Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Из антологии "Калитохей"

(Из антологии "Калитохей".- Антология (последняя из вышеупомянутых восьми) содержит сто пятьдесят стихотворений, написанных пятью поэтами в пяти тинеях. Размер - кали. Составитель и автор вступительного обращения к богу, а также одного из разделов - Налландуванар. Остальные четверо - Перунгадунго, Капилар, Наллуруддиранан и Марудан Илянаханар.)

ПЕРУНГАДУНГО

Прислужница госпожи - господину

 Ты в дальний поход снаряжаешься, о господин?
 Какая-то, видно, в душе у тебя червоточина.
 В пустыню твой путь, где, виденьем воды обмороченный,
 Я слышала, слон потерялся уже не один. 

 Весь в мысли свои погруженный, рукою могучею
 Ты лук напрягаешь - и звонко поет тетива.
 С лицом опечаленным, словно подернутым тучею,
 Следит за тобой госпожа - ни жива, ни мертва. 

 Примерив свои рукавицы и наручи прочные,
 Подушечкой пальца ты пробуешь стрел острия.
 Глаза у подруги твоей - как две чаши цветочные,
 Вечерней росою наполненные по края. 

 В мечтах о добыче все радостней и дерзновеннее, 
 От ржавчины ты отчищаешь метательный круг. 
 Но, как лепестки,- лишь пахнет холодов дуновение,- 
 Браслеты спадают, смотри, у жены твоей вдруг*. 

 Скажи, 
 Зачем ты ее оставляешь? Тревогой волнуема,
 То плачет она, то безмолвствует, горе тая.
 В разлуке с тобою погибнет она неминуемо.
 Тогда воскресит ли ее вся добыча твоя? 
* (Браслеты спадают, смотри, у жены твоей вдруг...- Спадание браслетов из-за худобы - традиционный образ, описывающий жену, которая исхудала в разлуке с мужем.)

 Прислужница госпожи - господину 

 Сущее пекло - пустыня. Деревья там редки.
 Скупы на тень, как сквалыги на траты, их ветки.
 Никнут они, увядают, как молодость нищих:
 Тленье и гниль поселяются в их корневищах,-
 И погибают - безвинные люди на плахе.
 Стонет страна в безграничном отчаянье, страхе,
 Если бесчинствует царь, покрывая позором
 Царское имя свое,- и нет меры поборам
 Алчных советников. Всюду - одно запустенье.
 Не такова ли пустыня, лишенная тени?

  Путь твой - туда. Но об этом решенье суровом
 Ты, господин, не обмолвился дома ни словом.
 Знай госпожа - и, подобно горюющим вдовам,
 Плакать ей долгие ночи на ложе пуховом. 

 Знай госпожа - и во тьме беспросветной, кромешной,
 Бедной вздыхать, предаваясь тоске безутешной.
 Чуть отодвинешься ты - утешать безуспешно!
 Как оправдаешься ты перед нею, безгрешной? 

 Знай госпожа - и конец красоте и здоровью: 
 Горькое горе приникнет к ее изголовью. 
 Сердце ее, господин, обливается кровью, 
 Если твой взгляд - хоть на миг - не пылает любовью. 

 Госпожа - прислужнице 

 Супруг мой любимый - добра неустанный ревнитель.
 Отказа ни в чем у него не встречает проситель.
 Враги же трепещут: он их беспощадный губитель.
 В поход за добычей отправился мой повелитель.
 Свой взор на прощанье моей красотою насытил - 

 И молвил: "В пустыне - песок горячее огня.
 Наступишь босой - и ожог, распухает ступня.
 Там, близ водопоя, весь день суетня, толкотня,
 И слон пропускает подругу, ей сердцем родня". 

 Потом он примолвил: "Там солнце палит - не скупится.
 Ни облака там, над песчаной страной, не клубится.
 И голубь, прохладу даруя своей голубице,
 Бьет крыльями,- сладостно ей хоть чуть-чуть позабыться!" 

 И так он домолвил: "В горах, что высокой грядой
 Вдаль тянутся, сохнет и гибнет бамбук золотой.
 И тенью своей укрывает олень молодой
 Красавицу-лань, беззащитную перед бедой". 

 Я знаю: 

 Твой верный супруг - в нем любви не ослабнет горенье -
 К тебе возвратится - и скоро. Умерь нетерпенье!
 Чу! Ящерка мне выражает свое одобренье*,
 И веко дрожит, предвещая его возвращенье.

* (Чу! Ящерка мне выражает свое одобренье...- Цоканье ящерицы считается доброй приметой.)

КАПИЛАР

 Прислужница - госпоже 

 О лотосоглазая! Выслушай тайну девичью: 
 Какой-то воитель за мной, как охотник за дичью, 
 Все ходит и ходит. Оглянешься - здесь неразлучник. 
 Цветами украшенный, как он пригож, этот лучник! 
 Недуга любви на лице у него отпечатки. 
 Ни слова не скажет. Как будто играет он в прятки. 
 Сочувствием полная к горю его, я бессонно 
 Томилась, крушилась. Молчал незнакомец влюбленный. 
 Молчала и я - заговаривать первой негоже. 
 Лишь думала: "Как исстрадался несчастный, о боже!" 
 Тебе лишь одной я откроюсь: красивый обличьем, 
 Понудил меня он пойти вперекор всем приличьям. 
 Близ поля, что мы охраняем от шумной оравы 
 Прожор-попугаев, ты знаешь, для нашей забавы 
 Качели повешены,- там я качалась легонько. 
 Смотрю: припожаловал. Смирный - смирнее теленка. 
 "Айя!* Раскачайте!"- его попросила несмело. 
 Качнул он - да так, что я чуть не до неба взлетела. 
 Я сделала вид, что рука соскользнула с веревки 
 И словно я падаю. Он же, проворный и ловкий, 
 Меня подхватил. Я в объятьях его оказалась. 
 Я не вырывалась, а если бы и попыталась, 
 Взмолился бы он: "Ах, останься со мной хоть с минутку!" 
 Отказ бы мой, верно, его огорчил не на шутку.

* (Айя - господин.)

НАЛЛАНДУВАНАР

 Госпожа - прислужнице 

 Лучистое солнце вечерней порою 
 Скрывается - день унося - за горок", 
 И сумрак нисходит, смуглей Немийана*. 
 Земля придремнула, луной осиянна. 
 Смыкаются лотосы - веки красавиц. 
 Кусты-белоцветы смеются, забавясь. 
 Деревья склонились, подобно ученым 
 Под градом похвал - пристыженным, смущенным. 
 Как пенье бамбуковой флейты пастушьей, 
 Жужжанье пчелиное радует души, 
 И слышно в селенье, покоем объятом: 
 Коровы бегут, возвращаясь к телятам. 
 Слетаются в гнезда пернатые пары. 
 Свершают вечерний обряд анданары. 
 В домах очаги разжигают, светильни 
 И ужин готовят... С улыбкой умильной 
 Глупцы восхищаются: "Вечер прекрасен!" 
 Неведомо им, что восторг их напрасен. 
 Для всех разлученных он - меч зачерненный, 
 Судьбою над их головой занесенный.

* (Немийан (букв.: "Обладатель боевого диска") - одно из имен бога Вишну, который изображается темно-смуглого, до синевы, цвета.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"