,
 Эмилий   человек   пустой".
 - "Да ты чем полон, шут нарядный?
 А, понимаю: сам собой;
 Ты полон дряни, милый мой!"

1821

<На М. Т. Каченовского> ("Клеветник без дарованья...")

 Клеветник без дарованья,
 Палок ищет он чутьем,
 А дневного пропитанья
 Ежемесячным враньем.

1821

"Лечись - иль быть тебе Панглосом..."

 Лечись - иль быть тебе Панглосом,
 Ты жертва вредной красоты -
 И то-то, братец, будешь с носом,
 Когда без носа будешь ты.

1821

"Князь Г. - со мною незнаком..."

 Князь Г. - со мною незнаком.
 Я не видал такой негодной смеси;
 Составлен он из подлости и спеси,
 Ко подлости побольше спеси в нем.
 В сраженьи трус, в трактире он бурлак;
 В передней он подлец, в гостиной он дурак.

1821

<На А. А. Давыдову> ("Иной имел мою Аглаю...")

 Иной имел мою Аглаю
 За свой мундир и черный ус,
 Другой за деньги - понимаю,
 Другой за то, что был француз,
 Клеон - умом ее стращая,
 Дамис - за то, что нежно пел.
 Скажи теперь, мой друг Аглая,
 За что твой муж тебя имел?

1822

"У Клариссы денег мало..."

 У Клариссы денег мало,
 Ты богат; иди к венцу:
 И богатство ей пристало,
 И рога тебе к лицу.

1822

<На М. С. Воронцова> ("Полу-милорд, полу-купец...")

 Полу-милорд, полу-купец,
 Полу-мудрец, полу-невежда,
 Полу-подлец, но есть надежда,
 Что будет полным наконец.

1824

"Тимковский царствовал - и все твердили вслух..."

 Тимковский царствовал - и все твердили вслух,
 Что в свете не найдешь ослов подобных двух.
 Явился Бируков, за ним вослед Красовский, -
 Ну, право, их умней покойный был Тимковский!

1824

<На М. Т. Каченовского> ("Охотник до журнальной драки...")

 Охотник до журнальной драки,
 Сей усыпительный зоил
 Разводит опиум чернил
 Слюнею бешеной собаки.

1824

На трагедию гр. Хвостова, изданную с портретом Колосовой

 Подобный жребий для поэта
 И для красавицы готов:
 Стихи отводят от портрета,
 Портрет отводит от стихов.

Между 1821 и 1824

Жив, жив курилка!

 "Мак! жив еще Курилка-журналист?" 
 -	"Живехонек! всё так же сух и скучен" 
 И груб, и глуп, и завистью размучен, 
 Всё тискает в свой непотребный лист 
 И старый вздор и вздорную новинку". 
 -	"Фу! надоел Курилка-журналист! 
 Как загасить вонючую лучинку? 
 Как уморить Курилку моего? 
 Дай мне совет". - "Да... плюнуть на него".

1825

Еx ungue leonем

(По когтям <узнают> льва (латинск.). - Ред)

 Недавно я стихами как-то свистнул
 И выдал их без подписи моей;
 Журнальный шут о них статейку тиснул,
 Без подписи ж пустив ее, злодей.
 Но что ж? Ни мне, ни площадному шуту
 Не удалось прикрыть своих проказ:
 Он по когтям узнал меня в минуту,
 Я по ушам узнал его как раз.  

1825

<На Ф. Н. Глинку> ("Наш друг Фита, Кутейкин в эполетах...")

 Наш друг Фита, Кутейкин в эполетах
 Бормочет нам растянутый псалом:
 Поэт Фита, не становись Фертом!
 Дьячок Фита, ты Ижица в поэтах!

1825

<На М. Т. Каченовокого> ("Словесность русская больна...")

 Словесность русская больна.
 Лежит в истерике она
 И бредит языком мечтаний,
 И хладный между тем зоил
 Ей Каченовский застудил
 Теченье месячных изданий.

1825

<На Александра I> ("Воспитанный под барабаном...")

 Воспитанный под барабаном,
 Наш царь лихим был капитаном:
 Под Австерлицем он бежал,
 В двенадцатом году дрожал,
 Зато был фруктовой профессор!
 Но фрунт герою надоел -
 Теперь коллежский он асессор
 По части иностранных дел!

Между 1820 и 1825

Разговор Фотия с гр. Орловой

 "Внимай, что я тебе вещаю:
 Я телом евнух, муж душой". 
 -	"Но что ж ты делаешь со мной?" 
 -	"Я тело в душу превращаю".

Между 1820 и 1825

154

Гр. Орловой-Чесменской

 Благочестивая жена
 Душою богу предана,
 А грешной плотию
 Архимандриту Фотию.

Между 1822 и 1825

На Фотия

 Полу-фанатик, полу-плут;
 Ему орудием духовным
 Проклятье, меч, и крест, и кнут.
 Пошли нам, господи, греховным,
 Поменьше пастырей таких -
 Полу-благих, полу-святых.

Между 1822 и 1825

Эпиграмма (Из антологии)

 Лук звенит, стрела трепещет,
 И, клубясь, издох Пифон;
 И твой лик победой блещет,
 Бельведерский Аполлон!
 Кто ж вступился за Пифона,
 Кто разбил твой истукан?
 Ты, соперник Аполлона,
 Бельведерский Митрофан.

1827

<На Б. М. Федорова> ("Пожалуй, Федоров, ко мне не приходи...")

 Пожалуй, Федоров, ко мне не приходи;
 Не усыпляй меня - иль после не буди.

1828

Литературное известие

 В Элизии Василий Тредьяковский 
 (Преострый муж, достойный много хвал) 
 С усердием принялся за журнал. 
 В сотрудники сам вызвал 
 Поповский, Свои стихи Елагин обещал; 
 Курганов сам над критикой хлопочет,
 Блеснуть умом Письмовник снова хочет;
 И, говорят, на днях они начнут,
 Благословись, сей преполезный труд, -
 И только ждет Василий Тредьяковский,
 Чтоб подоспел <Михайло Каченовский>

1829

<На И. Е. Великопольского> ("Поэт-игрок, о Беверлей-Гораций...")

 Поэт-игрок, о Беверлей-Гораций,
 Проигрывал ты кучки ассигнаций,
 И серебро, наследие отцов,
 И лошадей, и даже кучеров -
 И с радостью на карту б, на злодейку,
 Поставил бы тетрадь своих стихов,
 Когда б твой стих ходил хотя в копейку.

1829

<На М. Т. Каченовского> ("Журналами обиженный жестоко...")

 Журналами обиженный жестоко,
 Зоил Пахом печалился глубоко;
 На цензора вот подал он донос;
 Но цензор прав, нам смех, зоилу нос.
 Иная брань, конечно, неприличность,
 Нельзя писать: Такой-то де старик,
 Козел в очках, плюгавый клеветник,
 И зол и подл; всё. это будет личность.
 Но можете печатать, например,
 Что господин парнасский старовер
 (В своих статьях) бессмыслицы оратор,
 Отменно вял, отменно скучноват,
 Тяжеловат, и даже глуповат;
 Тут не лицо, а только литератор.

1829

"Как сатирой безымянной..."

 Как сатирой безымянной
 Лик зоила я пятнал,
 Признаюсь: на вызов бранный
 Возражений я не ждал.
 Справедливы ль эти слухи?
 Отвечал он? Точно ль так?
 В полученьи оплеухи
 Расписался мой дурак?

1829

<На Н. И. Надеждина> ("Седой Свистов! ты царствовал со славой...")

 Седой Свистов! ты царствовал со славой;
 Пора, пора! сложи с себя венец:
 Питомец твой, младой, цветущий, здравый,
 Тебя сменит, великий наш певец!
 Се: внемлет мне маститый собеседник,
 Свершается судьбины произвол,
 Является младой его наследник:
 Свистов II вступает на престол!

1829

<На Н. И. Надеждина> ("Мальчишка Фебу гимн поднес...")

 Мальчишка Фебу гимн поднес.
 "Охота  есть, да  мало  мозгу.
 А сколько лет ему, вопрос?" - 
 "Пятнадцать". - "Только-то? Эй, розгу!"
 За сим принес семинарист
 Тетрадь лакейских диссертаций,
 И Фебу вслух прочел Гораций,
 Кусая губы, первый  лист.
 Отяжелев, как от дурмана,
 Сердито Феб его прервал
 И тотчас взрослого болвана
 Поставить в палки приказал.

1829

Собрание насекомых

 Какие крохотны  коровки!
 Есть, право, менее булавочной головки.

Крылов

 Мое собранье насекомых
 Открыто  для   моих  знакомых:
 Ну что за пестрая семья!
 За ними где ни рылся я!
 Зато какая сортировка!
 Вот <Глинка> - божия коровка, 
 Вот <Каченовский> - злой паук, 
 Вот и <Свиньин> - российский жук, 
 Вот <Олин> - черная мурашка, 
 Вот <Раич> - мелкая букашка. 
 Куда их много набралось! 
 Опрятно за стеклом и в рамах 
 Они, пронзенные насквозь, 
 Рядком торчат на эпиграммах.

1829

<На Н. И. Надеждина> ("Надеясь на мое презренье...")

 Надеясь на мое презренье,
 Седой зоил меня ругал,
 И, потеряв уже терпенье,
 Я эпиграммой отвечал.
 Укушенный желаньем славы,
 Теперь, надеясь на ответ, 
 Журнальный шут, холоп лукавый,
 Ругать бы также стал. - О нет!
 Пусть он, как бес перед обедней,
 Себе покоя не дает:
 Лакей, сиди себе в передней,
 А будет с барином расчет.

1829

<На Н. И. Надеждина> ("В журнал совсем не европейский...")

 В журнал совсем не европейский,
 Где чахнет старый журналист,
 С своею прозою лакейской
 Взошел болван семинарист.

1829

<На Ф. В. Булгарина> ("Не то беда, что ты поляк...")

 Не то беда, что ты поляк:
 Костюшко лях, Мицкевич лях!
 Пожалуй, будь себе татарин, -
 И тут не вижу я стыда;
 Будь жид - и это не беда;
 Беда, что ты Видок Фиглярин.

1830

<На Ф. В. Булгарина> ("Не то беда, Авдей Флюгарин...")

 Не то беда, Авдей Флюгарин,
 Что родом ты  не русский барин,
 Что на Парнасе ты цыган,
 Что в свете ты Видок Фиглярин:
 Беда, что скучен твой роман.

1830

К переводу "Илиады"

 Крив был Гнедич поэт, преложитель слепого
 Гомера, Боком одним с образцом схож и его перевод.

1830

<На М. А. Дондукова-Корсакова> ("В Академии наук...")

 В Академии наук
 Заседает князь Дундук.
 Говорят, не подобает
 Дундуку такая честь;
 Почему ж он заседает?
 Потому что есть чем сесть.

1835

Русскому Гесперу

 Куда ты холоден и сух!
 Как слог твой чопорен и бледен?
 Как в изобретеньях ты беден!
 Как утомляешь ты мой слух!
 Твоя пастушка, твой пастух
 Должны  ходить в овчинной  шубег
 Ты  их  морозишь налегке!
 Где ты нашел их: в шустер-клубе
 Или на Красном кабачке?

Между 1827 и 1836

"Коль ты к Смирдину войдешь..."

 Коль ты к Смирдину войдешь,
 Ничего там не найдешь.
 Ничего ты там не купишь,
 Лишь Сенковского толкнешь
 Иль в Булгарина наступишь.

Между 1832 и 1836

<На А. Ф. Смирдина> ("Смирдин меня в беду поверг...")

 Смирдин меня в беду поверг,
 У торгаша сего семь пятниц на неделе.
 Его четверг на самом деле -
 Есть после дождичка четверг.

<1836>

предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://litena.ru/ 'Литературное наследие'

Рейтинг@Mail.ru