Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

В. А. Шошин. К проблеме изображения инонационального характера в русской советской литературе

Любая литература сильна и значительна тем, насколько глубоко она постигает и раскрывает духовный мир своего народа, его думы и чаяния, его социальные и нравственные поиски. Непосредственность и широта связей с жизнью народа всегда были характерны для русской классической литературы. Путь народа разносторонне отображался ею на разных этапах его исторического развития.

Советская литература достойно наследует эти качества литературы классической. Величайшие события периода Октябрьской революции и гражданской войны нашли в ней многократное отражение. При этом разнообразию изображаемой действительности соответствовало разнообразие художественных средств и приемов - от обобщенно-синтетической передачи облика народных масс ("Падение Дайра" А. Малышкина) до вершин психологического анализа индивидуальной человеческой души ("Тихий Дон" М. Шолохова).

Советская литература была и остается оружием преобразования мира, утверждения народных идеалов в борьбе с яростно сопротивляющимся старым строем. В эпоху социалистических революций и национально-освободительных движений именно это решающее обстоятельство выдвинуло ее на первые рубежи, сделало .ее всемирно известной и значимой.

Октябрьская революция, свершившаяся в стране многонациональной во имя каждой национальности, во имя национального равноправия и сотрудничества, определила интернациональный пафос советской литературы. Как об одном из величайших завоеваний Октября мы говорим о принципах интернационализма, ныне утвердившихся в сознании миллионов людей. "Мы - интернационалисты. Эти ленинские слова определяют важнейшую особенность нашей социалистической идеологии и одну из главных черт морального облика советского человека. Партия неустанно заботится об идейной закалке трудящихся как убежденных интернационалистов и в международных делах, и во взаимоотношениях внутри страны".1

1 (Интернациональное воспитание (передовая). "Правда", 1967, 29 мая.)

Утверждению идей интернационализма постоянно содействовала советская литература. "Боевая задача литературы - патриотическое и интернациональное воспитание трудящихся",- говорится в приветствии ЦК КПСС IV съезду писателей СССР. Формирование интернационалистского миропонимания на переломе двух эпох - все это интересные и поучительные страницы истории советской литературы.

Изучение интернационализма советской литературы ведется в различных аспектах. Исследователи единодушны в том, что история советской литературы является вместе с тем историей становления интернационалистского миропонимания и отражения его в образах героев.1 Интернационализмом проникнуты произведения писателей, стоявших у истоков советской литературы,- А. Блока, В. Брюсова, М. Горького, В. Маяковского, С. Есенина, Д. Бедного, А. Серафимовича. Интернациональный пафос звучит в творчестве ведущих советских писателей - Д. Фурманова, М. Шолохова, А. Фадеева, Б. Горбатова, М. Пришвина, Н. Тихонова, И. Эренбурга, К. Федина, П. Павленко и многих других. Для советской литературы характерен образ Макара Нагульнова, который "заострен на мировую революцию", потому что его сердце полно болью за людей, находящихся в капиталистическом рабстве.

1 (См., например: Г. Ломидзе. Интернациональный пафос советской литературы. Изд. "Советский писатель", М., 1967.)

Интернационализм советской литературы, ярко проявившийся прежде всего в ее мировоззренческом "настрое", может быть прослежен и в иных аспектах.

Межнациональное содружество способствует обогащению национальных литератур народов Советского Союза. Русская литература закономерно является для многих из них главным источником культурного обогащения и межнационального общения.

Русская литература сыграла значительную роль в становлении и идейно-эстетическом совершенствовании братских литератур. Надо подчеркнуть, что история туркменского, казахского и других народов свидетельствует о том, как много практически для развития литератур этих народов сделали русские советские писатели. Писательские бригады в начале 30-х годов по призыву М. Горького выявляли и помогали консолилировать национальные литературные силы "на местах".

Закономерно поэтому в последнее время вопросы межнационального взаимодействия и влияния привлекают все большее внимание исследователей. Творческое содружество братских литератур, общественное сотрудничество их представителей, межнациональное взаимообогащение - все это становится предметом специальных книг, сборников, конференций.1

1 (См., например: Взаимосвязи и взаимодействие национальных литератур. Материалы дискуссии 11-15 января 1960 г. Изд. АН СССР, М., 1961; Материалы первой научной сессии, посвященной литературным связям русского, азербайджанского, армянского и грузинского народов. Под ред. В. С. Шадури. Изд. Тбилисского университета, 1962; Национальное и интернациональное в литературе и искусстве. Изд. "Мысль", М., 1964; Межнациональные связи и киргизская литература. Тезисы докладов. Фрунзе, 1966; Пути развития многонациональной советской литературы. Изд. "Наука", М., 1967.)

Исследователи отмечают также большое международное воздействие советской литературы.1 Именно под влиянием идей Великого Октября передовые писатели мира гневно поднимали свои голоса в защиту прав человека.

1 (См., например: Т. В. Балашова, О. В. Егорова, А. Н. Николюкин. Советская литература за рубежом. 1917-1960. Изд. АН СССР, М., 1962; И. Г. Неупокоева. Проблемы взаимодействия современных литератур. Изд. АН СССР, М., 1963; В. А. Ковалев. Мировое значение советского романа. В кн.: История русского советского романа, кн. 2. Изд. "Наука", М.- Л., 1965.)

Существенно и то, что советские писатели, обращая внимание прежде всего на прогрессивные черты в характерах героев, на прогрессивные устремления той или иной нации, помогают своим примером и опытом писателям зарубежным в определении и утверждении передовых движущих сил современной действительности. Не случайно в центре многих произведений оказывается образ революционера, борца за свободу народа (А. Барбюс, А. Зегерс, Ю. Фучик, Л. Арагон, Д. Олдридж и др.). Даже на литературах стран Востока, в которых колонизаторы пытались убить волю к сопротивлению, ярко отразилось воздействие советской литературы.

История советской литературы богата примерами интернациональной дружбы. Известно, какую поддержку получили в СССР латышские писатели в период после 1919 г. (Р. Эйдеман, А. Цеплис и др.). Благодаря помощи СССР не прервалась в середине 30-х годов антифашистская деятельность лучших представителей немецкой литературы (И. Бехер, В. Бредель и др.).

При анализе межнациональных взаимосвязей внимание исследователей обращено в основном на факты международного сотрудничества, творческой учебы, своего рода обмена опытом. Но этого недостаточно. Думается, что при изучении интернационализма советской литературы следует активнее ставить вопрос и о том, как формировались в ней характеры инонациональных героев, как отображалась инонациональная действительность.

Потребности времени обусловили живой интерес к этим вопросам. Однако интернациональная тема прослеживается, как правило, лишь в процессе развития той или иной национальной советской литературы.1 Становление национального характера в братских литературах исследуется при этом лишь в творчестве писателей данной национальности.

1 (Например: С. Мирвалиев. Поэзия жизни и борьбы. Изд. АН УзССР, Ташкент, 1962.)

Между тем совершенно особые заслуги в воплощении инонациональных характеров принадлежат самому большому отряду советских литераторов - русским писателям. Жизни братских народов Советского Союза посвящены многочисленные прозаические произведения Д. Фурманова, Н. Тихонова, Л. Пасынкова, Р. Фатуева, П. Павленко, Б. Лапина, И. Меньшикова, Вс. Лебедева, А. Платонова, Вс. Иванова, Н. Никитина, В. Козина, Ю. Шестаковой, М. Пришвина, Ю. Либединского, Б. Горбатова, Г. Холопова, И. Кремлева, С. Мстиславского, Т. Семушкина, П. Лукницкого, Н. Шундика, М. Зуева-Ордынца, Х. М. Мугуева, Э. Грина, М. Лоскутова, Р. Фраермана, А. Кожевникова, А. Коптелова и других прозаиков, не говоря уже о поэтах. Задачу воплощения инонациональных характеров успешно решали также русские писатели, работающие непосредственно среди своих героев в национальных республиках (И. Шухов, С. Бородин, П. Скосырев, Г. Веселков, А. Алматинская, А. Удалов, М. Шевердин и др.).

Важно подчеркнуть, что речь идет не о чисто тематических новациях. Лучшие произведения советской литературы, посвященные интернациональной теме, знаменуют собой и значительные идейно-эстетические достижения. Таковы "Сами" Н. Тихонова и "Города и годы" К. Федина, "Скифы" А. Блока и "Лучший стих" В. Маяковского, "Последний из удэге" А. Фадеева и "Бронепоезд 14-69" Вс. Иванова, "Мятеж" Д. Фурманова и "Труженики мира" П. Павленко, "Это было в Коканде" Н. Никитина и "Джан" А. Платонова, "Обыкновенная Арктика" Б. Горбатова и "Афганистан" Л. Рейснер, "Алитет уходит в горы" Т. Семушкина и "Ниссо" П. Лукницкого, "Падение Парижа" И. Оренбурга и "Ветер с юга" Э. Грина, "Быстроногий олень" Н. Шундика и "Сотворение мира" В. Закруткина, "Живая вода" А. Кожевникова и "Стрелок из лука" П. Скосырева, "Великое кочевье" А. Коптелова и "Дэн Шихуа" С. Третьякова, "Дикая собака Динго Р. Фраермана и "Голубой цветок" Л. Пасынкова, "Жень-шень" М. Пришвина и "Гидроцентраль" М. Шагинян.

Инонациональные образы полноправно входят и в книги, посвященные русской среде. Важно постигать и раскрывать новые закономерности нашей действительности, в условиях которой все большую роль играют межнациональные связи и отношения. И этот процесс все сильнее дает о себе знать. Вот почему прав исследователь,1 когда отмечает, что в настоящее время образовался даже новый тип произведений с многонациональным составом действующих лиц.

1 (Г. Н. Хлыпенко. Проблема инонационального характера в современной советской литературе. В кн.: Межнациональные связи и киргизская литература. Тезисы докладов. Фрунзе, 1966, стр. 9.)

Первооткрывательская роль русской советской литературы в освещении инонациональной действительности несомненна. Всем, например, известен Ю. Рытхэу как первый чукотский писатель. Но в общей истории советской литературы Чукотка немыслима без Т. Семушкина, который в 30-е годы изобразил перестройку жизни в этом крае и воспроизвел "образ чукотского народа".1

1 (А. С. Макаренко, Сочинения, т. 7, Изд. Академии педагогических наук РСФСР, М., 1958, стр. 280.)

Очевидна давно назревшая необходимость специального рассмотрения интернациональной темы в русской советской литературе. Однако до сих пор в общих работах этой теме как теме отображения инонациональных характеров места почти не уделяется. Нет ни одного труда, посвященного этой проблеме в советской литературе в целом.

Интернациональная тема почему-то не изучается в работах о межнациональных литературных связях, хотя, казалось бы, ее нельзя обойти при изучении этих связей. В статьях и книгах о братских литературах крайне скупо освещается опыт работы современных русских писателей на инонациональном материале.1

1 (Например: Д. Романенко. У могучих истоков. Изд. "Советский писатель", М., 1963; Проблемы развития литератур народов СССР. Изд. "Наука", М., 1964.)

Правда, порой позиция ученого определяется точно, но несколько односторонне. Например, популярна такая постановка вопроса: как обращение к инонациональной действительности и литературе способствовало творческому развитию и практике русских советских писателей?1 Но очевидно, что наша тема нуждается и в ином повороте.

1 (К. Зелинский. Что дают русской литературе народы СССР? Изд. "Знание", М., 1965.)

Одной из "первых ласточек" была в свое время статья А. Макарова "Социалистический гуманизм в действии".1 Автор специально анализировал изображение русскими советскими писателями инонациональной действительности. Общее значение работы несколько сужает то, что она посвящена, по замыслу автора, лишь народностям "окраин".

1 (В книге: А. Макаров. Воспитание чувств. Изд. "Советский писатель", М., 1957.)

В самое последнее время стали появляться труды, в которых прослеживается становление той или иной национальной темы в русской советской литературе.1 Отрадно также то, что интернациональной теме начинают посвящать страницы и в общих исследованиях по истории советской литературы.2

1 (Л. М. Соколова. Дагестан в русской советской литературе, Махачкала, 1963; Г. Владимиров. Знамя дружбы. В одноименной книге того же автора. Ташкент, 1964; Ю. П. Андрианов. Русско-узбекские литературные связи (30-е годы). В сб.: Литература правды и мечты. Кемеровское кн. изд., 1966.)

2 (Л. Ф. Ершов. Русский советский роман. Национальные традиции и новаторство. Изд. "Наука", Л., 1967.)

Чем же интересна и значительна избранная нами тема?

В интернациональной теме советская литература обнаруживает одну из коренных своих особенностей. Более того, интерес к жизни других народов и дружественное понимание ее являются существенным проявлением метода социалистического реализма. Ведь именно в условиях социализма открывается простор для равноправного сотрудничества, для воплощения в жизнь мысли о том, что "всякая нация может и должна учиться у других".1 Изучение интернациональной темы содействует раскрытию гуманистического пафоса литературы социалистического реализма.

1 (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 23, Госполитиздат, М., 1960, стр. 10.)

В борьбе против национализма, с одной стороны, и национального нигилизма, с другой, коммунистическая партия наметила подлинно верное решение национального вопроса. Владимир Ильич Ленин еще в предреволюционные годы подчеркивал, что во всех случаях необходимо "бороться против мелконациональной узости, замкнутости, обособленности, за учет целого и всеобщего, за подчинение интересов частного интересам общего".1 Но, выступая против национализма, Ленин видел глубокую связь национально-освободительного движения с пролетарской борьбой за социализм. Протестуя против национального нигилизма, В. И. Ленин критиковал догматиков и сектантов в международном социалистическом движении, которые требовали "пропаганды индифферентизма по отношению к "отечеству", "нации", считая, что в ходе пролетарской революции должно произойти немедленное слияние всех наций. Требование устранения разнообразия, уничтожения национальных различий Ленин заклеймил как "вздорную мечту".2 По мнению В. И. Ленина, национальный вопрос является неотъемлемой частью вопроса о социалистической революции, которая не только не "отменяет", но поддерживает национально-освободительные движения народов. Опыт последнего полустолетия свидетельствует о торжестве идей пролетарского интернационализма. Практика социалистического, а затем и коммунистического строительства вела и ведет к укреплению национальных чувств и одновременно к росту интернационалистского сознания. Обращение к инонациональному материалу дает писателям возможность шире отразить эти процессы.

1 (В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 30, стр. 45.)

2 (В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 41, стр. 77.)

Путь к будущему слиянию наций лежит, как известно, через их длительное развитие. Имея в виду правильную национальную политику, В. И. Ленин писал: "Тут надо быть архистрогим... тут шутить нельзя, тут надо быть 1000 раз осторожным".1 Мы не должны забывать ленинского положения о том, что, пока есть нации, безнациональной литературы нет и быть не может. Изучение национальных условий убеждает в непреложности этого положения. Следовательно, решение коренной проблемы - раскрытие интернационального, общечеловеческого - может быть достигнуто лишь с учетом национального и только через него, а не в условных вненациональных схемах. Естественно, все это происходит на основе конкретного социального анализа, посредством учета национальных традиций, четкой дифференциации их. В наше время, время национально-освободительных движений, время укрепления существующих и консолидации складывающихся наций, вопрос национального своеобразия как вопрос, общезначимый для мирового литературного процесса, имеет особенно важное значение.

1 (В. И. Ленин, Полное собрание сочинений, т. 53, стр. 190.)

Вместе с тем история литературы учит, что на различном национальном материале могут решаться самые различные вопросы, поставленные бесконечно разнообразными условиями жизни. В самом деле, ряд проблем послереволюционной действительности на инонациональном материале получал специфическое освещение по сравнению с тем, как решались сходные задачи на материале русской жизни. Это и не случайно, поскольку в реальной действительности существует многообразие путей народов к социализму.

Само собой разумеется, что раскрытие национального своеобразия в облике героя, как и в общем "настрое" литературы, отнюдь не ведет писателя к национальной обособленности. Напротив, лучшее понимание национальных особенностей других народов способствует обнаружению черт сходства, росту взаимопонимания и взаимного интереса, способствует интернационалистскому воспитанию. Проникая в инонациональную среду, обогащаешь свой опыт знанием вновь постигаемых элементов культуры, быта, нравов. Особенно отчетливо это видно на примере творчества Эльмара Грина, много потрудившегося над решением задач, продиктованных условиями жизни эстонского и финского народов. Обогащение инонациональной стихией, конечно, не имеет универсального характера и определяется индивидуальностью автора.

Творческое использование инонационального материала лишний раз свидетельствует о зрелости русской советской литературы, ибо "национальное начало литературы определяется, наконец, и тем, в какой мере она восприняла, переработала и творчески развила национальное начало других литератур".1

1 (И. Бехер. В защиту поэзии. ИЛ, М., 1959, стр. 84.)

С другой стороны, успеха в интернациональной теме может добиться только тот художник, который уважает и ценит свой собственный народ.

Стремясь передать "характер друга иной народности" "во всей полноте" (П. Павленко), писатель вовсе не отрекается от собственной национальности. Наоборот, и здесь он смотрит "глазами своей национальной стихии".1 При этом он, естественно, опирается прежде всего на опыт своей литературы. Так, например, обратившись в 30-е годы к изображению эстонской деревни, Эльмар Грин смог использовать опыт современной русской литературы, в частности М. Шолохова, чтобы глубоко передать индивидуалистическое мировоззрение как вчерашний день эстонской деревни и обрисовать пути ее жителей к новому социально-общественному укладу.

1 (Н. В. Гоголь, Полное собрание сочинений, т. 8, Изд. АН СССР. М., 1952, стр. 51.)

Интернациональная сущность русской советской литературы определяется также и тем, что она является наследницей традиций литературы классической. Ее интернационализм - выражение одной из сторон русского национального характера. "Всемирную отзывчивость" Достоевский называл "главнейшею способностью нашей национальности".1

1 (Ф. М. Достоевский, Полное собрание сочинений, т. 12, СПб., 1906, стр. 432.)

Отражая наиболее существенные проблемы современности, учитывая повороты мировой политики, подъем революционно-освободительного движения, произведения на интернациональную тему передают борьбу трудящихся всех стран, национально-освободительную борьбу в колониях и самое главное - запечатлевают становление нового человека в условиях ломки старого строя и строительства новых общественных отношений. В лучших книгах отражен этот процесс в конкретных исторических условиях, показаны этапы его становления. При этом неизбежно происходит социальное размежевание героев, так как только на путях укрепления классового сознания возможно формирование человека завтрашнего дня. В борьбе вырабатывается качественно новое пони-мание патриотизма, соединяющее национальное и интернациональное чувства в прочный сплав.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"