Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки







Вот здесь в углу, за каменной скалой.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

6. АНАЛИЗ ОБРАЗОВ КОМЕДИИ «РЕВИЗОР»

1) Анализ образа городничего (1 час)

Наиболее существенным этапом в работе над комедией «Ревизор» является анализ образов персонажей. Этот анализ должен быть проведен в тесной связи с анализом языка персонажей как средства художественного изображения, которым главным образом пользуется автор для раскрытия их характеров.

Присматриваясь к особенностям речевой характеристики действующих лиц, целесообразно обращать внимание не только на лексическую сторону их речи, но и на психологическую. При анализе образов следует учесть «Замечания для господ актеров», написанные автором с целью уточнения образов персонажей.

Обращается внимание и на ремарки автора в тексте комедии, которые способствуют более ясному пониманию поведения действующих лиц.

Анализ системы образов комедии закономернее всего начать с образа городничего, являющегося главной фигурой в чиновничьем мире. Анализ образа городничего ввиду его сложности проводит сам учитель. Но в процессе анализа он использует материал, который готовят учащиеся к этому уроку.

Задание к анализу образа городничего:

1. Как характеризуют городничего письмо Чмыхова и сон (действие I, явл. 1)?

2. Какие советы и наставления дает городничий чиновникам в I действии? Как они его характеризуют?

3. Как меняется самочувствие городничего во II действии (явл. 8, 10) в сцене с Хлестаковым? Как это самочувствие отражено в его разговоре с Хлестаковым и в словах «про себя»?

4. Отметьте отношение городничего к жене (действие III, явл. 2, 9, 10; действие V, явл. 1).

5. Проследите взаимоотношения городничего с купцами (действие I, явл. 4; действие IV, явл. 10; действие V, явл. 2). Обратите внимание на речь его, когда он говорит с купцами или о купцах.

6. Как в поступках и речи городничего отражаются основные черты его характера: грубость, лживость его натуры, угодничество, высокомерие, ум, хитрость?

Подтвердите текстом характеристику городничего, данную ему Гоголем в «Замечаниях для господ актеров»: «очень не глупый, по-своему, человек», «ведет себя очень солидно», «довольно сурьезен», «резонер», «его каждое слово значительно», «переход от страха к радости, от низости к высокомерию довольно быстр, как у человека с грубо развитыми склонностями души».

7. Обратите внимание на лексическую сторону речи городничего:

а) найдите в речи его сравнения и гиперболы и выясните смысл их;

б) отметьте в его речи просторечные слова и выражения, с одной стороны, и образцы официально-канцелярского языка - с другой.

Примерное содержание урока

Урок по анализу образа городничего начинается с зачитывания характеристики его, данной автором в «Замечаниях для господ актеров», и рассматривания фотографий нескольких актеров в этой роли (Сосницкого, Давыдова, Рыбакова, Москвина, Яковлева и др.) с целью обратить внимание на то, какую сторону авторской характеристики старался подчеркнуть в своем исполнении тот или другой актер.

После этого учитель переходит к анализу образа в самой комедии.

Комедия «Ревизор» начинается словами городничего, который сообщает чиновникам о приезде ревизора. Известие это он квалифицирует как пренеприятное. В сообщении городничего дано сжато и конкретно ощущение грозящей беды: «К нам едет ревизор», «Из Петербурга» (вес его), «инкогнито» (таинственность), «еще с секретным предписаньем» (навести порядок, вскрыть злоупотребления, виновных наказать).

Откуда же узнал городничий о приезде этого неожиданного и нежелательного гостя? Из письма своего приятеля Чмыхова, который сам об этом узнал «от самых достоверных людей». Это письмо Чмыхова - важный элемент в раскрытии личности городничего, так как у городничего и его приятеля полное единомыслие.

Типичной чертой городничего является то, что за ним «водятся грешки», т. е. служебные злоупотребления, и он не любит «пропускать того, что плывет в руки», т. е., попросту говоря, является взяточником, «то, по мнению автора письма, доказывает его ум».

С первых же строк комедии городничий выступает и как человек невежественный, суеверный. «Я как будто предчувствовал», - заявляет он и рассказывает вещий сон о двух крысах. Приснившиеся городничему крысы были «черные, неестественной величины», это говорит о ревизоре необычайного масштаба.

Городничий расценивает приезд ревизора в город как тонкую политику высшего начальства: «пришла очередь к нашему» (городу), тогда как «до сих пор... подбирались к другим городам» (действие I, явл. 1) - (меткая и ядовитая оценка действий начальства).

Предуведомив чиновников, городничий считает своим долгом дать им некоторые служебные советы/ которые выдают его с головой как типичного бюрократа, который заботится о чисто внешнем впечатлении и не интересуется содержанием той или другой отрасли службы.

Землянике он предлагает сделать так, чтобы в богоугодных заведениях все было прилично, т. е. «колпаки были бы чистые, и больные не походили бы на кузнецов».

Уездному лекарю Христиану Ивановичу предписывает надписать «над каждой кроватью по латыни или на другом каком языке» «всякую болезнь».

Он не заботится о существе постановки врачебной работы в городе. Ему важно произвести внешний эффект, отвлечь глаза от злоупотреблений. Отсюда и смысл распоряжения: «надписать... над каждой кроватью болезнь «по-латыни или на другом каком языке», Одновременно он делает указание насчет крепкого табака, который курят больные, рекомендует, чтобы больных было меньше, так как большое количество больных может свидетельствовать о «дурном смотрении» или «неискусстве врача».

Бюрократизм и стремление только к внешнему эффекту великолепно выявляются из советов, данных городничим судье, хотя он и предполагает, что в уездный суд, в это «завидное место», которому «сам бог... покровительствует», вряд ли кто и заглянет.

Он обращает внимание судьи на гусей с «гусенками», которые шныряют под ногами в передней присутствия, на то, что в присутствии вывешивается всякая дрянь, а над шкафом висит охотничий арапник, на то, что от заседателя идет какой-то нехороший запах, «как будто бы он сейчас вышел из винокуренного завода».

То же внимание лишь к внешней стороне дела у городничего обнаруживается и в указании его Луке Лукичу, смотрителю училищ, насчет учителей. Городничий не контролирует содержание уроков и методическое искусство учителей, а обращает внимание на их «странные поступки», подразумевая под этим их внешнее поведение. Городничий, очевидно, бывал у них на уроках. Так, говоря про одного учителя, который гримасничает на уроках, он сам, подражая ему, делает гримасу, которую видел у него на уроке. Про второго же, учителя истории, он прямо говорит: «Я раз слушал его...» и т. д. (действие I, явл. 1).

Но несмотря на то, что он посещал уроки этих учителей, он совершенно не интересовался содержанием уроков и учителей знает очень поверхностно, не может припомнить их фамилий и вспоминает их по другим признакам: первый - тот, «что имеет толстое лицо», «второй - по исторической части».

Городничий признает их образованность: у первого «ученое звание», второй «сведений нахватал тьму», по он недоволен их внешним поведением: первый делает рожи, второй объясняет с таким жаром, что ломает стулья.

Давая советы и наставления чиновникам, городничий уведомляет их о том, что «по своей части» он «кое-какие распоряженья сделал». В первоначальной редакции комедии упоминалось, что распоряжения касались преимущественно полицейской части: «насчет пожарных труб, чистоты улиц и пр.». В окончательной редакции нет раскрытия этих распоряжений городничего в этой его реплике. О них мы узнаем из диалога городничего с частным приставом (действие I, явл. 5), который говорит, что он распорядился так, как приказывал городничий: «Квартального Пуговицына... послал с десятскими подчищать тротуар», «Держиморда поехал на пожарной трубе».

В этом же явлении, в дальнейшем диалоге с частным приставом, городничий делает еще дополнительные распоряжения: «Квартальный Пуговицын... он высокого роста, так пусть стоит для благоустройства на мосту», «Разметать наскоро старый забор, что возле сапожника» (в городе, видимо, нет названий улиц).

Надо заметить, что советы и распоряжения городничего, касающиеся не существа дела, а внешних деталей, выглядят незначительными, нелепыми и вызывают смех.

Интересно отметить ту словесную форму, в которую облекает городничий свои распоряжения.

Частного пристава он встречает (действие I, явл. 5) грубым окриком: «Куда вы запропастились? На что это похоже?», а узнав о том, что квартальный Прохор мертвецки пьян, городничий восклицает: «Как же вы это так допустили?» и приказывает: «Послушайте ж, вы сделайте вот что».

В такой форме дается и распоряжение о Пуговицыне. А дальше резкая повелительная интонация: «Да разметать наскоро старый забор» и т. д.

Наставления же чиновникам даются в более мягкой форме, поскольку они стоят на более высокой ступени служебной лестницы и являются соучастниками «грешков» городничего: «я вас, господа, предуведомил. Смотрите» (действие I, явл. 1). Обращаясь к Землянике, он считает нужным объяснить причину, почему в богоугодных заведениях все должно быть «прилично», хотя и здесь не обходится без инфинитивной формы: «над каждой кроватью написать по-латыни» и т. д.

Свое наставление Хлопову городничий облекает в форму совета: «вот вам, Лука Лукич, так, как смотрителю учебных заведений, нужно позаботиться особенно насчет учителей» (действие I, явл. 1). И он старается убедить Луку Лукича, относительно неисправного поведения первого упомянутого им учителя. «То же я должен вам заметить и об учителе по исторической части», - продолжает свое наставление городничий и о другом учителе, так же в достаточно выдержанной форме.

Еще более осторожно и вежливо высказывает свой совет городничий судье: «Вам тоже посоветовал бы, Аммос Федорович, обратить внимание на присутственные места» (действие I, явл. 1). Такая более вежливая форма обращения с судьей объясняется, очевидно, тем, что судья в отличие от других чиновников занимает выборную должность («избран... по воле дворянства»).

Осторожность городничего выражается в том, что свой совет убрать гусей из передней он сопровождает некоторой извиняющей оговоркой («Оно, конечно, домашним хозяйством заводиться всякому похвально, и почему ж сторожу и не завесть его»). Делая указание судье относительно висящего не у места, над шкафом, охотничьего арапника, он так же снисходительно замечает:

«Я знаю, вы любите охоту, но все на время лучше его принять, а там, как проедет ревизор, пожалуй, опять его можете повесить».

Мягкотелость и нетребовательность городничего к уездному суду, находящемуся в ведении судьи, особенно бросается в глаза из следующих его реплик:

«Да я так только заметил вам», «Впрочем, я так только упомянул об уездном суде». Городничий почти уверен, что в это «завидное место» никто не заглянет: такой, видимо, там беспорядок и путаница.

Совершенно преображается речь городничего, когда он обращается к почтмейстеру (действие I, явл. 2). Это обращение не носит характера наставления или совета, а заключает в себе хитрую просьбу. Эта просьба толкает почтмейстера на явно незаконные поступки, от чего и предостерегает дальше судья, и поэтому городничий, в других случаях прямой, даже резкий, здесь несколько конфузливо, нетвердо выражается: «Послушайте, Иван Кузьмич, нельзя ли вам, для общей нашей пользы, всякое письмо, которое прибывает к вам в почтовую контору, входящее и исходящее, - знаете, этак, немножко распечатать и прочитать» и т. д. И дальше, когда городничий почувствовал полное единомыслие с почтмейстером:

«Так сделайте милость, Иван Кузьмич» и пр.

А вот городничий в роли начальника-солдафона в сцене с полицейскими: «Я знаю тебя: ты там кумаешься да крадешь в ботфорты серебряные ложечки, смотри, у меня ухо востро!.. Смотри! не по чину берешь!» (действие I, явл. 4).

Или в другом месте: «Где вас черт таскает!..» «стоять на крыльце и ни с места! И никого не впускать в дом стороннего» (действие III, явл. 11).

Чрезвычайно показательно внутреннее состояние городничего, которое ярко отражается и в его речи при встрече с Хлестаковым. Диалог городничего и Хлестакова во II действии (явл. 8) представляет собой шедевр высочайшего комедийного мастерства.

Предполагая в Хлестакове приехавшего ревизора, до смерти испугавшийся городничий теряет всякое самообладание и решительность и старается быть любезным и казенно-вежливым. Отсюда целый ряд реплик: «Желаю здравствовать!», «Извините» (2 раза), «Позвольте мне предложить вам», «Не трудитесь считать», «Осмелюсь лк спросить» и др.

Любопытно отметить резко контрастные реплики в устах городничего: с одной стороны, в адрес Хлестакова: «Да вы не извольте беспокоиться», а с другой стороны, в адрес трактирного слуги: «Пошел вон» (действие II, явл. 9).

Ореол Хлестакова, еще не разоблаченного ревизора, отражается и на Осипе. Поэтому слугу Хлестакова городничий называет «друг» и обращается с ним вежливо, льстиво, «тебя накормили хорошо?», «мне очень нравится твое лицо»: «ты должен быть хороший человек» (действие III, явл. 10).

Но какую резкую, уничтожающую характеристику Хлестакову дает разгневанный городничий в V действии (явл. 8), когда выяснилось его лицо. Городничий называет его сосулькой, тряпкой и восклицает: «Ну что было в этом вертопрахе похожего на ревизора? Ничего не было! Вот просто ни на полмизинца не было похожего!» Городничий неправ, считая, что ничего не было в этом «вертопрахе» похожего на ревизора. Хлестаков сумел напустить на себя важность и в воображении перетрусившего городничего предстать в ореоле высокой особы. Недаром и городничий стал мечтать о генеральском чипе и скачущих впереди себя фельдъегерях и адъютантах (действие V, явл. 1).

«Конечно, - пишет В. Ермилов в монографии о Гоголе, - обидно ему сознавать, что он обманут таким ничтожеством, но ведь это ничтожество - «лучшая часть» его самого! Вот в чем насмешливый, издевательский смысл эпиграфа: «На зеркало неча пенять, коли рожа крива!» (1. Ермилов, Н. В Гоголь, Гослитиздат, 1952, стр. 220). Отметим отношение городничего к Анне Андреевне. В зависимости от его положения и душевного состояния и обращение его с женой принимает тот или иной оттенок. Так, ободренный успехом дела с Хлестаковым во II действии, когда общий язык между ними, казалось, был найден, городничий с мягкими, даже нежными словами обращается к жене в записке, называя ее душенькой и нежно заканчивая записку: «Целуя, душенька, твою ручку, остаюсь твой: Антон Сквозник - Дмухановский»; в начале V действия, в момент высшего торжества, когда городничий и его супруга размечтались о предстоящем счастье, он солидно и почтительно величает ее «Анна Андреевна», «матушка» и обращается к ней с рядом вопросов, как бы советуясь.

Но обращение к жене и дочери иное в III действии (явл. 10) во время разговора с Осипом, когда городничий хочет выведать кое-что о его барине, а любопытные женщины ему мешают. Он несколько раз обрывает их: «Полно, полно вам!», «Да перестаньте, пожалуйста» и др.

Характер этих реплик особенно бросается в глаза рядом с льстивыми словами городничего, обращенными к Осипу. Примечательно, что на протяжении всего явления городничий ни разу не назвал жену по имени.

Если там, где нужно и можно о себе составить благоприятное впечатление, городничий умеет найти слова вежливости и должного обхождения (например, в сценах с Хлестаковым), то там, где он может не стесняться, грубость, самодурство и произвол его натуры проявляются с большой силой (в его отношении к «купечеству и гражданству», которым он, по его словам, «солоно пришелся»). Недаром отношение этих слоев города «смущает» городничего, может быть, с их стороны он боится «доноса», а в IV действии прямо показано, как доведенные до крайности купцы и мелкие горожане бьют челом на городничего.

Всякий раз, как городничий упоминает о купцах, с его уст слетают слова, полные злобы, угроз. Собираясь встречать ревизора в I действии, находясь в страхе и смятении, при виде своей исцарапанной шпаги он вспоминает «проклятого купчишку Абдулина», который не потрудился прислать ему новую шпагу. И уезжает он с обещанием на устах: наложить на каждого бестию-купца обязательство доставить по три пуда воску для благодарственной свечи, если все благополучно сойдет с рук.

В объяснении с Хлестаковым во II действии городничий не забывает теплым словом вспомнить про себя местных «проклятых купцов» и в оправдание своего поведения старается очернить их: '«Это выдумали злодеи мои; это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься».

Как ни боится городничий доносов на себя, а как только судьба ему немного улыбнулась, он тотчас же грозит «купчишке» Абдулину: «Скажи купцу Абдулину,- пишет он в записке жене,- чтобы прислал самого лучшего (вина.- П. Б.», а не то я перерою весь его погреб».

Более подробную характеристику купцам и мелким горожанам дает городничий в IV действии (явл. 15), испугавшись их жалобы: «это такие лгуны... Они уж и по всему городу известны за лгунов... это такие мошенники, каких свет не производил».

Но окончательную волю своей злобе и мщению, соединенным с ощущением пронесшейся грозы и вернувшейся к нему силы, он дает в последнем действии, когда хочет «задать перцу всем этим охотникам подавать просьбы и доносы» (явл. 1).

«Вот я их, каналий! Так жаловаться на меня!.. Постойте ж, голубчики! прежде я вас кормил до усов только, а теперь накормлю до бороды»,-: грозит он купцам.

И вслед за этим Гоголь рисует сцену, где показан произвол торжествующего начальника над унижающимися и придавленными его властью купцами (действие V, явл. 2).

Не давая возможности почти ничего сказать купцам в свое оправдание, он не стесняется употреблять грубые, отборные выражения. Здесь и каскад разнообразных эпитетов: «Соколики, голубчики, самоварники, аршинники, архиплуты, протобестии, надувалы мирские, рожа, козлиная борода, каналья»; и саркастическая издевка: «как поживаете? как товар идет ваш?»; это надменное выражение своего торжества: «жаловаться? Что? много взяли? Вот, думают, так в тюрьму его и засадят!»; и грубое высмеивание типичной внешности купца: «И брюхо сует вперед: он купец... А как разопрет тебе брюхо, да набьешь себе карман, так и заважничал! Фу ты, какая невидаль!»; и крайнее презрение к провинившимся: «Да я плевать на твою голову и на твою важность»; и вскрытие проделок купцов и той помощи, которую сам же им оказывал: «А кто тебе помог сплутовать...»; и угроза мести: «Теперь я вас!»; и передразнивание: «Мы... и дворянам не уступим», «Не гневись!», «Не погуби!»; и самовосхваление: «Я не памятозлобен»; и предупреждение на будущее: «только теперь смотри держи ухо востро!»; и аппетит на взятку не такого масштаба, как это было прежде: «Чтоб поздравление было... понимаешь? не то чтоб отбояриться каким-нибудь балычком или головою сахару».

С исключительной силой и остротой выливается в этой сцене озлобление, накипевшее в душе восторжествовавшего городничего. Охвативший его азарт распекания и глумления выражается в восклицательных и вопросительных интонациях, многочисленных обращениях, грубых образных выражениях: «семь чертей и одна ведьма вам в зубы», «ты бы меня, каналья, втоптал в самую грязь, еще бы и бревном сверху навалил».

Таким образом, отношение городничего к разным лицам в комедии дает обильный материал для раскрытия образа этого центрального героя произведения.

Городничий выведен автором в комедии как человек серьезный, по-своему умный, хитрый, опытный в жизненных обстоятельствах.

Правда, представление его об умном человеке очень своеобразно, оно связано с оправданием взяточничества (из письма Чмыхова: «ты человек умный и не любишь пропускать того, что плывет в руки»).

О своем практическом уме, жизненном опыте и ловкости он заявляет сам (действие V, явл. 8): «Тридцать лет живу на службе; ни один купец, ни подрядчик не мог провести; мошенников над мошенниками обманывал, пройдох и плутов таких, что весь свет готовы обворовать, поддевал на уду; трех губернаторов обманул!»

Вот в этом умении обмануть, провести, поддеть на уду видит городничий проявление своих лучших качеств: ума, хитрости, жизненной сноровки. И в том, что его провел «сосулька», он видит потерю своих положительных качеств. «Старый дурак»,- называет он себя. «Выжил, глупый баран, из ума!» - заявляет с гневным огорчением он. Словом, «одурачен городничий».

Любопытна в этом отношении одна деталь (действие I, явл. 5): про всякого, кто скажет, что церковь при богоугодном заведении не сгорела, а не начинала строиться, т. е. сообщит правду, городничий говорит, что он «сдуру скажет». Другими словами, «сдуру» сказать - значит, сказать правду, а соврать - значит, проявить ум.

В комедии можно найти не мало примеров, говорящих о сметливости, хитрости, опытности городничего.

Например, в I действии почтмейстер, как и судья, наивно связывает приезд ревизора с войной с турками, городничий гораздо трезвее их оценивает это событие: «Какая война с турками! просто, нам плохо будет, а не туркам» (явл. 2). Так и было на самом деле: вышла его правда.

Городничий надеется на свои силы, когда намеревается ехать в гостиницу и спасать положение. Он отвергает предложение глубокомысленного судьи вперед пустить голову, духовенство, купечество: «позвольте уж мне самому. Бывали трудные случаи в жизни, сходили, еще даже и спасибо получал; авось, бог вынесет и теперь» (действие I, явл. 3). И здесь же высказывает верное, основанное на опыте соображение: «молодого скорее пронюхаешь. Беда, если старый черт, а молодой весь наверху». Он и старается «пронюхать» приезжего и выведать от пего, что он собой представляет. Благодаря хитрости и ловкости ему действительно удалось расположить к себе Хлестакова и заставить его открыть себя.

Хотя городничего и после этого не оставляет страх и многое ему еще в Хлестакове неясно, но все же он понимает, что не все, сказанное Хлестаковым,- правда: «Если хоть одна половина из того, что он говорил, правда?» (действие III, явл. 9).

И тут же он очень верно замечает: «Конечно, прилгнул немного».

Страх помешал городничему разгадать Хлестакова до конца - в этом его непоправимая ошибка. Но все же ему удалось Хлестакова «поддеть на уду» - он, «наконец, и подался. Да еще наговорил больше, чем нужно. Видно, что человек молодой» (действие III, явл. 9).

Хотя городничий - человек достаточно умный, опытный в жизни, однако в своих суждениях он не всегда бывает последователен и глубок. Больше того, из его речи можно привести примеры, свидетельствующие об отсутствии элементарной логики.

Например, в 1 действии (явл. 1) он так рассуждает об учителях: «Они люди, конечно, ученые и воспитывались в разных коллегиях, но имеют очень странные поступки, натурально неразлучные с ученым званием». Последняя мысль не отличается должной логичностью.

Отсутствие последовательности в мыслях заметно и в споре городничего с судьей в I действии о взятках. Когда судья доказывает разницу между взятками и оправдывает, свою в этом отношении практику-взятки борзыми щенками, городничий, не находя должного возражения, перескакивает с одной логической линии на другую и выдвигает совсем неожиданный довод: «зато вы в бога не веруете; вы в церковь никогда не ходите» (явл. 1).

Самочувствие городничего, именно страх его перед приехавшим ревизором, великолепно раскрывается в I действии, когда он собирается ехать в гостиницу представляться начальству. Он мечется по комнате, наскоро отдавая распоряжения, теряя свою уравновешенность и твердость. Глубину психологического портрета городничего, его робость перед мнимым ревизором и постепенно растущее самообладание, смелость и даже тонкое подтрунивание над своим собеседником, а одновременно с этим строгую выдержку, лесть и подхалимство - все это неповторимо показал Гоголь во II действии (явл. 8), в диалоге между городничим и Хлестаковым и параллельно в словах городничего «в сторону». Если слова «вслух» показывают выдержку, внешне благожелательное отношение градоправителя и заметную долю угодничества, то слова, сказанные «в сторону», отличаются тонкой иронией, издевкой и вместе с тем меткостью: «подпустим и мы турусы», «да, с ним нужно ухо востро», «какие пули отливает! И старика отца приплел!», «Славно завязал узелок! Врет, врет и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький. Кажется, ногтем бы придавил его» и др.

Еще одна черта должна быть отмечена в характеристике городничего: его лживость, которую особенно отчетливо можно проследить на передаче им истории с унтер-офицерской женой.

Вообще эта история его сильно волновала. Недаром при первом же известии о приезде ревизора он прежде всего вспомнил о ней: «в эти две недели высечена унтер-офицерская жена!» (действие I, явл. 3).

Когда он, весь дрожа, стоит в трактире перед предполагаемым ревизором и начинает оправдываться в своих поступках, он сейчас же вспоминает эту историю, но придает ей неверное освещение: «Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, та это клевета... Это выдумали злодеи мои» (действие II, явл. 8).

Сопоставляя два эти высказывания, нетрудно убедиться в деспотической и одновременно лживой натуре городничего. Но этого недостаточно. Позднее, когда он узнает о том, что на него жаловались Хлестакову, он, встревоженный, вбегает в комнату и вновь обращается к этому эпизоду: «Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла» (действие IV, явл. 15). На этот раз он дополняет эту историю новыми подробностями, искажая ее еще больше.

Вот еще пример, когда городничий в глаза новому человеку говорит явную ложь, нисколько не стесняясь.

Когда Хлестаков по своей страсти к картишкам коснулся этого вопроса в разговоре с чиновниками (действие III, явл. 5), городничий, насторожившись, как бы не попасть здесь впросак, нагло стал отрицать свою любовь к карточной игре. «Я карт и в руки никогда не брал; даже не знаю, как играть в эти карты» и т. д. Это вранье городничего разоблачается тут же репликой Луки Лукича (в сторону): «А у меня, подлец, выпонтировал вчера сто рублей».

Высказывания городничего дают основание говорить о нем как о преступном градоправителе, он виноват в хищениях, взяточничестве, притеснениях, принимает участие в нечестных сделках.

Так, например, в I действии (явл. 5) городничий упоминает о каких-то махинациях с постройкой церкви при богоугодном заведении, на которую были ассигнованы деньги. Эта церковь строиться и не начиналась, а деньги, видимо, были расхищены. Городничий вразумляет подчиненных, чтобы эта история освещалась иначе: церковь будто бы «начала строиться, но сгорела».

В V действии (явл. 2) мы узнаем о том, как городничий «помог» купцу «сплутовать» при постройке моста, за что, по-настоящему, должно было «спровадить» в Сибирь.

Во всем проявляется плутовская, хищническая, фальшивая натура городничего.

Гоголь мастерски показал манеру городничего выражаться, то унижаясь, пресмыкаясь и лебезя, то, наоборот, выставляя себя в выгодном свете и возвеличиваясь.

Каким жалким выглядит, например, этот начальник города перед внезапно приехавшим «елистратишкой», появившись в трактире (действие II, явл. 8). «Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие... не сделайте несчастным человека»,- «вытянувшись и дрожа всем телом», лепечет он.

Или дальше. «По неопытности, ей-богу, по неопытности. Недостаточность состояния»,- «дрожа», продолжает он бормотать.

Таким же жалким выглядит городничий и в IV действии (явл. 15), когда, вбежав в комнату «впопыхах», он умоляет: «Ваше превосходительство, не погубите!» Иногда в пылу угодничества в его речи мелькнет и унизительно-лакейское «с»: «Это-с ничего» (действие II), «так точно-с» (действие IV).

Но он бывает совсем иным, когда дело благоприятно поворачивается в его сторону. Тогда у него появляются и рисовка, и самоуверенность, и самовосхваление. Заметим, как он постепенно преображается во II действии (явл. 8) по мере того, как выравниваются его отношения с приехавшим «ревизором» Он не преминул уже здесь похвалить себя как радетельного начальника: «ночь не спишь, стараешься для отечества, не жалеешь ничего, а награда, неизвестно еще, когда будет!» Но в этих словах слышится не только старание, но и показная скромность.

Сейчас же он не замедлил выставить и еще одно положительное качество: гостеприимство, «особливо если гость просвещенный человек». Хотя он и старается уверить «гостя» в том, что говорит это не «из лести», а «от полноты души», но поверить этому нельзя.

Больше всего городничему хочется выставить себя образцовым «градоправителем», употребляющим свое время, как он говорит Хлестакову, «на пользу государственную».

Он вовсю расписывает себя и одновременно старается противопоставить себя нерадивому начальнику:

«Иной городничий, конечно, радел бы о своих выгодах; но верите ли, что, даже когда ложишься спать, все думаешь: господи боже ты мой, как бы так устроить, чтобы начальство увидело мою ревность и было довольно... Наградит ли оно или нет, конечно, в его воле, по крайней мере я буду спокоен в сердце... и почестей никаких не хочу. Оно, конечно, заманчиво, но пред добродетелью все прах и суета» (действие 3, явл. 5). Конечно, выхваляя свое рвение к службе и заботу о городе и показывая полное равнодушие к наградам, городничий опять-таки лжет, прикрывая свою подлую своекорыстную душонку несуществующей добродетелью. Его разоблачают слова Артемия Филипповича: «Эка, бездельник, как расписывает!» Здесь особенно выразителен эпитет бездельник. Да и мечты городничего о наградах в V действии также развенчивают его бескорыстность.

Язык городничего - образец индивидуализации речи героя. Характер городничего, отношение его к людям разных слоев и положений, мысли и чувства его - все это нашло ярчайшее воплощение в языке.

Но язык городничего крайне интересен и со стороны лексики, морфологии и синтаксиса.

Прежде всего он прост, ясен и точен. Возьмем первую же его реплику: «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие. К нам едет ревизор». Весь эффект этой реплики в чрезвычайной простоте, ясности, точности, отсутствии каких бы то ни было украшающих слов.

Еще пример: «По своей части я кое-какие распоряженья сделал, советую и вам. Особенно вам, Артемий Филиппович! Без сомнения, проезжающий чиновник захочет прежде всего осмотреть подведомственные вам богоугодные заведения - и потому вы сделайте так, чтобы все было прилично. Колпаки были бы чистые, и больные не походили бы на кузнецов, как обыкновенно они ходят по-домашнему» (действие I, явл. 1).

Язык городничего отличается меткостью. Он умеет подобрать острое слово, придать выражению своих мыслей иронический оттенок. Вот примеры. Он остро характеризует политику высшей власти в начале комедии словами: «до сих пор... подбирались к другим городам». Или вот характеристика уездного суда: «это уж такое завидное место, сам бог ему покровительствует».

Язык городничего, соприкасающегося со средой простых горожан, мелкого купечества и вообще простого нечиновного люда города, насыщен просторечными и разговорными, словами и оборотами, идиоматическими выражениями, что придает его языку яркость и выразительность: «Добрался до Александра Македонского», «ты там кумаешься», «ты стянул всю штуку», «молодого скорее пронюхаешь», «так и шныряет под ногами», «я им солоно пpишёлся», «задам перцу», «отбояриться каким-нибудь балычком», «вдруг брякнул... словно».

В речи городничего можно отметить еще следующие особенности:

1) синонимическое разнообразие:

«Эк куда метнул!» (действие 11, явл. 8); «Эк куда хватили!» (действие I, явл. 1);

2) динамичные отглагольные наречия:

«Хвать стулом об пол» (действие 1, явл. 1), «отворится дверь и шасть» (действие 1, явл. 2);

3) употребление иностранных, книжных слов: «инкогнито», «натурально», «приватно», «аллегории», «екивоки», «фриштик»;

4) употребление глаголов несовершенного вида: «ничего не начитывали о каком-нибудь чиновнике из Петербурга?» (действие I, явл. 2), «заламливал такие аллегории» (действие 3, явл. 9);

5) не свойственные современному литературному языку слова, формы слов, выражения: «неискусство врача», «сорок пуд сбрасывает», «точный жених», «маленькими гусенками», «если приезжий чиновник будет спрашивать службу», «собственнолично», «непамятозлобен»;

6) использование суффиксов существительных и прилагательных для придания унизительного оттенка характеризуемому человеку или предмету: «худенький, тоненький, наденет фрачишку» (о Хлестакове), «купчишка Абдулин»;

7) пристрастие городничего к выражениям с местоимением «оно» (в среднем роде) без точного обозначения предмета:

«Конечно, если он ученику сделает такую рожу, то оно еще ничего, может быть, оно там и нужно так» (действие I, явл. 1).

Речь городничего характеризуется в основном двумя речевыми стилями: официально канцелярским стилем городского чиновника и непринужденно-разговорной формой беседы.

Целесообразно сравнить ряд отрывков из речи городничего

Официально канцелярский стиль речи:

1. «Обязанность моя, как градоначальника здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений..» (действие II, явл. 8).

2. «Благое дело изволили пред принять. Ведь кот относительно дороги говорят, с одной стороны, неприятности насчет задержки лошадей, а ведь, с другой стороны, развлеченье для ума» (действие II, явл. 8).

Непринужденно-разговорная форма речи.

1. «Я раз слушал его ну, покамест говорил об ассириянах и вавилоннах - еще ничего, а как добрался до Александра Македонскою, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. Я думал, что пожар. Ей богу! Сбежал с кафедры и, что силы есть, хвать стулом об пол» (действие I, явл 1).

2. «Что, Анна Андреевна? а? Думала ли ты что-нибудь об этом? Экой богатый приз, канальство (1.) Ну, признайся откровенно тебе и во сне не виделось, просто из какой-нибудь городничихи и вдруг. Футы, канальство!, с каким дьяволом породнилась!» (действие V, явл. 1)

Если сопоставить эти два столбца образцов речи городничего, нетрудно заметить, что в первом столбце налицо искусственность, тяжеловесность официально- канцелярского стиля речи, во втором же - непринужденная, разговорная речь с различными психологическими нюансами.

Сравнений мало в речи городничего, и они не отличаются ни меткостью, ни оригинальностью. Вот, например, он, потрясенный враньем Хлестакова (действие III), пытается через сравнения выразить свое душевное состояние: «не знаешь, что и делается в голове; просто как-будто или стоишь на какой-нибудь колокольне, или тебя хотят повесить» (действие III, явл. 9).

К гиперболе городничий прибегает часто. Ему присуща склонность к преувеличениям. Так, чувство мести настолько овладевает им против «бестий-купцов», что он, давая обет поставить свечу, намеревается наложить на каждого» «по три пуда воску» (действие I, явл. 5).

Перспектива видеть Хлестакова своим зятем, а через него получить генеральский чин заставляет городничего чрезвычайно превознести его в глазах окружающих. Отсюда гипербола: он «выдает дочь свою не то чтобы за какого-нибудь простого человека, а за такого, что и на свете еще не было» (действие V, явл. 1).

Страшную глушь и отдаленность того уездного города, где он хозяйничает, он отмечает гиперболически: «Да отсюда, хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь» (действие 1, явл. 1).

Особенно бросается в глаза гиперболизация в последнем монологе городничего, когда он говорит о грандиозности своего позора:

«Вот смотрите, смотрите, весь мир, все христианство, все смотрите, как одурачен городничий!»

Разнообразен синтаксический строй речи городничего. Здесь встречаются и краткие инфинитивные предложения («стоять на крыльце и ни с места!», «никого не впускать в дом стороннего» и др.), и повелительные («ступай в кладовую: вынь ковер самый лучший», «всем объяви, чтобы все знали, кричи во весь народ, валяй в колокола» и др.).

Но наряду с этим в его речи можно встретить н развернутые конструкции, особенно там, где он прибегает к восхвалению своих добродетелей. Например: «Мы, прохаживаясь по делам должности, вот с Петром Ивановиче Добчинским, здешним помещиком, зашли нарочно в гостиницу, чтобы осведомиться, хорошо ли содержатся проезжающие, потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет; но я, я, кроме должное га, еще по христианскому человеколюбию хочу, чтоб всякому смертному оказывался хороший прием; и вот, как-будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство» (действие II, явл. 8),

Городничий не всегда правильно выражается. Объясняется это, конечно, низкой степенью его развития, невысокой его культурой.

Еще Белинский восхищался умением Гоголя немногими словами из речи городничего достичь большого художественного эффекта. Приведя в статье слова, сказанные городничим почтмейстеру: «немножко распечатывать и прочитывать всякое письмо, чтобы, узнать, не содержится ли в нем какого-нибудь донесения или просто переписки» (курсив Белинского.- П. Б.), великий критик восклицает: «Какая глубина в изображении! Вы думаете, что фраза «или просто переписки» бессмыслица или фарс со стороны поэта: нет, это неумение городничего выражаться, как скоро он хоть немного выходит из родных сфер своей жизни» (1. «В Г. Белинский о Гоголе», статьи, рецензии, письма, Гослитиздат, 1949, стр 130).

Приведем несколько неправильных выражений из речи городничего: «Вынь ковер самый лучший, что по голубому полю» (действие IV, за сценой); «Да я плевать на твою голову и на твою важность» (действие V, явл. 2) и др.

Таким образом, анализ образа городничего, проведенный в тесной связи с его речевой характеристикой, дает учащимся наглядное доказательство мастерства Гоголя в создании художественного образа, в умении великого сатирика сделать индивидуализированную речь персонажа важнейшим средством его характеристики.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"