Новости

Библиотека

Словарь


Карта сайта

Ссылки






Литературоведение

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Дальфин и Пердигон

* (Дальфин Альвернский - знатный вельможа, упоминания о котором встречаются в документах с 1167 по 1235 г. На гербе его и на печати был изображен дельфин (по-окситански "дальфин"), и современники называла его Дальфином. Это не было ни титулом, ни именем, полученным при крещении; по-видимому, мы встречаемся здесь с тем же, что в Древней Руси называлось "княжое имя", то есть имя, бытующее в какой-либо знатной семье в придачу к крестному имени. К концу XII в. имя Дальфин превратилось в титул, а от титула образовалось название области, которой правили потомки и родичи старопровансальского вельможи. Так появилась средневековая провинция Дофине, аннексированная Францией в 1349 г. Тогда же титул "дофин" стал официальным титулом наследников французского престола, Дальфин Альвернский, проживший долгую жизнь, пользовался очень большой популярностью. Он поддерживал отношения с целым рядом трубадуров, и Даже такой крупный поэт, как Гираут де Борнейль, считал его компетентным судьей в вопросах поэзии. Как-то он навлек на себя гнев римского папы тем, что начал нападать на монастыри с целью ограбления монастырских библиотек.

Пердигон (около 1490-1212) - сын бедного рыбака из Лесперона (небольшой городок, ныне в департаменте Ардеш), ставший жонглером. Пользовался покровительством целого ряда знатных лиц, начиная от Дальфина Альвернского и кончая Педро II Арагонским и Альфонсом VIII Кастильским. По некоторым сведениям - правда, не подтвержденным никакими документами,- так же как и Фолькет де Марселья, в дальнейшем изменил своим окситанским друзьям и стал ярым сторонником "крестового похода" против альбигойцев.)

"- Пердигон! Порой бесславно..."

* ("- Пердигон! Порой бесславно..." - В тенсоне разбирается вопрос о том, что важнее, знатное происхождение или личное благородство. Обычно появление этой темы связывают с развитием буржуазного мировоззрения в эпоху Возрождения, приводя в качестве примера хотя бы трактат Поджо Браччолини "О благородстве". Как видно из публикуемой тенсоны, трубадуры подняли этот вопрос за две сотни лет до итальянских гуманистов. Кота-мурлыку сколь ни гладь...- История кошки, "воспитанной в благородстве", но забывшей о высоких принципах при виде мыши,- традиционный пример, иллюстрирующий превосходство "породы над "воспитанием". Файдит - трубадур Гаусельм Файдит (см. с. 111 наст. тома).)

* * *
 -	Пердигон! Порой бесславно 
 Жизнь ведет свою барон, 
 Он и груб и неумен,
 А иной виллан бесправный
 Щедр, учтив, и добр, и смел,
 И в пауках преуспел. 

 Что донне можете сказать:
 Кого из этих двух избрать,
 Когда к любви ее влечет? 

 -	Мой сеньор! Уже издавна 
 Выл обычай заведен 
 (И вполне разумен он!):
 Если донна благонравна,
 С ровней связывать удел
 Тот обычай повелел. 

 Как мужику любовь отдать?
 Ведь это значит потерять
 И уваженье и почет. 

 -	Пердигон! Зачем злонравный 
 Благородным наречен! 
 Нет! Лишь в сердце заключен
 Благородства признак главный,
 И наследственный удел
 Не заменит славных дел. 

 Иной барон - зверям под стать.
 Ужель медведя миловать?
 Тут имя знатное не в счет! 

 - Мой сеньор! Мне так забавна
 Ваша речь. Я поражен:
 Ведь виллан же не рожден,
 Чтобы донн ласкать, как равный!
 Сколь бы он ни обнаглел,
 И для наглых есть предел! 

 Как донну - донной величать,
 Коль та с мужицкою смешать
 Посмела кровь, что в ней течет? 

 Пердигон! Забыли явно
 Вы про вежества закон,-
 Вот так мудрый Пердигон!
 Сердце с сердцем равноправно.
 Я б на имя не глядел
 И призвать бы донн посмел 

 Любовь достойным отдавать,
 А званьями пренебрегать:
 Мы все - один Адамов род! 

 -	Мой сеньор! Вопрос исправно 
 Разберем со всех сторон. 
 Рыцарь верен испокон 
 Власти вежества державной,
 А мужик в бароны сел,
 Да глядишь - и охамел: 

 Кота-мурлыку сколь ни гладь,
 Но стоит мыши зашуршать -
 И зверем стал домашний кот! 

 -	Пердигон! Кто ж одолел 
 В нашем споре? Срок приспел: 
 Чью правоту теперь признать,
 Один Файдит волен решать.
 Пускай сужденье изречет! 

 - Мой сеньор! Я б не хотел,
 Чтоб его сей спор задел - 

 Он сам виллан! Но должен знать:
 Любви достойна только знать,
 Вилланов же - мотыга ждет!
предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://litena.ru/ 'Литературное наследие'

Рейтинг@Mail.ru