Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

К. Н. Григоръян. Путь ученого (к 90-летию Н. К. Пиксанова)

Член-корреспондент Академии наук СССР, заслуженный деятель науки, доктор филологических наук профессор Николай Кирьякович Пиксанов является одним из виднейших ученых-литературоведов нашей страны. Свыше шестидесяти лет он трудится на поприще литературоведения, обогатив советскую науку сотнями исследований, книг и статей.

Николай Киръякович Пиксанов
Николай Киръякович Пиксанов

Н. К. Пиксанов - ученый необычайно широкого творческого диапазона. Его труды по истории русской литературы на всем протяжении ее развития, по истории общественной мысли, критики, журналистики, театра, драматургии, по литературе народов СССР, по изучению русского фольклора, а также источниковедения, текстологии и эдиционной технике сыграли важную роль в советском литературоведении и явились вехами в развитии отечественной науки о литературе.

Многочисленные труды Н. К. Пиксанова свидетельствуют не только о его богатой эрудиции, энциклопедической широте филологических знаний, необыкновенном разнообразии тем, но и служат образцом научной добросовестности, строгости методов и приемов, основывающихся на марксистско-ленинской методологии. Разработке теоретических вопросов литературоведения Н. К. Пиксанов и по сей день уделяет много внимания.

Постановкой ряда важнейших проблем наша наука обязана исследованиям и неиссякаемой инициативе Н. К. Пиксанова. "Целый ряд научных терминов, которыми мы пользуемся и которые вошли в научный оборот,- говорил 22 марта 1950 г. на заседании Ученого совета Пушкинского дома акад. М. П. Алексеев,- созданы Николаем Кирьяковичем. До того как Николай Кирьякович не заговорил о "творческой истории", мы не знали этого слова. Пока не появились его труды о "литературных гнездах", мы не употребляли этого термина. Можно назвать немало областей науки, где Николай Кирьякович или создал тип издания, или пустил в оборот научные термины, которые привились. Можно указать хотя бы на то, что сейчас в издательствах высших школ пользуются большим успехом и развиваются издания, так называемые семинарии по какому-нибудь писателю. Изданием такого рода книг занимается не только Ленинградский университет, но также и целый ряд других вузов. Надо помнить, что Николай Кирьякович первым создал этот тип научно-учебного пособия, тот тип, без которого сейчас нормальное преподавание в высшей школе в области практической работы студентов невозможно".

Н. К. Пиксанов принадлежит к старшему поколению ученых нашей страны. Первые его работы относятся к началу 1900-х годов, однако его научно-общественная и педагогическая деятельность особенно интенсивно развернулась только после Великой Октябрьской революции. "В деятельности Н. К. Пиксанова,- пишет чл.-корр. АН СССР А. С. Бушмин,- нашли свое яркое выражение как лучшие демократические традиции старой русской филологической науки, так и то плодотворное воздействие Великой революции, которое, по его собственному признанию, он остро ощутил на себе".1

1 (А. Бушмин. Николай Кирьякович Пиксанов. "Нева", 1963, № 4, стр. 181.)

Пройденный ученым путь - образец честного, бескорыстного служения интеоесам отечественной науки.

Николай Кирьякович Пиксанов родился 12 апреля 1878 г. в селе Дергачи бывшей Самарской губеонки (ныне Куйбышевская область). В 1898 г., по окончании Самарской духовной семинарии, он поступил в Юрьевский (Дерптский, ныне Тартуский) университет на Историко-филологический факультет, по славяно-русскому отделению. Одновременно он изучал в университете юридические науки, занимался в семинаре акад. М. А. Дьяконова по истории русского права, результатом чего явилась статья о Боярской думе ("Журнал Министерства юстиции", 1903, № 3). Первая его работа по истории русской литературы (о неизданных стихотворениях В. К. Кюхельбекера) была опубликована в 1902 г.

Накануне первой русской революции Н. К. Пиксанов за участие в студенческом движении (он был председателем Союзного совета дерптских объединенных землячеств и организаций) подвергался преследованиям, сидел в тюрьмах Прибалтийского края и был назначен к ссылке в Архангельскую губернию, которая была заменена впоследствии высылкой в Самару под гласный надзор полиции без права выезда из города. Гласный надзор был снят в 1904 г. по манифесту об общей амнистии.

В 1906 г. Николай Кирьякович переехал в Петербург и отдался целиком литературной работе. Он сотрудничает в ряде изданий, выходивших под редакцией проф. С. А. Венгерова, с 1911 г. принимает деятельное участие в работе Комиссии Академии наук по изданию русских классиков, редактирует трехтомное издание полного собрания сочинений А. С. Грибоедова, которое и в наши дни не потеряло своего научного значения.

Н. К. Пиксанов постоянно сочетал научно-исследовательскую деятельность с общественно-педагогической, преподавал литературу в средней школе, на Бестужевских высших женских курсах (1908-1917). Итогом семинарских занятий слушательниц под его руководством явился "Тургеневский сборник" (1915). Одновременно, с 1908 г., он преподавал в Педагогической академии и в Психоневрологическом институте. В 1912 г. Николай Кирьякович успешно сдал магистерские экзамены и получил место приват-доцента в Петербургском университете. Из руководимого им университетского семинара вышла коллективная работа "Летопись жизни Белинского" (напечатанная позже, в 1924 г.). В 1917 г. Н. К. Пикса нов переехал из Петербурга в Саратов в связи с избранием его профессором Саратовского университета. В 1918 г. он был избран директором Саратовского учительского института, который при его непосредственном участии был преобразован в Педагогический, а затем в Институт народного образования.

В 1921 г. Н. К. Пиксанов избирается профессором Первого Московского государственного университета и переезжает в Москву. Здесь он читает историю русской литературы в I МГУ (1921 -1925), в Литературном институте им. В. Я. Брюсова, во II МГУ (1924-1929), где возглавляет литературно-лингвистическое отделение. В эти же годы в Госиздате редактирует совместно с А. В. Луначарским серию "Русские и мировые классики" (свыше 35 книг), является (до отъезда в Ленинград) редактором отдела русской литературы в "Большой советской энциклопедии" (первые 25 томов и т. 65). С 1921 г. Николай Кирьякович - член Государственной Академии художественных наук; в течение двух лет он занимает пост вице-президента Академии.

В 1931 г. Н. К. Пиксанов был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. После переезда в Ленинград (1932) он возобновил преподавание в Ленинградском университете; с 1934 по 1937 г. Н. К. Пиксанов заведует кафедрой русской литературы на Филологическом факультете ЛГУ. Кроме общих кУрсов, Николай Кирьякович в разное время читал специальные кУрсы и руководил Семинарами "Грибоедов и его время", "История русской драмы", "История русской критики", "Русская литературная историография", "Литературная текстология", "Вспомогательные дисциплины литературоведения" и др.

В годы Великой Отечественной войны ученый-патриот вел большую пропагандистскую работу, выступал с лекциями и докладами в частях Советской Армии, напечатал ряд статей и брошюр: "Ленинград - любовь и гордость советского народа" (1942), "Писатель-патриот. К 75-летию со дня рождения М. Горького" (1943), "Горький и боатская доужба народов" (1943), "Сердце родины - любимая Москва" (1944), "Великий русский писатель (А. С. Грибоедов)" (статья была напечатана в газете "Правда", 1945, №,9, 11 января), "Всемирное значение русской литературы" (статья опубликована за рубежом Антифашистским комитетом ученых) и др.

В эти же годы Н. К. Пиксанов не прекращает и преподавательской деятельности; он - профессор Среднеазиатского государственного университета (Ташкент).

В 1944 г., переехав из Ташкента в Москву, Николай Кирьякович включился в работу Института мировой литературы АН СССР, принимал участие в подготовке академического издания сочинений М. Горького. В 1948 г. он вернулся в Ленинград.

Н. К. Пиксанов - ученый глубокой эрудиции во всех областях литературоведения, с широкими и разнообразными интересами. Его перу принадлежит около шестисот печатных работ, в числе их более двадцати пяти книг, монографических исследований1. С молодых лет избрав предметом своих научных занятий русскую литературу, он посвятил свои труды преимущественно изучению творчества классиков - Ломоносова, Радищева, Пушкина, Грибоедова, Гоголя, Лермонтова, Гончарова, Тургенева, Островского, Толстого, Достоевского, Белинского, Чернышевского. Добролюбова, Салтыкова-Щедрина, Короленко, Горького. Кроме того, в поле зрения научных интересов Н. К. Пиксанова находились многие важнейшие проблемы изучения устного народно-поэтического творчества, древнерусской литературы, литературы XVIII в., истории русской общественной мысли и освободительного движения, критики и журналистики, русской драматургии и театра. Много внимания уделял ученый вспомогательным дисциплинам историко-литературной науки - текстологии и источниковедению.

1 (См.: Николай Кирьякович Пиксанов. Вступительная статья А. И. Репякина. Библиография составлена Р. И. Кузьменко. Изд. "Наука". М., 1968, 115 стр.)

В широкой и многообразной научной деятельности Н. К. Пиксанова выделяется несколько основных линий. Первая из них связана с именем А. С. Грибоедова, жизнь и творчество которого в течение многих лет привлекали пристальное внимание ученого. С неутомимой энергией, любовно, год за годом Николай Кирьякович собирал рукописные списки бессмертной комедии, сопоставлял, изучал их, стремясь не только установить подлинный текст Грибоедова, но ставя и более широкие историко-литературные задачи. Итогом многолетней работы явились исследования Н. К. Пиксанова "Творческая история "Горя от ума"" (1928), "Драматургия "Горя от ума"", ""Горе от ума" в истории реализма" (1947). В обширном кругу работ по Грибоедову особое место занимает "Творческая история "Горя от ума"", которая прокладывает новые пути в развитии литературоведческой мысли.

В специальной статье, посвященной подробной характеристике книги Н. К. Пиксанова "Творческая история "Горя от ума"", отмечая ее ценность, богатство научного содержания, акад. П. Н. Сакулин писал: "Заслугой Н. К. Пиксанова является то, что он с такой углубленностью и заостренностью методологически обосновал эту проблему и своей книгой о "Горе от ума" дал надежный образец методики исследования".1

1 (п. Н. Сакулин. Проблема "Творческой истории". "Известна АН СССР, Отделение гуманитарных наук", VII серия, 1930, № 3, стр. 181.)

Обращением к конкретному изучению творческой истории важнейших произведений русской литературы наша наука в значительной степени обязана инициативе Н. К. Пиксанова. Еще в 20-е годы, когда в борьбе со всякого рода враждебными течениями формировалось молодое советское литературоведение, Николай Кирьякович отстаивал важность марксистского метода изучения литературного процесса. В той же связи им были обоснованы принципы исследования творческой истории произведений классиков. Самый термин "творческая история" в его широком социологическом, эстетическом и психологическом истолковании был введен в научный обиход Н. К. Пиксановым. Он ставил перед литературоведом задачу проникновения в творческую лабораторию писателя, изучения процесса создания произведения от возникновения замысла до его последней редакции. Такой аспект, как показал опыт двух поколений советских исследователей, оказался чрезвычайно полезным и плодотворным для осмысления ряда важнейших проблем теории и психологии художественного творчества.

Вместе с выдающимися представителями советского литературоведения (А. В. Луначарским и др.) Н. К. Пиксанов, продолжая лучшие традиции русской филологической науки, активно выступал против формализма, сводившего сложный творческий процесс к сумме технических приемов. В 1927 г. в рецензии на сбор-ник статей молодых литературоведов-формалистов он писал: "... узость, фатальная ограниченность, какая-то слепота... Язык скоро сбивается на кружковой жаргон... Терминология становится жеманной, мелкой, случайной... Вычурному языку соответствует... выхолощенность мышления... Ленинградские формалисты попадают в тупик, и им предстоит одно из двух: или стать на месте, или избрать иное направление. Топтаться на месте нестерпимо, и вот почему я думаю, что слепой фанатический ленинградский формализм третьего поколения не родит. Скоро окажется, что это - religio depopulate - обезлюдевшая вера".1

1 ("На литературном посту", 1927, № 4, стр. 22-23.)

Эти оценки характеризуют общественно-литературную позицию Н. К. Пиксанова, его методологическую принципиальность, его непримиримость к сторонникам формализма, которые и в наши дни, щеголяя наукообразной фразеологией, свои мертвые построения нередко шумно рекламируют как новое слово в литературоведении.

Теоретические, методологические проблемы вырастают в трудах Н. К. Пиксанова непосредственно из конкретных историко-литературных изысканий. Это помогло ему, крупному ученому, научное мировоззрение которого формировалось еще в условиях дореволюционной действительности, твердо встать на позиции марксизма, занять видное место в числе немногих зачинателей советской науки о литературе.

Н. К. Пиксанову принадлежат научно-методические разработки ряда важнейших историко-литературных, историко-культурных тем: "Семинарий по новой русской литературе" (1910), "Театральный семинарий. Студия по истории русского театра" (1921), "Пушкинская студия" (1922), "Два века русской литературы" (1923), "Островский. Литературно-театральный семинарий" (1923), "Старорусская повесть" (1923). Специально следует отметить в этом же ряду работ историко-краеведческий семинарий "Областные культурные гнезда" (1928). В нем исследователь на живых и ярких примерах впервые показал огромное значение в истории русской культуры ряда явлений, до того времени остававшихся незамеченными. Книга Н. К. Пиксанова, открывшая неизвестные пласты литературного прошлого России, наметившая новые аспекты историко-литературных и историко-культурных изучений, встретила горячее сочувствие и одобрение советской общественности. Называя новую книгу Н. К. Пиксанова "необыкновенно насыщенной", акад. С. Ф. Ольденбург писал: "Если заняться по методам Пиксанова еще многими нашими городами, большими и малыми, то получится исключительно ценный культурный материал, важный для нашей истории и для понимания современной жизни". "Чем больше вчитываешься в книгу, тем больше она, как это и должно быть в хорошей книге, рождает мыслей, вопросов, стремлений к исследованиям".1 С подобными же высокими оценками книги выступили в печати Н. Ф. Бельчиков, И. М. Гревс, Н. К. Гудзий и другие ученые.

1 ("Читатель и писатель", 1928, № 26, 30 июня.)

Особый круг историко-литературных проблем охватывают работы Н К. Пиксанова, посвященные Пушкину. В них освещаются как отдельные эпизоды литературной биографии поэта, так и общие проблемы изучения его многогранного творчества. Пушкинская тема и поныне продолжает занимать свое почетное место в научных занятиях ученого. Недавно им завершена статья о становлении реализма в творчестве Пушкина и Грибоедова.

Важное место в научной деятельности Н. К. Пиксанова занимают его исследования, посвященные творчеству И. А. Гончарова (более десяти работ). Он же является автором обширной главы о Гончарове в восьмом томе академической "Истории русской литературы".

Особое направление исследовательской мысли нашего старейшего ученого составляют его труды по изучению литературного наследия М. Горького. Николаю Кирьяковичу принадлежит заслуга в постановке и освещении ряда важнейших проблем советского горьковедения: Горький и фольклор, Горький-поэт, Горький и музыка (работа переведена на английский, немецкий, чешский и украинский языки), Горький и наука, Горький - историк литературы, Горький - наставник и воспитатель писательских кадров.

Известно, как высоко ценил М. Горький фольклор, какое значительное место он занимает в эстетической системе основоположника социалистической литературы, какое большое значение придавал писатель фольклору в формировании национальной литературы. Хорошо известна также любовь Горького к народной песне, легендам и сказкам. Хотя все это и лежало на поверхности, вопросы эти, несмотря на сравнительно богатую литературу по Горькому, долгое время не привлекали должного внимания исследователей. В 1928 г. в Москве Н. К. Пиксанов выступил с докладом на тему "Максим Горький и народная поэзия". Дальнейшие изыскания ученого расширили и обогатили тему, и она получила разностороннее освещение в специальной работе "Горький и фольклор" (1935). В исследовании Н. К. Пиксанова затрагивается множество проблем как частного, так и общетеоретического значения. Однако основной пафос его определяется стремлением автора на основе тщательного изучения всего литературного наследия писателя раскрыть народные истоки его творчества, показать, как внутренне органичен фольклор творчеству Горького. Вопрос о фольклорных корнях ряда сюжетов в произведениях Горького привел к необходимости изучать устно-поэтическое творчество других народов для установления источников и параллелей к текстам Горького - задача, как справедливо заметил Николай Кирьякович, которая может быть решена только коллективными усилиями. При выходе второго издания книги Н. К. Пиксанова "Горький и фольклор" (1938) критика отмечала хороший язык автора, "простой, ясный, лишенный "ученых" и псевдонаучных выражений, доступный самым широким слоям читателей".1

1 ("Звезда", 1939, № 1. стр. 246-247.)

Такой же новаторский характер, как и другие работы Н. К. Пиксанова по Горькому ("Горький-поэт", "Горький и фольклор", "Горький и музыка"), имело исследование ученого "Горький и национальные литературы" (1946),- получившее заслуженно высокую оценку в печати.1 Нелегко было осмыслить и обобщить огромный разнородный материал, которым располагал исследователь. Он рассматривает этот материал с различных точек зрения:

  • влияние теоретических высказываний и публицистических выступлений Горького на развитие литератур народов СССР;
  • воздействие на писателей национальных республик художественных произведений Горького;
  • личное общение Горького с национальными писателями;
  • деятельность Горького как организатора писательских сил народов СССР.

1 ("Вестник ЛГУ", 1947, № 5. стр. 121-123 (П. Н. Берков); "Звезда", 1947, № 4. стр. 180-182 (Ан. Волков); "Звезда Востока", 1947, № 2-3, стр. 110-116 (Л. Ульрих) и др.)

Такой разносторонний подход позволил Н. К. Пиксанову прийти к широким обобщениям. Он рассматривает многонациональную советскую литературу как явление единое, новое, рожденное Великим Октябрем. "... постепенно, с давних лет, и особенно энергично в советское время,- пишет Николай Кирьякович,- Горький создавал ту литературно-историческую и социально-политическую концепцию, которую определяет формула "советская литература - небывалая дотоле формула, новое понятие, охватывающее новое явление культуры.

Под советской литературой в наших исследованиях и в преподавании мы разумеем не только русскую литературу советского времени, но огромное, целостное явление: единство всех братских литератур Союза во главе с великой русской литературой. Советская литература многонациональна, многоязычна, но органически едина по мировоззрению, по художественному методу. Явление и понятие советской литературы не отменяет явления и понятия национальных литератур, но поднимается над ними и охватывает их".

Н. К. Пиксанов показывает ведущую роль русской советской литературы, значение организаторской деятельности Горького, процесс взаимообщения и взаимообогащения литератур народов СССР. Исследователя интересуют, "как в целостном, хотя и сложном, литературно-историческом процессе выявляются одинаковые черты и проблемы литературного развития и как отдельные национальные литературы сближаются между собою, консолидируются в единую советскую литературу".

Широта научного кругозора и богатая эрудиция Н. К. Пиксанова сказались и в его тяготении к теоретическим и методологическим проблемам, к обобщениям и подведению итогов науки. Он является автором обзорных статей, посвященных развитию советского литературоведения,- "Тридцать лет борьбы и достижений Итоги изучения литературы за 1917-1947 гг." и "Советское литературоведение за сорок лет". При слабой разработанности истории филологической науки в СССР большая ценность подобного рода итоговых статей неоспорима.

Н. К. Пиксанов как наставник научной смены может служить образцом для тех, кто призван быть руководителем и воспитателем молодых ученых. Он щедро делится с ними своими знаниями многолетним богатым опытом, воспитывая в них любовь к отечественной науке, уважение к замечательным традициям русской филологии. Двери его квартиры, его богатейшей личной библиотеки с уникальной картотекой и научно методическими разработками множества тем по истории русской литературы широко открыты перед молодыми и немолодыми литературоведами, где каждый может пользоваться советами и консультациями авторитетного ученого. Николай Кирьякович - опытный педагог. Через его школу прошли многие десятки литературоведов, ныне докторов и кандидатов наук, которые успешно трудятся в исследовательских институтах и вузах нашей страны. Внимательный и чуткий наставник, он стремится не подавлять в них самостоятельности мысли, а обеспечить возможно более полное развитие индивидуальных наклонностей.

"Н. К. Пиксанов - замечательный пестун своих учеников,- пишет проф. А. И. Ревякин.- Он не только щедро указывает им свежие, неразработанные темы, увлекает научными интересами, но и всячески стремится помочь в публикации первых работ. .. Его удивительное, подлинно отеческое отношение к молодежи я испытал лично".1 Из числа многочисленных учеников Н. К. Пиксанова выросли такие известные в советском литературоведении исследователи, как члены-корреспонденты АН СССР Н. Ф. Бельчиков, Л. И. Тимофеев, доктора филологических наук А. Г. Цейтлин, А. И. Ревякин, Б. В. Михайловский, А. М. Докусов, В. С. Шадури, С. Г. Арешян и др.

1 (А. Ревякин. Выдающийся ученый. "Литература в школе", 1958, 3, стр. 95-96.)

Н. К. Пиксанов - старейший сотрудник Пушкинского дома. Он работает в этом учреждении почти со дня его основания, занимая должности заведующего рукописным отделом, заведующего сектором новой русской литературы. Он состоял членом главной редакции "Истории русской литературы" в десяти томах, редакции академических изданий Гоголя и Белинского. В 1955 г., в возрасте 77 лет, Николай Кирьякович оставил службу в Ленинградском университете и в Институте русской литературы АН СССР и ушел на пенсию, но остался членом Ученого совета Пушкинского дома, продолжая участвовать в работе его научного коллектива. В 1958 г., к 80-летию со дня рождения Н. К. Пиксанова, Институтом русской литературы был издан сборник "Вопросы изучения русской литературы XIX-XX веков".

Труды Н. К. Пиксанова будят исследовательскую мысль, рождают новые замыслы. Акад. А. Д. Александров в 1958 г. (в то время ректор Ленинградского государственного университета) на объединенном заседании кафедры истории русской литературы и кафедры журналистики филологического факультета, посвященном 80-летию со дня рождения Н. К. Пиксанова, в своем приветственном слове говорил: "...Н. К. Пикеанов принадлежит к той славной плеяде советских ученых, которые своими трудами прокладывают новые пути в науке и являются живым примером самоотверженного и бескорыстного служения социалистической Родине".1

1 ("Вестник ЛГУ", 1958, № 20, вып. 4, стр. 171.)

В этих словах верно отмечены основные черты научного и гражданского облика маститого ученого. Родина высоко оценила заслуги Н. К. Пиксанова перед советской наукой. В 1945 г. он был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, в 1954 г.- высшей награды, ордена Ленина, а в апреле 1968 года "за заслуги в развитии советского литературоведения и в связи с 90-летием со дня рождения" второго ордена Ленина.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"