Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Псевдонимы-характеристики

С семантической (смысловой) точки зрения все псевдонимы можно разделить на два типа: 1) характеризующие автора с той или иной стороны и 2) не ставящие себе такую задачу.

Принятие псевдонима-характеристики часто не было связано со стремлением скрыть настоящую фамилию. На первый план здесь выдвигалась другая цель - подчеркнуть то или иное качество автора, например какую-либо особенность его наружности, национальность, место рождения или жительства, главную черту его характера или творчества, его профессию, звание, должность, социальное положение, партийность и т. д.

Сюда же относятся случаи, когда автор подписывался фамилией какого-нибудь исторического лица или другого, уже умершего писателя, именем персонажа какого-либо литературного произведения или героя эпоса, мифа с целью подчеркнуть, что он ему идейно близок.

Рассмотрим все эти виды псевдонимов.

* * *

Имена, характеризующие авторов с физической стороны (эйдонимы, от греч. eidos - наружность), встречаются сравнительно редко. Часто это - прозвища, данные родными или окружающими.

Римский поэт Овидий, автор "Метаморфоз", имел cognomen (личное прозвище) Назон (носатый), а другой великий римский поэт, Гораций, - Флакк (лопоухий). У римлян прозвище давалось при рождении и отдельно от родовой фамилии не употреблялось. Однако Цицерона мы знаем по прозвищу, полученному за бородавку (cicero - горошинка).

Арабский поэт VI - VII вв. Абу Басир Маймун иби-Кайс аль-Бакри известен не под этим длинным именем, а под прозвищем Аша (подслеповатый), а персидский поэт VIII - IX вв. Хасан ибн-Хани - под прозвищем Абу Нувас (кудрявый). Индийского поэта XVI в. Нанди Тимману прозвали Мукку (носатый).

Старофранцузский поэт Адам де ла Галль вошел в литературу как Аррасский горбун, а итальянский поэт XV в. Франческо Белло - как Феррарский слепец. Один шотландский поэт, его современник, известен как Слепой Гарри, а флорентийский, Рустико ди Филиппо, - как Барбуто (бородач).

Английский гуманист, автор знаменитой "Утопии" Томас Мор, казненный в 1535 г. Генрихом VIII, свое первое произведение опубликовал под псевдонимом Литтл (маленький) - намек на то, что был небольшого роста.

Аналогичные псевдонимы есть и в литературе народов Советского Союза: А. Г. Попов свои книги о Магнитострое и Северном Урале подписал Алексей Маленький. Якутский прозаик Н. Мординов пишет под именем Амма Аччыгыйя (маленький человек из Аммы).

Прозвище Молламурт туркменского поэта Аллаберды Ходжанияза означало "усатый мулла". Его земляк Берды Кербабаев в 1920-х годах сотрудничал в журнале "Ток-мок" ("Колотушка") под псевдонимом Кепчесакал (борода лопатой), а К. Бурунов - под псевдонимом Пишгемурт (большие усы).

Псевдоним Слепцов литератора Н. П. Николева, жившего на рубеже XVIII и XIX вв., намекал на то, что автор - незрячий, так же как и прозвище Кёр-молла (слепой мулла) туркменского шахира (народного певца), дожившего до наших дней.

Чоюке, один из манасчи - сказителей киргизского эпоса "Манас", за большой рот получил прозвище Балык (рыба).

Классик осетинской литературы И. Джанаев принял литературное имя Нигер (черный), потому что был очень смуглым. А Сероба Левоняна, армянского поэта прошлого века, отец в детстве прозвал Дживани (красивый); став ашугом, Левонян сделал этот эпитет своим именем.

Один из зачинателей якутской литературы, Матвей Александров, вошел в нее под именем Бус-Харах (сероглазый). Армянского поэта XIII в. Ованеса Ерзинкацй прозвали Плуз (голубоглазый). Два других армянских поэта, живших в разное время, подписывались Севак (черноглазый): Р. Чилинкарян, автор "Красной книги" и "Книги любви", и выдающийся советский поэт Паруйр Казарян.

Автор романа о Пушкине И. А. Новиков драму "В пути" подписал Зеленоглазый. То же значение имел криптоним М. З-ый, стоявший под его первым рассказом "Сон Сергея Ивановича".

* * *

Иногда выбор псевдонима бывал обусловлен желанием автора подчеркнуть свою национальность (этнонимы, от греч. ethnos - народ).

Непосредственно говорит о происхождении прозвище Максим Грек, полученное Михаилом Триволисом, который, будучи приглашен в 1518 г. в Москву для исправления церковных книг, остался на Руси навсегда и, в совершенстве овладев церковнославянским языком, сделался одним из первых ее писателей и публицистов.

А. Н. Радищев несколько статей в "Живописце". (1772) подписал: Отечеству своему всякого блага желающий Россиянин. Подпись Русский ставило около 40 авторов.

Выдающаяся украинская поэтесса Лариса Косач (по мужу Квитко) избрала литературное имя Леся Украинка" а грузинский классик Лука Разикашвили - Важа Пшавела (молодой пшав).

Стремление указать на свою национальность видно в подписях и других грузинских писателей, особенно журналистов в дореволюционных журналах и газетах, издававшихся на их родном языке: Винме Месхи (некто месх), Бехар Картлели (Бехар-карталинец), Кахели (кахетинец), Тависупали Свани (свободный сван), Имерлишвили (сын имеретинца), Дугу Мегрели (Дуту-мингрелец).

Н. И. Спиридонов, впервые рассказавший в "Жизни Имтеургина-старшего" (1934) о народах Крайнего Севера, подписывался Текки Одулок (маленький юкагир); писатель Н. Г. Золотарев, по национальности якут, избрал литературное имя Якутский. Эвенский поэт Платон Степанов пишет под именем Ламутский (ламуты - прежнее название эвенов), а киргизский поэт К. Осмоналиев - под именем Кыргызбай.

Псевдонимы двух мордовских писателей также указывают на их национальность: Мордвин, Мокшони (мокша - одна из двух этнографических групп, из которых состоит мордовский народ).

Армянский писатель Мкртич Арутюнян взял псевдоним Армен, а осетинский поэт и критик Георгий Гагиев - Алан (т. е. осетин).

Латышский прозаик Эгон Гутманпс пишет под именем Лив (ливы - предки латышей), а Винцас Мицкявпчюс избрал литературное имя Капсукас, т. е. маленький капе (капсы - жители южной части Литвы). В 1918 г. он возглавлял первое правительство Советской Литвы.

В зарубежной литературе таких примеров меньше. Можно упомянуть об Анатоле Франсе, чья настоящая фамилия была Тибо. Впрочем, у него был и другой мотив для принятия этого литературного имени: его отца, владельца книжной лавки, покупатели называли "мсье Франс" (вместо Франсуа).

* * *

Часто избранное автором имя (или его прозвище) указывает на место его рождения или жительства (геонимы, от греч. geo - земля).

Имя Джами, под которым вошел в мировую литературу персидско-таджикский поэт XV в. Абдуррахман Нуреддин ибн-Ахмед, говорило о том, что он родом из г. Джам (но есть и другая версия: джам - кубок - символ познания ИСТИНЫ).

Прозвища ряда соотечественников Джами также говорят о местах их рождения: Гератский старец, Рудаки (из С. Панжрудак), Насафи (Насаф - прежнее название г. Карши).

Таковы же имена: узбекского поэта - Махмуд Кашгари (из Кашгара), азербайджанских - Саиб Тебризи (из Тавриза), Гянджеви (из Гянджи).

Эпический поэт XII - XIII вв., автор немецкого варианта "Тристана и Изольды" известен как Готфрид Страссбургский, а великий гуманист эпохи Возрождения Эразм Герхард - как Эразм Роттердамский.

Прозвище немецкого поэта XVII в. Иоганна Шефлера - Силезиус Ангелу с (Силезский вестник) - также указывало, откуда он родом.

Прозвище Аретино (уроженец г. Ареццо) получили два итальянских писателя: гуманист XIV - XV вв. Леонардо Бруни, автор "Истории Флоренции", и живший столетием позже крупнейший сатирик Пьетро Аретино, чья истинная фамилия была Баччи. От этого же города получил свое прозвище Гвиттоне д'Ареццо, видный итальянский поэт XIII в.

Его современник, родом из г. Ассизи, стал известен как Франциск Ассизский, а гуманист XV в. Гваррно, один из теоретиков современной педагогики, - как Гварино Веронезе, т. е. Гварино-веронец.

Два средневековых итальянских поэта, родом из г. Пистойя, были прозваны: один - Пистойо, другой - Чино да Пистойа. Новеллист XV в. Томазо Гвардатти, уроженец г. Салерно, был известен как Мазуччо Салернитано (Мазуччо - уменьшительное от Томазо).

Карло Лореццини, автор одной из популярнейших детских книг - "Приключения Пиноккио, деревянной марионетки" (переделанной А. Н. Толстым в "Золотой ключик"), сделал своим псевдонимом название местечка Коллоди, где родилась его мать.

Французский поэт XIV в. Гийом вошел в литературу как Гийом де Машо, т. е. Гийом из Машо (село в Арденнах). Поэт Жан Клопинель (XIII в.), автор "Романа розы", известен как Жан де Мён (Мён - город на Луаре).

Джон Вильсон, чья драматическая поэма "Город чумы" послужила источником для пушкинского "Пира во время чумы", писал под именем Кристофер Норс (северный), так как был родом из Шотландии.

Другой английский поэт, Брайан Проктер, принял литературное имя Барри Корнуолл по названию живописной местности Англии - полуострова Корнуолл.

Геонимом является и подпись Ni Tag (Нижний Тагил) под статьями известного уральского горнозаводчика А. Н. Демидова в "Journal des debats" (1838 - 1840).

Название г. Нексё на о-ве Борнгольм, откуда был родом его отец, сделал псевдонимом известный датский писатель Мартин Андерсен. Впоследствии он присоединил его к своей фамилии, очень распространенной в Дании, и приобрел широкую известность как Андерсен-Нексё.

Очень много аналогичных примеров и в русской литературе.

Одного из первых наших поэтов, С. Г. Петровского-Ситниановича (XVII в.), мы знаем как Симеона Полоцкого (он родился в Полоцке и был монахом тамошнего монастыря).

Писатель-народник П. В. Засодимский был уроженцем Вологодской губернии и одно время подписывался П. Вологдин. Родившийся в Архангельске А. А. Амосов, один из авторов революционного марша "Вы жертвою пали...", подписывался Архангельский.

Такого же типа псевдоним Н. Рыбацкий одного из первых наших пролетарских писателей, Н. И. Чиркова: он был родом из с. Рыбацкого под Петербургом.

Будучи уроженцем Минска, принял литературную фамилию Минский поэт Н. М. Виленкин, который в 1905 г. напечатал в ленинской "Новой жизни" твой "Гимн рабочих", начинавшийся знаменитым лозунгом:

Пролетарии всех стран, соединяйтесь! 
Наша сила, наша воля, наша власть!

Юморист И. И. Барышев принял псевдоним Мясницкий по названию московской улицы, где находилась контора, в которой он прослужил всю жизнь.

Принятие литературного имени типа геонима обычно бывало вызвано любовью автора к родным или каким-нибудь другим местам. Это - одно из проявлений элемента биографичности, который занимает видное место в псевдонимике.

Поэт Виссарион Махнин, родившийся у подножия Саян, принял литературную фамилию Саянов; автор повести "Танкер "Дербент"" Юрий Беклемишев, очень привязанный к Крыму, подписывался Ю. Крымов. Критик А. Л. Флексер выбрал псевдоним Волынский по месту рождения (Житомир на Волыни); А. С. Пестюхин подписывался Ольхон (название острова на Байкале).

Название родного города использовала для псевдонима сестра В. И. Ленина Анна Ильинична: под ее заметками в "Работнице" (1914) стояла подпись Симбирская. А близкий к Есенину поэт А. В. Абрамов был родом из с. Ширяева и подписывался Ширяевец.

Писатели многих братских народов Советского Союза часто делали своим литературным именем название какого-нибудь полюбившегося им места родного края.

Известный белорусский поэт Максим Лужанин в жизни - Александр Каратай. В письме автору настоящей книги он так объясняет происхождение своего псевдонима.

"Мне кажется, что имя поэта должно нести с собой ароматы и очарование родной земли. Я родился на Слутчине; там - отличные заливные и суходольные луга с таким сеном, что запах его я слышу всякий раз, когда пишу это слово. Ну, а имя - в честь Максима Богдановича; к этому нашему поэту, умершему в 26-летнем возрасте, я питал в молодости особые чувства. Вот так и появился в 1925 г. в газете "Савецкая Беларусь" Максим Лужанин".

Классик осетинской литературы Коста Хстагуров употреблял псевдоним Нарон, т. е. уроженец с. Нар, а осетинский поэт И. Качмазов - Кавказаг (кавказец). Ш. Я. Натадзе свою брошюру "Как грузинские крестьяне борются за свободу" (1906) подписал Горцев.

Классик лезгинской литературы известен под именем Хаджи Ахтынский (т. е. из аула Ахты). Другой лезгинец, Сулейман Гасанбеков из аула Ашага-Сталь, и аварец Гамзат из аула Цада стали народными поэтами Дагестана под именами Сулейман Стальский и Гамзат Цадаса.

Народный писатель Армении и Азербайджана Александр Мовсесян был родом из Шемахи, столицы древнего Ширванского царства; отсюда его литературная фамилия Ширванзаде. Ширвани (из Ширвана) добавляли к своему имени и другие азербайджанские поэты на протяжении ряда столетий.

Литературные имена многих грузинских поэтов также связаны с местами их рождения. Настоящая фамилия Шоты Руставели до нас не дошла; Руставели означает родом из Рустави. Грузинский писатель XVIII в. Иосиф Саакадзе, автор поэмы "Великий Моурави", известен как Тбилели (из Тбилиси). Псевдонимы Вакели, Арагвиспирели указывают, что авторы родом: первый - из с. Ваке, второй - с берегов Арагвы.

Выдающийся грузинский общественный деятель и публицист, друг Герцена Нико Миколадзе был родом из с. Хони и часто подписывался Хонели.

Под именем Мовсеса Хоренаци вошел в литературу армянский историк V в. Моисей, живший в Хорене (суффиксци в армянском языке, как -ели в грузинском, соответствует русскому -ский). Настоятель монастыря в Нареке, Григор, автор "Книги скорбных песнопений" (X в.), известен как Григор Нарекаци. Баснописец Вардан, автор "Лисьей книги" (XIII в.), жил одно время в обители Айгек; отсюда его прозвище Айгекци. Другой армянский поэт, бывший в XVI в. епископом в Ахтамаре, получил прозвище Григор Ахтамарцй.

Мемуарист начала прошлого века Арутюн Араратян, автор "Жизни Артемия Араратского", живший в Вагаршапате (ныне - Эчмиадзин), известен под именем Вагаршапатци. Ованес Карапетян взял в качестве псевдонима название города Шираз, родины двух знаменитых поэтов древности - Саади и Хафиза.

Классик башкирской литературы Гали Чокрый сделал литературным именем название родного села; настоящая его фамилия была Кииков. Хузан - чувашское название Казани, и литературное имя народного поэта Чувашии Педер Хузангай означает "Петр из Казани".

Чувашский прозаик В. О. Осипов подписывается Алагер. Так называется живописный омут на речке Цивиль, притоке Волги, который пересекает всю Чувашию. Но в данном случае была и другая причина, заставившая автора переменить фамилию: в молодости он был селькором, и ему приходилось скрывать свое имя от местных кулаков.

Его земляк Г. В. Ефимов подписывается Савгай, "Неподалеку от нашей деревни раскинулся дубовый лес, на опушке которого - глубокий овраг, - сообщает он автору настоящей, книги. - На дне оврага из-под земли бьет родник под названием Савгай. В юности, будучи селькором, я сделал название этого родника своим псевдонимом, а позднее начал ставить эту подпись под стихами, поэмами и рассказами. Савгай является, по всей видимости, именем какого-нибудь чуваша, жившего здесь в старину. Так что не исключено, что свое литературное имя я позаимствовал у какого-нибудь прапрадеда".

Один из авторов текста гимна Советского Союза, Г. Уреклян, сделал литературной фамилией название площади в Самарканде, знаменитой своим архитектурным ансамблем, - Эль-Регистан.

В Литве есть гора Шатрия; на ней, по преданиям, ведьмы устраивали шабаш. Видная литовская писательница и педагог Мария Печкаускайте, родившаяся неподалеку от этой горы, избрала литературным именем Шатриос Рагана (ведьма с Шатрии). Юлия Жимантене приняла псевдоним Жемайте - название той части Литвы, где она родилась.

Молодой Ян Плиекшань положил в основу литературного имени название хутора Райни, случайно увиденное на придорожном столбе, и под именем Райнис стал народным поэтом Латвии.

Подчеркивает место рождения и псевдоним молдавского писателя Виктора Крэсеску - Басарабяну (бессарабец).

О том, откуда автор родом, напоминает целый ряд псевдонимов писателей-сибиряков: Илимский, Даурский, Ононский, Амурский, Забайкальский и т. д., а также Таежный, Таежник. Псевдонимом Томский пользовались восемь литераторов.

Один из старейших сибирских писателей, К. Н. Тупиков, принял фамилию Урманов. Урманами в Сибири называют глухие, заболоченные места тайги, и литературное имя Тупикова соответствует этнографическому характеру его прозы.

Не меньше двух десятков литераторов, живших в Сибири, подписывались Сибиряк: народник Н. Е. Петропавловский (впоследствии изменивший этот псевдоним на Каролин) и др. У публициста Н. М. Ядринцева было множество псевдонимов, но каждый из них указывал на связь автора с Сибирью: Сибирский писатель, Сибирский странник, Сибирский репортер, Сибиряк-патриот, Добродушный сибиряк, Скромный сибиряк, Старый сибиряк и т. д.

Целый ряд авторов принял в разное время псевдоним Северянин. Правда, широко известным стал лишь один из них, Игорь Северянин, поэт-модернист, которого даже избрали на одном литературном вечере в 1918 г. "королем поэтов". Его настоящая фамилия была Лотарев. Был и Игорь Южанин, известности не снискавший...

Весьма распространены были такие подписи, указывавшие место жительства автора, как Москвич, Киевлянин, Пскович, Петербуржец (один из псевдонимов В. И. Ленина).

Эту подпись ставил также брат А. П. Чехова Александр. Другую разновидность этого псевдонима - Питерский - использовал иногда литературовед А. М. Скабичевский.

Молодой А. Н. Островский выступал в "Московском городском листке" (1847) от имени Замоскворецкого жителя, чьи записки он якобы нашел. А. А. Фет за подписью Деревенский житель поместил в "Русском Вестнике" (1882) статью "Где первоначальный источник нашего нигилизма?"

* * *

Довольно многочисленна группа псевдонимов, в основе которых лежат названия рек, морей, озер (гидронимы).

В 1907 - 1908 гг. в журналах стали появляться рассказы за подписью А. Терек. Через несколько лет Александр Блок отметил их в литературном обзоре: "А. Терек - автор очень замечательных произведений, которые я назвал бы... материалами для той эпопеи, которая сложится о нашем великом времени в будущем"1. Под этим псевдонимом выступала в начале своего литературного пути Ольга Форш, будущий автор известных исторических романов.

1 (Блок А. А. Сочинения, т. 6. М., 1967, с. 325)

Автор "Цемента", один из основоположников советской прозы, Федор Гладков, до революции учительствовал в Забайкалье. Вот почему, готовя в 1912 г. к новой публикации в "Сибирском сборнике" рассказ "Три в одной землянке", он подписался Гл. Байкалов.

Литовская поэтесса Саломея Бачинскайте-Бутене сделала литературным именем литовское название реки Вилии - Нерис, а армянский писатель Мовсес Арутюнян подписывался Арази - производным от армянского названия реки Аракс.

Многие литературные фамилии связаны с Волгой. Подпись Волгин стояла под статьями и Н. А. Добролюбова, и Г. В. Плеханова, и еще 20 авторов; столько же подписывалось Волжский. Псевдонимы, в основу которых было положено название великой русской реки, весьма многообразны: Волжин, Волгарь, Волгарев, Волжанин, Волжанский, Волжанов. Такова же литературная фамилия татарского писателя - Иделле (Идель - татарское название Волги).

Свыше полутора десятков русских литераторов избрали псевдоним Невский, в том числе В. Ф. Одоевский. Но это была лишь одна из его многочисленных подписей, в то время как у Ф. И. Кривобокова - марксиста, первого директора библиотеки имени В. И. Ленина - она стала постоянным литературным именем, так как его деятельность до революции протекала в Петербурге.

Другой советский публицист, П. М. Керженцев, чья настоящая фамилия была Лебедев, избрал псевдонимом производное от названия одного из притоков Волги Керженца.

Точно так же использовал название уральской речки Юрезань советский писатель В. Г. Нос, принявший литературное имя Юрезанский.

Несколько украинских писателей, родом из городов, расположенных на Днепре, связали свои псевдонимы с названием этой реки: Днiровський, Днепров, Днiпровенко, Днiпровець, Днiпровий, Днiпряк, Заднiпровський.

Название родной реки положили в основу литературного имени и другие украинские авторы, подписываясь: Десняк, Деснянсъка, Микола Псьол, Грицько Псьол, Саксаганський.

Среди подписей революционеров, сосланных в Сибирь, есть и Ангарский, и Витимский, и Енисеец.

Ряд журналистов, живших на берегу Белого моря, избрали псевдонимы Беломорец, Беломорский, Беломорцев, Беломор. Жившие на берегу другого моря подписывались Черноморский, Черноморец. Под некоторыми очерками Вс. Вишневский ставил Черномор и Каспиец.

Жители морского побережья на Севере зовут себя поморами. Отсюда псевдоним Поморский, принятый одним из старейших пролетарских поэтов, А. Н. Линовским, автором "Песен борьбы" и "Цветов восстания", который в начале своей литературной деятельности жил на Малой Охте, в окрестностях Петербурга.

* * *

Френонимы (от греч. phren - ум) указывают на ту или иную черту в характере, творчестве или жизни автора, либо подчеркиваемую им самим, либо подмеченную окружающими (тогда это не столько псевдоним, сколько прозвище).

К их числу принадлежит один из первых псевдонимов, известных в истории литературы. Это - имя римского баснописца Федр: по-гречески phaedros - веселый. Раскопки в Помпее дали основание предполагать, что так был прозван римлянин Полибий; по другим данным, имя Федр принял грек - вольноотпущенник императора Августа. Федр первым ввел в римскую литературу жанр басни, где под видом животных высмеивались люди.

Смысл "веселый" был вложен в прозвище не одного лишь Федра. Первый известный нам французский поэт из рабочих - Ожье, по профессии колесник, писавший в XVI в. на провансальском, диалекте, был прозван Ожье-Гайяр (Ожье-весельчак). Есть и среди советских поэтов принявшие такой псевдоним: Артем Веселый, который сначала подписывался А. Невеселый, Демьян Веселый.

Поэты Востока, как правило, избирали литературные имена типа френонимов с целью отразить (обычно с помощью эпитета) основную особенность своей натуры, своего творчества, доминирующие в нем ноты. Такие литературные имена назывались тахаллусами. У одного и того же поэта их могло быть несколько.

Их появлению способствовало и отсутствие фамилий у народов Востока, из-за чего подписи разных авторов становились порою тождественными: сотни людей звались одинаково, например Мохаммед Сулейман-оглы (т. е. Мохаммед, сын Сулеймана).

Так звали и одного из крупнейших азербайджанских поэтов, жившего в XVI в. В предисловии к своему дивану (сборнику стихов) он рассказывает о причинах, побудивших его принять тахаллус Физули:

"Это прозвище во всех отношениях оказалось таким, какого я желал. Во-первых, я - человек, который всегда хотел быть единственным в своем роде. Это обеспечил мне тахаллус, и я избавился от двойников. Во-вторых, я всегда стремился собрать в своей душе все науки и знания. Избранное мною прозвище отражало это, ибо "физули" - множественное число от "фазл" - образованность. С другой стороны, "физули" в народе означает грубое, неприличное поведение, дерзкого и нахального человека, который сует свой нос в чужие дела и ко всем пристает. Какое же поведение может быть более неприличным, если я всегда во время диспутов возражал решениям разных мудрецов, вмешивался в споры и вел полемику? Подобное поведение свидетельствует как о познаниях в науке, так и о дерзости"1.

1 (Физули. Избранное. Баку, 1958, с. 22 - 23)

Имя Низами, принятое соотечественником Физулн Абу-Мухаммедом Ильясом ибн-Юсуфом (XII в.), происходит от арабского корня "назм", означающего мерную речь, а также нанизывание жемчуга (аналогия "нанизыванию слов" поэтом).

Другие азербайджанские поэты стали известны: Молла Панах - под именем Вагиф (сведущий), а Мирза Шафи Садых-оглы - под именем Вазех (выразительный, ясный). Просветитель Аббас-Кули Бакиханов подписывался Гудей (возвышенный), а литературное имя сатирика Мирзы Таир-заде - Сабир (терпеливый) таило намек на притеснения, которым автор подвергался при царизме.

Поэт и педагог прошлого века Мехти-заде подписывался Атшан (жаждущий), а его сын, поэт и переводчик, - Сиххат (правдивый).

Сохраняют эту традицию и современные азербайджанские писатели. Так, литературное имя - народного поэта Самеда Вакилова - Вургун - значит "влюбленный". Другие поэты, его земляки, писали под именами Мумтаз (избранный, отличный от других), Мюшфик (мягкосердечный).

Перейдем к френонимам, которые принимали авторы, писавшие на таджикском, языке. Баха эд-дин Бухари (XVI в.) избрал тахаллус Нисари (все отдающий). Дочь индийского императора Ауренгзеба (XVII в.) Зебунниса, оставившая свыше 4 тысяч двустиший, пользовалась тахаллусом Махфи (скрытая, тайная). "Я спряталась в своих стихах, как аромат в лепестках роз", - писала она. Псевдоним этот имеет кроме поэтического значения и историческое: отец Зебунннсы не хотел, чтобы она занималась поэзией, и ей приходилось делать это тайком.

Ее соотечественник и современник, поэт Абукадыр, принял тахаллус Бедил (бессердечный), а Саид Ахмад-ходжа Сиддики, который перевел на таджикский Гоголя и Тургенева, избрал имя Аджзи (беспомощный).

Выдающийся таджикский писатель Садриддин Саид-мурадов (Айни) рассказывает, как он сменил несколько тахаллусов:

"В первые годы моего пребывания в Бухаре (речь идет об учебе в мусульманском училище - медресе. - В. Д.) кое-кто, особенно муллы, всячески унижали меня. Поэтому я сначала избрал себе псевдоним Сифли, т. е. униженный. Но прошло некоторое время, и этот псевдоним перестал мне нравиться. Меня унижают; но почему я сам должен считать себя униженным? Нет, я не буду принижать себя! Поэтому я отказался от псевдонима Сифли и избрал себе новый - Мухтоджи, т. е. нуждающийся. Но постепенно и этот псевдоним перестал нравиться мне. "Я нуждаюсь, это правда, - говорил я сам себе, - но зачем же объявлять всем о своей нужде?" Так я отказался и от этого псевдонима.

Кое-кто, видя не совсем обычные мои поступки, поговаривал: "Он немного сумасшедший!" Под влиянием этих разговоров я избрал псевдонимом Джунуни, т. е. безумец. Но и этот псевдоним скоро разонравился мне. Не сумасшедший же я, в самом деле!

Узнав, что я пишу стихи, меня начали спрашивать о моем псевдониме и его значении. Я решил найти такой псевдоним, который имел бы как можно больше значений. Перелистывая с этой целью словарь, я наткнулся на слово "айни"; оно имело 48 значений, из которых самые известные - глаз, исток, солнце - были очень подходящими для псевдонима. Так я избрал себе псевдоним Айни. Если теперь кто-нибудь спрашивал меня о значении моего псевдонима, я отвечал: "Значений этих - сорок восемь, так что полистайте словарь и поищите сами". Такой ответ заставлял вопрошавших быстро умолкать"1.

1 (Советские писатели. Автобиографии, т. 1. М., 1959, с. 51)

Являются тахаллусами литературные имена ряда современных таджикских поэтов: Пайрав (верный последователь), Сидки (преданный), Фархат (радость), Бехруз (счастливый), Бахори (весенний), Фаррух (веселоликий), Гульрухсор (розоволикая).

Классик узбекской литературы Низамаддин Мир Алишер (XV в.) имел два тахаллуса: Навои (мелодичный) и Фоний (бренный). Узбекский поэт XVIII в. Ходжа Назар называл себя Хувейдо (ясный, очевидный), а живший веком позже Мухаммад Амин-ходжа - Мукими (постоянный). Их соотечественницы, поэтессы Мехрибан и Махлар-ойим, известны: первая - под именем Махзуна (печальная), а вторая - под именами Надира (редкостная), Камила (цельная) и Макнуна (скрытная).

Узбекский поэт и публицист прошлого века З. Халмухамедов был вынужден уехать в Кашгарию, спасаясь от преследований высмеянной им знати; вот почему он принял литературное имя Фуркат (разлука). Другие узбекские поэты писали под тахаллусами: Муджрим (раненый), Мунис (любимый), Махмур (хмельной).

Среди современных узбекских поэтов есть Гайрати (энергичный), Айдын (ясная), Шухрат (слава).

Туркменский поэт Довлетмамед (XVIII в.) избрал тахаллус Азади (свободный), а его сын Махтумкулй приобрел еще большую известность под именем Фраги (разлученный). Он стал классиком туркменской литературы, и М. Е. Салтыков-Щедрин, ознакомившись с его творчеством, писал в 1861 г.: "Кажется, этот талантливый Фраги - восточный Шиллер. Я не побоюсь поставить его рядом с Александром Сергеевичем" (т. е. Пушкиным. - В. Д.)1.

1 ("Дружба народов", 1960, № 4, с. 216)

Другой туркменский поэт, Мурад Шахир, принял тахаллус Талиби (ищущий), а его земляк, современный поэт А. Чарыкулиев, писал под именем Эркин (свободный). То же звучание и смысл имеет псевдоним марийского прозаика А. Семенова - Эрыкан.

Бурятский литератор П. Н. Дамбинов подписывался Солбонэ Туя (быстроногий), башкирский, А. Н. Киреев, - Мэрген (меткий); чувашский прозаик Ф. Е. Афанасьев избрал псевдоним Уяр (ясный, ведренный); якутский поэт А. А. Иванов - Кюнде (яркий, блестящий).

Литературное имя киргизского поэта Аалы Токомбаева - Балка - означает "молоток", инструмент чеканщика (намек на то, что поэт чеканит стихи). Имя поэта Дуйшена Сулайманова - Беки - означает "крепись!".

Армянский прозаик конца прошлого века Григор Тер-Ованесян недаром подписывался Мурацан (чернящий): в своих произведениях он высмеивал уродства буржуазного быта, критиковал буржуазную прессу. А Григор Арцруни фельетоны в газете "Мшак", обличавшие порочные Стороны общественной и литературной жизни, подписывал в 1870-х годах Асиаци (азиат).

Некоторые поэты Востока вошли в литературу под именами, которые являются не тахаллусами, принятыми ими самими, а прозвищами, но также относятся к френонимам.

Так, арабский поэт VII в. Гийяс ибн-Гаус ат-Таглиби известен под именем Ахталь (многоречивый). Абу-т-Тайиб Ахмед (X в.) был прозван Мутанабби, т. е. выдающий себя за пророка (он в самом деле провозгласил себя пророком, за что был посажен в тюрьму). Ахмеда аль-Хамадани (X - XI вв.) называли Бади-аз-Заман (чудо света).

Хафиз - имя, под которым прославился великий персидский поэт XIV в., имеет смысл "знающий наизусть" (коран). Настоящее его имя было Шамседдин Мухаммед.

Создавший первый вариант знаменитой поэмы "Шах-Наме" Абу Мансур Мухаммед ибн-Ахмад (X в.) вошел в историю литературы под прозвищем Дакики (утонченный), а продолжатель его дела Абулькасем (X - XI вв.) - под прозвищем Фирдоуси (райский).

Классик киргизской поэзии Байымбет Абдуррахманов известен под именем Тоголбк Молдо (круглолицый грамотей), а таджикский просветитель прошлого века Ахмад Махдум ибн-Носир - под именем Каллй (голова), хотя сам он принял тахаллус Дониш (знание).

Культурный уровень авторов подчеркивается и такими тахаллусами, как Магрупи (образованный) туркменского поэта XVIII в. Курбан-али, Ирфон (знающий) современного таджикского прозаика Х. Мамеджанова.

Армянского поэта Нерсеса (XII в.) прозвали Шнорали (благодатный), а Арутюна Саядяна (XVIII в.) - Саят-Нова (царь песен, или владыка музыки).

Выдающийся армянский поэт Егише Согомонян вошел в литературу под именем Чаренц, которое он принял с молодых лет. Смысл этого псевдонима - "из рода неистовых, неукротимых" - как нельзя более соответствовал бурному поэтическому темпераменту "армянского Маяковского".

Литературные имена литовских писателей: Видунас, Жибинтас, Рагратис озпачают "благородный", "светильник", "проницательный".

Уходит корнями в фольклор псевдоним классика белорусской литературы И. Д. Луцевича - Янка Купала. Янка - белорусская форма имени Иван; в день Ивана Купалы издавна устраивались народные гуляния и пелись песни.

Эстонский писатель Иоганнес Шютс избрал литературное имя Сютисте - производное от sutitame - зажигать, а болгарская поэтесса Пенка Цанева - Бленика, от "бленуван" - мечтать.

Ее земляк, поэт Арсен Коларов, известен как Расцветников, а чешская писательница прошлого века Иоганна Роттова подписывалась Светлая.

Русские авторы также не раз избирали псевдонимы этого типа. Так, просветитель екатерининской поры Н. И. Новиков в журнале "Трутень" выступал под именем Правдулюбов. Таковы же подписи разных авторов: Благонравов, Добросердов, Здравомысленский.

В. Г. Белинский свой памфлет "Педант" в "Отечественных записках" (1842), направленный против реакционера С. П. Шевырева, подписал Петр Бульдогов. Этот псевдоним перекликался с кличкой "бульдог", которою, по словам П. В. Анненкова и И. И. Панаева, окрестил Белинского его противник Ф. Булгарин. Подписавшись Бульдогов, великий русский критик как бы поднял брошенную ему перчатку и вдобавок назвался Петром (по греч. - камень), желая, вероятно, подчеркнуть незыблемость своих убеждений.

Прямо говорили о характере творчества авторов псевдонимы демократических литераторов 1860-х годов: Д. Д. Минаева - Обличительный поэт, Современный сатирик, И. И. Панаева - Новый поэт, Г. Н. Жулева - Скорбный поэт.

П. П. Бажов с тонким юмором подписывал свои первые сказы Колдунков: ведь именно колдуну пристало рассказывать сказки!

В литературе Запада френонимы встречаются гораздо реже.

Византийский поэт Роман (VI в.), создавший жанр стихотворной проповеди, был прозван Мелодос (мелодичный); датский летописец Саксе (XII в.), автор "Истории Дании", из которой Шекспир взял сюжет "Гамлета", получил прозвище Грамматик (от греч. gramma - книга, письменность).

Широкой известностью в XVIII в. пользовался как в Европе, так и в Америке Добряк Ричард. Его альманах, издававшийся с 1732 по 1758 г. в североамериканских владениях Англии, имел большой успех; читатели находили в нем самые различные полезные сведения и советы. Предисловие к последнему из этих альманахов было издано отдельно под названием "Наука добряка Ричарда, или Путь к благосостоянию". Это был кодекс буржуазной морали, превыше всего ставивший бережливость, трудолюбие, воздержанность и набожность.

Ни для кого не являлось секретом, что под именем Добряк Ричард скрывался Бенджамин Франклин, видный ученый, просветитель и общественный деятель, чье имя было знакомо каждому американцу. В первом переводе этой книжки на русский, вышедшем в 1784 г. под названием "Учение добродушного Рихарда", была сделана сноска: "Сочинитель календарей, в другой части света человек весьма известной".

Выдающийся деятель французской революции конца XVIII в. Жан-Поль Марат подписывался Друг народа. Так называлась издававшаяся им в 1789 - 1792 гг. газета, которая пользовалась огромной популярностью среди широких масс. Марат сам писал все статьи, сам набирал их, и название газеты стало прозвищем ее редактора. На его могильном камне высечены слова: "Здесь покоится Марат, Друг народа".

Этот псевдоним возродился спустя сто лет: так подписывался участник Парижской Коммуны поэт Ашиль ле Руа, проведший свои последние дни в Советском Союзе, в Доме ветеранов революции. Другой его псевдоним также содержал характеристику автора: Изидор Поликарп, рабочий-косарь. Так было подписано стихотворение ле Руа "Бессмертная Коммуна" в его брошюре "Реванш пролетариата" (1895).

Кубинский поэт начала прошлого века Габриель Вальдес вошел в литературу под именем Пласидо (кроткий). Испанский писатель Алас-и-Уренья известен как Кларин (рожок); это говорило о его роли провозвестника нового направления в испанской литературе. Его соотечественник Хосе Мартинес Руис писал под псевдонимом Асорин (ястребиный), что намекало на зоркость, проницательность автора.

За подписью Д-р Эсперанто (надеющийся) выпустил в 1887 г. свой труд о придуманном им международном языке доктор Людвиг Заменгоф.

Иногда псевдоним или прозвище характеризовали социальное положение автора.

Так, азербайджанскую поэтессу прошлого века Хуршидбану Натаван, родившуюся в знатной семье, прозвали Хан гызы (ханская дочь), а грузинская поэтесса Деспине Геловани известна под именем Бановани (женский род от "батоно" - господин).

На другом полюсе стоит литературное имя Кучишвили (дитя улицы) ее соотечественника Г. А. Чхеидзе, чье творчество было тесно связано с революционным пролетариатом.

Туркменский поэт прошлого века Молла Клыч был прозван Мискинклыч (мискин - нищий). Его соотечественники, поэты Мухаммед Клыч и Мамед-Вели, известны под тахаллусами: первый - Бичаре (бедняк), а второй - Кемине (приниженный). М. Е. Салтыков-Щедрин писал в 1861 г. А. Арсеньеву: "По вашему письму, Кемине - это поэт униженных и оскорбленных мусульман. В таком случае это втройне интересно"1.

1 (Там же, с. 216 - 217)

Под псевдонимом Батрак писало несколько авторов, в том числе поэт-баснописец дореволюционной "Правды" И. А. Козловский и марийский поэт М. М. Иванов. Соотечественник последнего, прозаик Д. Ф. Богословский, принял литературное имя Орай, что означает "гологрудый" (т. е. тот, кому нечем прикрыть грудь).

О социальных симпатиях автора говорил один из дореволюционных псевдонимов М. С. Александрова - Галерка. Вот что он пишет о причинах выбора им этого имени:

"Я окончил статью и задумался: каким псевдонимом подписаться?.. Я люблю театр, и почему-то так случается, что всегда попадаю на галерку. Публика галерки мне по душе, я чувствую себя здесь между своими. И к вам, товарищи по месту в театре и по работе в партии, к вам, рабочие, студенты, курсистки и всякого рода "поднадзорные", будут мои последние слова: я обращаюсь к вам с просьбой извинить меня за то, что свой единоличный труд осмеливаюсь подписать нашим общим собирательным именем: Галерка"1.

1 (Лежава О. и Нелидов Н. М: С. Ольминский, жизнь и деятельность. М., 1962, с. 89)

Так заканчивалась первая статья, под которой стояла эта подпись. В 1904 - 1905 гг. в органах большевиков "Новая жизнь", "Вперед" и других появилось еще немало статей Галерки, призывавших к непримиримой борьбе с оппортунизмом в среде русских социал-демократов.

Четкое указание на социальное положение автора давала и подпись Расстрига одного журналиста: прежде он был священником.

Лезгинский поэт прошлого века Магомед Эмин Ялджухский известен как Етим Эмин: свое имя он заменил эпитетом, обозначающим обездоленного, сироту.

Социальную подоплеку имели и подписи Лапоть и Лаптев молодого Леонида Леонова в "Красном бойце" и "Красном воине" (1921 - 1922). Автор хотел подчеркнуть, что ему близка деревенская беднота.

Псевдоним дореволюционного белорусского поэта И. Л. Неслуховского - Янка Лучина - также говорил о близости автора к беднейшей части населения. Его соотечественник Д. Ф. Жилунович избрал литературное имя Гартный (от слова "гарт" - закалка). Этот псевдоним напоминал о том, что автор был закаленным революционером (в 1919 г. он возглавлял правительство Советской Белоруссии). Другой белорусский писатель, С. Е. Плавник" подписывался Бядуля (бедняк): он был из очень нуждавшейся семьи.

Основоположник латышской фольклористики Фрицис Трейланд принял литературное имя Бривземниек (свободный крестьянин). Аугуст Берце, прозванный "латышским Горьким" и расстрелянный белыми в 1921 г., писал под именем Арайс (пахарь).

Один из зачинателей пролетарской поэзии, Ф. С. Шкулев, автор песни "Мы - кузнецы, и дух наш молод", подписывался 1907 - 1912 гг. Пастух, Филипп-пастух, Фиша-пастушок. Д. З. Манупльский в социал-демократической печати выступал под именем Иван Безработный, а В. П. Ногин - под именем М. Фабричный.

И другие псевдонимы давали точный социальный адрес авторов. А. П. Чапыгин ранние рассказы в "Зрителе" и "Журнале" подписывал Мастеровой. Под стихами, драмами и рассказами А. З. Эттингена стояло: Рабочий Александр Безвестный. Демьян Бедный одно стихотворение в 1917 г. подписал Иван Заводской.

Рано умерший П. А. Щелканов, которого Луначарский называл "красным профессором", книжку стихов "Гудки" (1920) выпустил от имени Александра Рабочего, а книжку рассказов "Силуэты" (1921) - от имени Никиты Рабочих. Литературное имя современного узбекского поэта Ю. Х. Кураева - Коргар - тоже значит "рабочий".

Один из первых русских поэтов-рабочих, Н. А. Лазарев, подписывался Темный, чтобы подчеркнуть недостаточность полученного им образования. Другой поэт-пролетарий, А. И. Маширов, печатавшийся под псевдонимом Самобытник, хотел подчеркнуть им своеобразие своего творчества, несхожесть с другими поэтами.

Во многие псевдонимы вкладывался политический смысл. Так, журналист А. Я. Конисский в львовских газетах 1860-х годов подписывался Верниволя, а два его земляка - Будеволя. И. Е. Владимиров, автор книг, рисовавших картины социального угнетения в дореволюционном селе, писал под именем И. Вольнов, подчеркивая этим свой идеал - освобождение деревенской бедноты от той кабалы, в какой держала ее царская власть.

Ан. В. Соколов, автор биографий утопистов - Кампанеллы, Сен-Симона - избрал псевдоним А. Вольский. Здесь также чувствуется связь между псевдонимом и излюбленной темой писателя.

Духом борьбы веяло от литературного имени Борецкая, которое избрала М. В. Журавлева, дочь крестьянина из с. Шушенское. Став революционеркой под влиянием В. И. Ленина и Н. К. Крупской, она печатала под этим псевдонимом стихи в "Звезде" и "Правде", а после победы революции выпустила трилогию: "Гнев народный", "Пир народный" и "На переломе".

Есть революционный смысл и в литературном имени Кумач, избранном поэтом В. И. Лебедевым. Рассказывая о своей работе в 1918 - 1921 гг., он пишет: "Героика того времени, кумачовые повязки красноармейцев, кумачовые банты и флаги подсказали мне литературный псевдоним Кумач, который навсегда слился с моей фамилией"1.

1 (Советские писатели. Автобиографии, т. 3, с. 405)

Как нельзя лучше характеризовал автора псевдоним Мартуни, что значит "воинственный". Так подписывался А. Мясникян, литератор, ставший после Октябрьской революции выдающимся государственным деятелем, председателем Совнаркома Армении.

Такие псевдонимы В. И. Ленина, как Большевик, Правдист, Русский коммунист, прямо говорили о политических убеждениях писавшего. Таковы же подписи разных авторов: Демократка, Социалист, Народник и т. п.

Многие псевдонимы характеризовали судьбу автора или направление его творчества.

Классическим примером является литературное имя Горький. Мы так сжились с ним, что уже не чувствуем его прямого смысла. А ведь и жизнь молодого Алеши Пешкова "в людях" была горькой, и писал он про горькую участь обездоленных... Эта глубоко символичная подпись впервые появилась под рассказом "Макар Чудра" в тифлисской газете "Кавказ" 12 сентября 1892 г. 24-летний автор служил тогда конторщиком в железнодорожных мастерских; это был его литературный дебют. Хотя впоследствии он пользовался еще целым рядом псевдонимов, но мировую славу ему принес самый первый из них.

Однако А. Пешков не был первым русским писателем, придумавшим себе это имя: по свидетельству Н. Д. Телешова, таким же был один из ранних псевдонимов поэта И. А. Белоусова, вскоре им оставленный.

Калмыцкий писатель Баатр Басангов печатался под именем Гашута Баатр, т. е. добавил к своему имени эпитет "горький".

Близко по смыслу и литературное имя болгарского писателя Димитра Иванова - Елин-Пелин ("пелин" по-болгарски - полынь). Вначале он подписывался почти таким же псевдонимом: Горка горчица.

Добрых два десятка авторов ставили в разное время подписи Горемыка, Горемычный, Горемыкин.

Сестра В. И. Ленина Анна Ильинична переводы из Ады Негри в "Работнице" (1914) подписала А. Горева. Псевдоним был выбран не случайно: он звучал в унисон содержанию стихотворений "Уличный мальчишка" и "Дитя фабрики", где описывалось безотрадное существование детей бедняков в капиталистическом городе.

Глубокий смысл был скрыт в псевдонимах украинского беллетриста А. Я. Рудченко - Панас Мирный, поэта И. И. Когана - Макар Пасынок.

Не менее ярко характеризовали авторов такие подписи, как Недолин - псевдоним И. П. Маркелова, писавшего до революции стихи и рассказы о тяжелой участи трудящегося люда, или Нелюдим - псевдоним поэта-правдиста А. Н. Соловьева.

"Журба" по-украински и по-белорусски - печаль, тоска. Это слово сделал своим литературным именем П. Т. Скрыпников, автор повести "Александр Матросов", выдержавшей более 120 изданий на 34 языках. Вот что пишет его биограф: "В детстве он был подпаском; батрачили и мать его, и старшие братья. Провожая сына в степь, мать говорила: "Умру - журиться придется тебе, сынок... Да ты не один! У каждого свое горе, своя журба". Запало хлопцу в душу это слово, навек запомнилось, а потом стало его псевдонимом"1.

1 (Журба П. Александр Матросов. Л., 1971, с. 4)

Литературными однофамильцами Скрыпникова были два поэта: украинский - П. А. Грабовский, и белорусский - И. Я. Ивашин. Кроме них подпись Журба ставили еще восемь авторов!

Такие же по смыслу литературные имена избрали: татарский просветитель Закир Рамиев и азербайджанский писатель Алигули Наджафов. Первый подписывался Дардменд (горемыка), второй - Гамкюсар (горе, скорбь). Оба начали свою литературную деятельность еще до Октябрьской революции, в дни угнетения их народов царизмом, что повлияло на выбор ими псевдонимов. Таково же литературное имя писателя народа коми Н. П. Попова - Жугыль (печальный, грустный).

Пессимизмом проникнута и подпись армянского писателя Гургена Аджемяна - Маари (идущий к смерти). Она является отзвуком настроений автора в юности. Дышавшие грустью стихи под этим псевдонимом в тбилисских газетах принесли ему успех; он сохранил это имя и в дальнейшем, даже в советское время.

А. И. Черненко, автор повестей "Моряна" и "Расстрелянные годы", в начале Литературной деятельности подписывался Ал. Никчемный.

Грузинский прозаик прошлого века К. Д. Татаришвили избрал литературное имя Уиараго (безоружный), а первый марийский прозаик Я. П. Майоров - Шкетан (одинокий).

Такой же смысл имеет псевдоним Венуолис, принятый классиком литовской литературы А. Жукаускасом. "Свой жизненный путь я прошел в основном в одиночку, - пишет он в автобиографии, - товарищей у меня было мало. Поэтому и литературным именем я избрал Венуолис, т. е. один-одинешенек"1.

1 (Советские писатели. Автобиографии, т. 3, с. 131)

Вообще псевдоним Одинокий, подчеркивавший изолированность и жизненную неустроенность автора, был в большом ходу. Украинский поэт М. Н. Кочура подписывался Михайла Одинокий; грузинский поэт и журналист М. Куридзе - Сандро Эули (одинокий Сандро). Подпись Одинокий ставил под стихами во "Владимирской газете" (1902 - 1903) и один из первых пролетарсзгих поэтов - А. К. Гастев. Грузинский журналист И. Имедашвили подписывался Оболи (сирота).

Русские поэты, начавшие печататься в тяжелые годы реакции, не раз выбирали псевдонимы, отражавшие пессимистический настрой их творчества. Так, С. М. Архангельский подписывался Сергей Грустный, а Н. И. Белов - Никола Грусть. В. В. Смиренский принял псевдоним Андрей Скорбный, а политический ссыльный И. Кривенко - еще более мрачный: Иван Могила.

Стихи этих поэтов были вполне созвучны их псевдонимам:

Все тот же голос немолчной муки, 
Все тот же ропот больных сердец. 
Все те же цепи сжимают руки 
Тяжелым гнетом немых колец... -

писал Сергей Грустный1. "От судьбы пощады нет!" - восклицал Андрей Скорбный.

1 (Грустный С. В бессонные ночи. М., 1908, с. 564)

С. А. Толстая, не чуждая литературному творчеству, свои стихотворения в прозе подписала Усталая ("Журнал для всех", 1904).

Совсем иную эмоциональную окраску имели псевдонимы многих советских поэтов: П. Беспощадный, С. Заревой, А. Бодрый, А. Ясный, Л. Первомайский. Автор романа "Бруски" Ф. И. Панферов сначала подписывался Марк Солнцев. Литературовед С. Оглотков принял фамилию Динамов, а сибирский поэт М. Рухтин, расстрелянный колчаковцами в 20-летнем возрасте, избрал романтический псевдоним Парус.

Автор "Открытия мира" В. А. Смирнов первые рассказы и очерки в ярославских газетах подписывал В. Светлый, под первым рассказом В. Овечкина в "Бедноте" стояла подпись Валентин Буревой.

Эти псевдонимы были созвучны эпохе. "Оказывается, время запечатлелось в псевдонимах, - пишет один критик. - Не случайно в первые годы революции выбирали именно такие псевдонимы. В них видна романтика великой и неповторимой эпохи, суровой к настоящему, но безоглядно верящей в светлое будущее"1.

1 (Лазарев Л. Когда проза становится поэзией. - "Вопросы литературы", 1967, № 1, с. 69)

Об этом же пишет поэт Борис Слуцкий в стихотворении "Псевдонимы":

Когда человек выбирал псевдоним 
                            Веселый, 
Он думал о том, кто выбрал фамилию 
                            Горький, 
А также о том, кто выбрал фамилию 
                            Бедный. 
Веселое время, оно же светлое время, 
С собой привело псевдонимы 
                            Светлов и Веселый, 
Но не допустило бы 
Снова назваться 
                            Горьким и Бедным. 
Оно допускало фамилию 
                            Беспощадный, 
Но не позволяло фамилии 
                            Безнадежный. 
Какие люди брали тогда псевдонимы, 
Фамилии своих отвергая унылую ветошь! 
Какая эпоха уходит сейчас вместе с ними! 
Ее пожаром, Светлов, 
                 ты по-прежнему светишь!1

1 (Слуцкий Б. Память. М., 1969, с. 134 - 135)

Не раз исходным для псевдонима в советское время избиралось слово "сталь" - синоним твердости, силы, выносливости (недаром говорят: стальные нервы, стальная воля). Отсюда подписи: Стальной, Стальное, Стальский. Среди украинских писателей есть Криця, Крицевий ("криця" по-украински - сталь), а среди марийских поэтов - Вурс (сталь) и даже Чойн (чугун).

Эдуард Багрицкий (его настоящая фамилия была Дзюбин) говорил о своем псевдониме: "В нем звучит боевое время, в нем есть что-то от моих стихов".

А вот как описывает появление своего литературного имени мордовский писатель Н. Л. Иркаев: "Время было такое: все вокруг нас звенело, пело... Мы были молоды, тоже хотелось петь и звенеть. Вот и придумывали себе красивые, звонкие фамилии. Петр Гайни, например, как звучит по-русски? Петр Звенящий! А Артур Моро? Артур Песня! Ну, и я не захотел отставать, назвал себя Никулом Эркаем, что в переводе на русский означает Николай Озерный или Николай Озеров"1.

1 (Киреев А. Звонкий голос. - "Литературная Россия", 1976, № 21)

* * *

Псевдонимы, указывающие на занятие, звание, общественное положение автора, называются титлонимами1 (от лат. titulus - титул).

1 (Этот термин имеет и другое значение (см. стр. 69))

Иногда титлоним является прозвищем, которое автору дали соотечественники; оно указывало, что кроме литературы у него имелось другое занятие.

Так, один византийский поэт VI в. известен под именем Павел Силенциарий, так как занимал при дворе императора Юстиниана пост начальника дворцовой стражи, которая называлась силенциариями, т. е. блюстителями тишины. Стихи выдающегося персидско-таджикского поэта XI - XII вв. Гийяса Абу-ль Фатха Омара ибн-Ибрагима вошли в золотой фонд мировой поэзии как стихи Омара Хайяма; "хайям" значит "делающий шатры" (этим занимался отец поэта). Профессия отца запечатлена и в литературном имени современного армянского поэта Дарбни (кузнец).

Основным занятием самаркандского поэта Хакима было изготовление иголок, а его земляка Фитрата - шитье золотом, и они были прозваны Сузани (иголочник) и Зардузи (золотошвей).

Австрийский поэт XIII в. Вернер вошел в литературу как Вернер-Садовник: он был долгое время садовником монастыря. Прозвище Протопресвитер Итский испанского поэта XIV в. Хуана Руиса говорит о том, что он был священнослужителем. Французский поэт Адам Бийо (XVII в.) известен как мэтр Адам (мастер Адам): он был столяр. Уста-Рахимом (мастер Рахим) прозвали и жившего в прошлом веке таджикского поэта-кузнеца.

К титлонимам относятся и те нарицательные псевдонимы, которые имели целью поставить читателей в известность об общественном положении автора или о его профессии, а следовательно, о том, насколько близка ему тема, о которой он пишет, насколько он в ней компетентен: Студент, Спортсмен, Ссыльный, Женщина-врач, Поэт-солдат, Поэт-пролетарий (псевдоним В. Т. Кириллова).

Поэт из народа И. З. Суриков вначале подписывался Крестьянин. Лидия Сейфуллина в первые годы своей литературной деятельности работала в библиотеке, в школе и подписывалась в "Оренбургском земском деле" (1918): Учительница, Библиотекарь.

Часто для вящей убедительности добавлялся эпитет "старый": Старый журналист, Старый дипломат, Старый музыкант, Старый профессор, Старый театрал и т. п.

Нарицательный псевдоним характеризовал автора лучше, чем придуманная фамилия, и в то же время позволял соблюсти инкогнито. Не раз пользовался такими псевдонимами В. И. Ленин, подписываясь: Статистик, Наблюдатель, Читатель, Посторонний.

Часто употреблял такие псевдонимы и В. Г. Короленко: Архивариус, Журналист, Зритель, Летописец, Пассажир, Прохожий, Провинциальный наблюдатель, Старожил, Старый читатель. Но так он подписывал только статьи и заметки в прессе.

Иногда нарицательный псевдоним указывал на занятие автора в прошлом: Бывший гласный, Бывший учитель, Бывший студент, или: Экс-актер, Экс-торговец, Экс-инженер.

Определенным образом характеризовали авторов и такие подписи, как Русский путешественник (Н. М. Карамзин), Откровенный писатель (К. М. Станюкович), Дилетант, Философ, Очевидец, Пушкинианец, Последний из могикан, Меломан, Опальный, Педагог без учеников, Рифмач, Краевед, Профан, Посторонний, Реалист и т. д. Обычно такие псевдонимы бывали тесно связаны с содержанием заметки или статьи, под которыми они стояли.

Авторы, писавшие о море, выбирали подписи, которые давали понять, что пишущий хорошо знает жизнь моряков.

Выдающийся русский мореплаватель В. М. Головнин "Заметку о состоянии русского флота в 1823 г." подписал Мичман Мореходов. Статья эта, где резко критиковались флотские порядки при Александре I, была найдена в бумагах Головнина, а напечатать ее удалось лишь через 30 лет после смерти автора.

Лейтенант Г. И. Бутаков, прославившийся впоследствии в Синопском сражении и во время обороны Севастополя, статью в "Морском сборнике" (1849) подписал Командир тендера.

Другие моряки, выступая в печати, ограничивались инициалами, но указывали свой чин. Так, В. С. Завойко записки о своих кругосветных плаваниях (1840) выпустил за подписью Лейтенант В. З.

Будущий автор романа "Севастополь", А. Г. Малышкин, до революции был младшим офицером тральщика, а затем командовал отрядом матросов-добровольцев. Рецензии в пензенских газетах в начале своей литературной деятельности (1918) он подписывал Моряк, а фельетоны - Трал, обыгрывая второе значение слова "тралить" (балагурить, привирать - в морском жаргоне). Подпись Моряк стоит и под некоторыми очерками Вс. Вишневского.

Литераторы-маринисты использовали для псевдонимов названия ветров, принятые у моряков. Тот же Вс. Вишневский под очерками в "Красном черноморце" (1920) ставил Норд-ост. Название другого ветра - Зюйдвест - избрал литературным именем Е. С. Вывалов, автор повестей на морские темы.

Немало книг о море и моряках подписано Евгений Юнга; это - литературная фамилия Е. С. Михейкина, чья книга "Бессмертный корабль" (о крейсере "Аврора") переиздавалась много раз и переведена на иностранные языки. Л. С. Соболев под именем Боцман Дуля выступал в "Краснофлотце" (1928).

Естественно, что статьи о рыболовстве подписывались Рыбак, а об охоте - Охотник. Литературное имя Лесник говорило о том, что автор хорошо знает жизнь леса и его обитателей - зверей и птиц, о которых пишет.

Библиографы также почти всегда подписывались в соответствии со своей профессией. Целый ряд их избрал псевдоним Книжник (Н. Н. Голицын, Г. Н. Геннади, Н. А. Рубакии, Н. О. Лернер и др.). Под именами Библиофил Жозеф и Библиофил Жюльен скрывались известные французские библиографы П. Лакруа и А. Башлен. С. Д. Полторацкий, с юных лет посвятивший себя собиранию редких книг, выступал в зарубежной печати как Un bibliophile russe (Русский библиофил). Его собратья подписывались: Книговед, Книголюб, Книгочий, Книгоед и даже Книжный червяк (тот же Н. А. Рубакин).

Говорили о призвании авторов имена, принятые: мордовским поэтом Ильёй Кривошеевым - Морыця, армянским поэтом Ашотом Дадаляном - Гусан; прозвище кумыкского ашуга Казака - Ирчи. На языке каждого из них это значит "певец".

Порой псевдоним характеризовал отношение автора к теме. Так, Адам Мицкевич свой отклик на смерть Пушкина в газете "Globe" подписал Ami de Pouchkine (друг Пушкина). В дореволюционной русской прессе под статьями, где брались под защиту якуты и чуваши (чья участь, как и участь других народов в царской России, была очень тяжела), стояли подписи: Якутофил, Чувашефил.

Другой пример: чтобы выразить пе только в критической статье, но и в подписи под ней протест против чересчур натуралистической постановки оперы "Кармен", В. Э. Мейерхольд и В. М. Бебутов подписались в "Вестнике театра" (1921) Озлобленные новаторы.

* * *

Иногда в качестве подписи избиралось имя реального лица (чаще всего уже умершего). Такие подписи называются аллонимами или гетеронимами (в переводе с греч. - чужое имя).

Делалось это по различным причинам. Иногда поэт в честь своего покровителя принимал его имя. Так, Абу Абдаллах Муслихаддин Мухаммед ибн-Мушрифаддин (XIII в.) принял имя Саади в честь правителя Шираза Абу-Бекра ибн-Саада (впрочем, по другой версии Саади - тахаллус и значит по-арабски "счастливый,"). В свою очередь, в честь Саади татарский литературовед Г. Сагдиев подписывается Саади.

Современник Саади Джелаледдин Румй под некоторыми лирическими стихами ставил имя своего покровителя и друга Шамси Тебризи.

Порой автор принимал имя какого-либо исторического лица или своего предка, опять-таки в его честь. Например, французский поэт XVII в. Франсуа л'Эрмит принял имя Тристан, которое носил его прадед, государственный деятель XV в., и вошел в литературу как Тристан л'Эрмит.

Изидор Дюкасс, предшественник сюрреалистов, получивший известность уже после смерти и оказавший большое влияние на французскую поэзию, принял имя Латреомон. Так звали человека загадочной судьбы, участника заговора против Людовика XIV и героя одноименного романа Эжена Сю.

Современный французский философ-рационалист Эмиль Шартье вначале подписывался Критон, по имени древнегреческого философа, ученика Сократа, а затем принял литературную фамилию Ален. Так звали его предка или однофамильца Алена Шартье, жившего в XV в.

Латышская писательница Эльза Розенберг (жена Яна Райниса) подписывалась Аспазия - именем одной из выдающихся женщин древней Греции, возлюбленной Перикла.

Румынский писатель Эуджен Ботез, ставший после окончания военной школы моряком и воспевавший романтику моря, избрал литературное имя Жан Барт в честь французского адмирала, прославившегося своими подвигами в XVII в.

Фамилию деятеля ирландского освободительного движения О'Коннора принял современный ирландский писатель Майкл О'Донован, сам активно участвовавший в борьбе за независимость Ирландии.

Литовский писатель Костас Шяштокас известен как Альгирдас Маргерис: он подписывается именем национального героя Литвы, который в 1336 г. защищал замок Пиленай от крестоносцев и предпочел погибнуть в огне, чем сдаться врагу. Его соотечественник, поэт и государственный деятель Юстас Палецкис, избрал литературное имя Палямонас. Так звали легендарного родоначальника литовских князей (в то же время это - геоним, так как один из районов Каунаса называется Палямонас).

Армянский прозаик прошлого века Ованес Тер-Аракелян подписывался Перч Прошьян в честь княжеского рода Прошьянов (XII - XIII вв.), которые не притесняли народ и снискали добрую славу строительством церквей.

Иногда автор избирал псевдонимом имя уже умершего писателя или поэта, с целью подчеркнуть свою любовь к нему или идейную близость.

Так, французский поэт XVIII в. Экушар Лебрен именовал себя не иначе, как Лебрен-Пиндар (по имени известного древнегреческого поэта Пиндара). Историк Марк Дюфресс резкие памфлеты против Наполеона III подписывал Кремуций Корд, по имени римского историка, который бесстрашно выступал против императора Тиберия и поплатился за это жизнью.

Литературное имя известной чилийской поэтессы Лусилы Годой - Габриела Мистраль не является, как это кажется на первый взгляд, плодом поэтической ассоциации (мистраль - название свежего ветра, дующего с гор). Это имя она приняла в честь двух поэтов, популярных в начале нашего века: итальянского - Габриеле д'Аннунцио и провансальского - Фредерика Мистраля. Сразу после смерти второго, в 1914 г., Лусила Годой стала подписываться его фамилией, а через 30 лет, так же как и он, была удостоена Нобелевской премии по литературе.

Выдающийся венгерский поэт Дьюла Ийеш в молодости ряд стихотворений подписал Маяковский в знак преклонения перед талантом советского поэта, а писатель ГДР Эдуард Шмидт принял фамилию Клаудиус, которую носил классик-просветитель, в чьей газете печатались Гете и Гердер.

Наконец, имена реально существующих лиц ставились в целях конспирации или мистификации.

Мы уже упоминали, как это делал барон Гольбах. Неоднократно подписывался чужим именем и Вольтер. Так, памфлет, направленный против иезуитов, под названием "Китайский император и брат Риголе, или Отчет об изгнании иезуитов из Китая", он издал от имени Ж. Дюлорана, автора романа "Кум Матьё". Ставил он в качестве подписи и имена английского философа-деиста Болингброка, теолога Шерлока. Столь вольное обращение с чужими именами позволило современникам Вольтера обвинять его в подделках.

Неизвестный автор антирелигиозного памфлета "Блаженство христиан, или Бич веры", изданного в середине XVIII в., прикрылся именем Жоффруа Валле, французского вольнодумца, казненного еще в 1574 г. за издание памфлета под тем же названием.

В истории русской литературы также можно найти немало случаев применения аллонимов.

Чужое имя часто использовалось здесь для того, чтобы обойти цензуру. В царской России был широко распространен обычай приписывать антиправительственные и вообще нецензурные стихи уже умершим поэтам, чтобы настоящий автор не пострадал от репрессий.

Так, Пушкин, когда у него потребовали объяснений насчет "Гавриилиады", намекнул в письме П. А. Вяземскому (вероятно, специально для перлюстраторов), будто ее написал Д. П. Горчаков, незадолго до того умерший. А. Н. Плещеев в молодости подписывал революционные стихотворения именем уже скончавшегося Н. А. Добролюбова. Под стихотворением "Россия,", где обличались ее нищенство и бесправие, в альбоме М. И. Семевского стояла подпись Д. В. Веневитинова, умершего в 22-летнем возрасте. Оно распространялось в списках как принадлежащее перу Веневитинова, но его авторство не доказано, и в новейшие издания этого поэта "Родина" уже не входит.

По имени Бояна, легендарного древнерусского поэта, упоминаемого в "Слове о полку Игореве", несколько поэтов подписывались Баян, в том числе Вл. Сидоров (Вадим Баян), которого Маяковский вывел в "Клопе" под именем Олега Баяна, чем Сидоров весьма гордился.

Журналист, историк и библиограф И. С. Бланк подписывался Ветров в честь Марии Ветровой, которая в Петропавловской крепости облила себя керосином и сожгла, протестуя против жестоких условий содержания политических заключенных в царских тюрьмах.

Вождя украинских крестьян, возглавившего в XVIII в. их борьбу с помещиками, звали Кармелюк; и не случайно Е. И. Лозинский подписал в 1906 г. его именем агитационную брошюру, призывавшую крестьян возобновить эту борьбу.

Н. К. Крупская письма от редакции зарубежной ленинской "Искры" русским социал-демократическим организациям подписывала Катя. Так звали ее уже умершую подругу Е. Дьяконову, вместе с которой Крупская учительствовала в воскресной школе для рабочих, а потом была в ссылке.

Часто перед фамилией уже умершего писателя, поэта или исторического лица ставились начальная буква имени настоящего автора или имя, имевшее символическое значение.

Знающим греческий язык понятен смысл подписи Анастасий Белинский под письмом-памфлетом Н. А. Добролюбова консервативному журналисту Н. И. Гречу в связи со статьей последнего в "Северной пчеле", где он скорбел по поводу смерти Николая I. Анастасий по-гречески значит "воскресший". Добролюбов, тогда еще студент, этим подчеркивал, что берет на себя нелегкую задачу: продолжить дело, начатое уже умершим к тому времени великим русским критиком; он проявил себя достойным преемником Белинского.

Вовсе не с той целью беллетрист Иероним Ясинский подписывался позднее Максим Белинский: он просто взял псевдонимом имя и фамилию своего деда по матери.

Популяризатор и библиограф Н. А. Рубакин в годы первой русской революции ряд статей и брошюр ("Правда о земле", "Какие порядки нужны народу и как их добиться") подписал С. Некрасов. Ведь автор поэмы "Кому на Руси жить хорошо" тоже писал о мужицкой доле...

Поэт-символист Вл. Гиппиус один сборник стихов выпустил от имени Вл. Бестужева, а два других - от имени Вл. Нелединского. Эти фамилии и раньше встречались в русской литературе, но Владимиров среди их носителей не было.

Н. К. Чуковский дебютировал в начале 1920-х годов стихами, подписанными Н. Радищев (автора "Путешествия из Петербурга в Москву" звали Александром).

Целью полуаллонима (так можно назвать подобные псевдонимы) тоже было подчеркнуть духовное родство автора с тем лицом, чью фамилию или псевдоним он использовал, но в то же время показать свое отличие от него.

Например, поэт Б. В. Жиркович в юмористических журналах 1920-х годов подписывался Иван Прутков и даже Иван Кузьмич Прутков, намекая на родственные связи со знаменитым Козьмой Прутковым. Сочинитель бездарных и пошлых скетчей И. Н. Чекрыгин, профанируя фамилию великого поэта, подписывался И. Пушкин.

Публицист и критик М. П. Миклашевский, с ликвидаторскими взглядами которого полемизировал В. И. Ленин, подписывался М. Неведомский, взяв фамилию (но не имя) малоизвестного русского поэта начала прошлого века.

Фамилия поэта Я. П. Полонского также была использована, и не однажды, авторами, жившими позже. Так, критик, редактор "Нового мира" В. П. Гусин вошел в историю советской публицистики под именем Вячеслава Полонского. Есть и поэтесса Елизавета Полонская.

Символист Федор Сологуб по паспорту был: Тетерниковым; ему понравилась фамилия умершего задолго до его вступления в литературу В. А. Соллогуба, автора "Тарантаса", но второе "л" он убрал.

Заимствовал свою литературную фамилию у реального лица и автор "Двух капитанов". Он сообщает: "Фамилию Каверин я выбрал, так как вырос в офицерской семье, мечтал о гусарстве и подражал старшему брату, которого так и называли "гусар". Конечно, П. Каверин, лицо историческое, приятель Пушкина и Евгения Онегина ("... и он уверен, что там уж ждет его Каверин") и по характеру, и по близости к Пушкину сыграл в этом решении немалую роль".

А вот как рассказывает о начале своего литературного пути В. Ф. Панова: "Я стала думать: какой же взять псевдоним? Почему-то мне хотелось принять фамилию какого-нибудь литератора, уже известную. Мне представилась подпись "Вера Гаршина", но я тут же подумала, что замахнулась высоковато, и стала ждать, пока но подвернется что-нибудь менее обязывающее. Оно подвернулось: в какой-то книге я встретила фамилию Вельтмана (раньше я не знала, что в прошлом веке был такой писатель). Мне представилось, что подпись Вера Вельтман будет не мещанской и благозвучной"1.

1 (Панова В. Из запасников памяти. - "Нева", 1071, № 3, с. 80 - 81)

Однако этот псевдоним Панова оставила вместе с работой в газетах и стала печататься под своей фамилией.

* * *

К псевдонимам-характеристикам относятся и геронимы - имена литературных и мифологических героев, которые ставились вместо подписи с целью подчеркнуть идейную близость данного персонажа автору.

Такой псевдоним "составлял частицу творчества, вырастал из биографии, зачастую служил ключом к пониманию личности автора, был его боевым девизом"1.

1 (Гончаров Ю. Сердце, полное света. - В кн.: Воспоминания о Константине Паустовском. М., 1975, с., 132)

От имени балагура Этрапеля (по-греч. cutrapelis - остроумный, игривый), персонажа одной из сатир Горация, Ноэль дю Файль написал "Россказни и речения Этрапеля", вышедшие в 1586 г., уже после смерти этого автора.

Псевдонимом Пер Дюшен (старик "себе на уме" из популярной народной комедии) пользовались в годы французской революции XVIII в. четыре журналиста-якобинца, публиковавшие за этой подписью патриотические листовки и брошюры. В 1790 г. один из них, Жак Эбер, стал выпускать газету "Пер Дюшен", которая завоевала большую популярность у парижского простонародья. Впоследствии этот псевдоним возрождался не раз: в дни революции 1848 г. и в дни Парижской коммуны его принимали представители крайнего левого крыла демократического лагеря.

Именами персонажей поэм Альфреда Мюссе: Фантазий, Фортунио подписывалось несколько журналистов. Имя Альцест (герой комедии Мольера "Мизантроп") использовали как подпись свыше десятка авторов, в том числе Стендаль.

Шарль Мессаже, друг и сподвижник Ромена Роллана, выступив впервые как Вильдрак - так звали смелого и честного героя романа В. Скотта "Вудсток", - приобрел известность под этим именем, превратившимся в литературную фамилию.

Два прогрессивных журналиста подписывались в газете "Драпо руж" ("Красное знамя", орган бельгийской компартии) именами героев известной "Легенды об Уленшпигеле" Ш. де Костера - Тиль и Ламме.

Родовую фамилию героев эпопеи Голсуорси - Форсайт - ставил под своими статьями американский публицист К. Крайтон в журнале левой интеллигенции "Мэссиз".

Венгерский поэт прошлого века Янош Арань, переведший "Шинель" Гоголя, так полюбил ее героя, что иногда подписывался Акакий Акакиевич. Имя Челкаш, героя одноименного рассказа М. Горького, сделал одним из своих псевдонимов болгарский писатель Димитр Коцев. А его соотечественник Веселии Андреев иногда подписывался Васька Пепел - именем одного из персонажей пьесы "На дне".

Писатели народов Востока нередко избирали в качестве псевдонима имя того или иного героя родного эпоса. Такое чисто фольклорное происхождение имеют литературные фамилии ряда якутских прозаиков и поэтов: Суорун Омоллон, Эрилик Эристин, Джуон Джангылы, Элляй (легендарней родоначальник якутов).

Азербайджанский просветитель Джалил Мамедкулизаде выступал под именем героя сказаний - Моллы Насреддина, который боролся с баями и ханами, защищал бедняков, как и писатель, принявший его имя.

Русские и украинские авторы также часто подписывались геронимами.

Весьма распространена была подпись Правдин - фамилия одного из персонажей "Недоросля" (ее смысловое значение ясно). Ею пользовалось в разное время добрых полтора десятка журналистов.

Фамилия пушкинского героя - Ленский - стала литературным и сценическим псевдонимом Д. Г. Воробьева, под которым он приобрел известность как автор, водевиля "Лев Гурыч Синичкин" и переводчик песен Беранже. Н. А. Добролюбов в юности собирался опубликовать свои стихи за подписью Владимир Ленский. Впоследствии это имя стало литературной фамилией поэта В. Я. Абрамовича.

Именем героини известного памятника арабского и среднеазиатского фольклора "Лейла и Меджнун" подписывала в середине прошлого века свои повести Е. Н. Ахматова, а в наше время Лейла - псевдоним армянской поэтессы Парандзем Тер-Мкртчян.

В числе подписей Г. В. Плеханова есть фамилии главных действующих лиц романов Чернышевского "Пролог" и Герцена "Кто виноват?" - Волгин и Бельтов. Тем самым Плеханов давал читателям понять, что типы русских революционеров, выведенных под этими фамилиями, ему сродни.

Подписывался он также прозвищем героя известного романа К. Гриммельсгаузена - Симплициссимус (величайший простак).

Фамилию главного персонажа романа Гончарова "Обыкновенная история" - Адуев - принял Н. А. Рабинович и стал известен под нею как поэт-сатирик и автор либретто музыкальных комедий.

Л. П. Радин, автор революционной песни "Смело, товарищи, в ногу", был ученым-популяризатором; книгу о химии "Простое слово о мудреной науке" (1895) он выпустил от имени Якова Пасынкова. Так звали героя одноименного рассказа Тургенева.

К. М. Станюкович фельетоны в газете "Новости" подписывал Пимен - именем летописца из "Бориса Годунова".

Украинский драматург и прозаик И. К. Тобилевич вошел в литературу как Карпенко-Карый. Карпенко - обычная на Украине форма прозвища по отцу (которого звали Карпом), а Гнат Карый - одно из действующих лиц драмы Тараса Шевченко "Назар Стодоля".

Русские и особенно украинские литераторы, в том числе Д. Л. Мордовцев и И. Я. Франко, не раз пользовались как псевдонимом именем героя гоголевского "Вия" - Хома Брут.

А. И. Куприн ранние рассказы подписывал в газетах Алеко - именем персонажа пушкинских "Цыган". Что это - героним, а не измененное имя автора, свидетельствует хорошо знавший Куприна сын одного из его друзей. На вопрос, почему он так подписывается, Куприн ответил: "В пушкинском Алеко я нахожу родственные черты: ведь и я, "изгнанник перелетный, гнезда надежного не знал...""1

1 (Киселев Б. Рассказы о Куприне. М., 1964)

Большой популярностью пользовались фельетоны в "Русских ведомостях", подписанные Дионео - именем персонажа "Декамерона", которое стало псевдонимом журналиста И. В. Шкловского. А имя одного из действующих лиц шекспировского "Сна в летнюю ночь" - Ткач Основа - стало литературной фамилией детского писателя А. А. Федорова-Давыдова.

Именем героини пьесы Э. Ростана - Принцесса Греза - А. Я. Леншина подписывала в 1910-х годах советы по любовным и семейным делам в "Журнале для женщин", чей тираж в немалой степени держался на популярности "принцессы Грезы" в обывательской среде.

Рано умерший советский беллетрист Виктор Дмитриев повесть "Ольга" выпустил от имени Н. Кавалерова, персонажа повести Ю. Олеши "Зависть".

Многие литераторы подписывались именами чеховских героев. Драматург и сатирик О. И. Перельман облюбовал фамилию Дымов одного из персонажей "Попрыгуньи"; С. А. Кочановская, автор романа о Чернышевском "Предшественник", писала под именем Заречная (героиня "Чайки"), Фамилией другого действующего лица этой пьесы - Треплев - подписывалось пять авторов, в том числе брат Чехова Михаил.

Журналистами часто брались в качестве псевдонимов имена таких популярных литературных героев, как Чацкий, Базаров, Рудин, Печорин, Арбенин, Онегин, Д. Карамазов, Фауст. Это имело целью вызвать у читателей соответствующие ассоциации. Еще чаще эти имена обыгрывались юмористами (см. главу "Шуточные псевдонимы").

М. Горький в "Самарской газете" фельетоны "Самара во всех отношениях" с подзаголовком "Письма одного странствующего рыцаря" подписывал Дон Кихот (1896).

В числе подписей Д. Д. Минаева была L'homme qui rit (Человек, который смеется, - герой одноименного романа В. Гюго). В. М. Гаршин придумал псевдоним, имевший противоположный смысл: L'homme qui pleure (Человек, который плачет), а П. В. Засодимский - даже L'homme qui rit et qui pleure (Человек, который смеется и плачет).

Широко использовалась для создания псевдонимов и мифология. Именем великана Аргуса, имевшего сто глаз и поэтому ставшего символом бдительности, пользовалось не меньше десятка журналистов.

Случалось, что автор выступал под именем персонажа своего собственного произведения.

Лоренс Стерн "Сентиментальное путешествие" (1768) издал от имени Иорика - одного из действующих лиц его романа "Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена" (в свою очередь, Иорик - имя шута из "Гамлета"). Виктор Гюго некоторые произведения подписал Виктор д'Оверне - именем одного из героев своей повести "Бюг Жаргаль".

Гоголь в "Литературной газете" (1831) под отрывком из повести "Страшный кабан" поставил П. Глечик - имя, встречающееся в одной из ранее изданных его повестей.

Валентин Катаев в 1920-х годах подписывался в "Гудке" и "Чудаке" Старик Саббакин, взяв эту фамилию из своей повести "Растратчики".

М. Горький также использовал однажды в качестве псевдонима имя созданного им самим литературного героя: один его фельетон в "Чудаке" (1928) подписан Самокритик Словотеков. Эту фамилию носил персонаж сатирической пьески Горького "Работяга Словотеков", написанной им в 1920 г. для Театра народной комедии.

Горький сообщил редакции "Чудака": "Лично сотрудничать в журнале вашем вряд ли найду время, но разрешите рекомендовать вам знакомого моего, Самокритика Кирилловича Словотекова. Самокритик - подлинное имя его, данное родителями при рождении. Человек он довольно пожилой, но "начинающий". Беспартийный. Отношение к алкоголю - умеренное"1.

1 ("Чудак", 1928, № 1)

Автор трилогии "Большевики" И. Л. Шехтман первый свой фельетон для "Крокодила" (1922) подписал Свэн. Так звали персонажа его ранней незаконченной повести, написанной под влиянием А. Грина. "Меня торопили, и я подписался именем выдуманного мною героя. Мне и в голову не пришло, что претенциозно звучащее имя это превратится на многие годы не то в неизменного спутника, не то в неотвязную тень", - пишет автор, впоследствии заменивший этот псевдоним на Кремлев1.

1 (Кремлев И. Л. В литературном строю. М., 1968, с. 46)

Есть и такие случаи, когда автор не по своей воле становился известен под именем литературного героя, созданного им самим.

Так, английский романист конца XVIII в. Мэтью Льюис вошел в литературу под именем Монк Льюис (монах Льюис). Он вовсе не был монахом, но монах - главное действующее лицо романа под тем же названием, принесшего Льюису известность.

Петрюс Борель, французский поэт начала прошлого века, был прозван Ликантроп (в переводе с греч, - человек-волк) за то, что в своих "Безнравственных рассказах" изобразил мир ужасов, зверств и насилий.

Роман немецкого писателя Альберта Бициуса "История жизни Иеремии Готгельфа, рассказанная им самим" (1836), имел такой успех, что автора стали называть Иеремия Готгельф, полагая, что это его настоящие имя и фамилия.

Почти аналогичного происхождения псевдоним Демьян Бедный. Впервые это имя появилось в большевистской "Звезде" в 1911 г. Один из ее редакторов, Н. Г. Полетаев, вспоминает: "В начале своей работы у нас Демьян Бедный подписывался своей настоящей фамилией (Е. Придворов. - В. Д.), но вот однажды, придя к нам в типографию, он принес небольшое, но очень звучное стихотворение "О Демьяне Бедном, мужике вредном". Следующий его приход мы встретили возгласом: "Демьян Бедный идет!" Так это прозвище за ним и осталось, а впоследствии он стал подписывать им свои произведения"1.

1 (Полетаев Н. "Звезда" - "Октябрь", 1928, № 5, с. 164)

Эта литературная фамилия совершенно вытеснила настоящую. Происхождение ее связано и с тем, что дядю поэта, одного из беднейших крестьян Херсонщины, звали Демьяном.

Если некоторые псевдонимы имели целью вызвать у читателей ту или иную реминисценцию, то другие, наоборот, сами бывали плодом такой реминисценции. Выпуская от имени Барона Брамбеуса "Фантастические путешествия" (1835), О. И. Сенковский, несомненно, находился под влиянием не менее фантастических путешествий другого барона - Мюнхгаузена, с которым у Брамбеуса много общего. С ним происходят такие же невероятные происшествия. Как и Мюнхгаузен, он проваливается в кратер Этны, пролетает сквозь земной шар и т. д. Характер Брамбеуса, болтуна, враля и мистификатора, совпадает с характером Мюнхгаузена. Что касается имени Брамбеус, то Сенковский взял его из лубочной "Сказки о Францыле Венециане", одним из персонажей которой является король Брамбеуе.

Через пять лет этот псевдоним претерпел видоизменение: появились "Фантастические рассказы и повести барона Брамеуса, изданные В. Невским". Настоящий автор, В. В. Черников, явно рассчитывал на то, что публика не обратит внимания на пропуск одной буквы и раскупит книгу как продолжение записок небезызвестного барона.

Некоторые псевдонимы являются своего рода негативными характеристиками: они начинались с отрицания.

Такие подписи, как Не артист, Не географ, Не музыкант, Не врач, Не дипломат, Не критик, Не фельетонист давали понять, что автор не претендует на компетентность и высказывается не с узкопрофессиональной точки зрения.

Иногда подчеркивалось, что автор не является уроженцем той или иной местности, лицом той или иной национальности, не примыкает к такой-то партии, не занимает такое-то общественное положение: Не бессарабец; Не гласный, Не помещик, Не профессор, Не народник. Карл Маркс одну статью в 1843 г. подписал Не берлинец; среди подписей В. Г. Короленко есть Не статистик, а В. И. Ленина - Не депутат и Не либеральный скептик.

Встречаются негативные псевдонимы, противополагающие автора какому-нибудь писателю или поэту, чаще всего в юмористическом плане: Не Гомер, Не Вересаев, Не Белинский, Не Козьма Прутков, Не Демьян, но бедный, Иван Негейне и т. п. На обложке брошюры "Рассказ о том, как черт японца обманул" (1904) стояло: Немаксим Горький, а пьеса-подражание "По дороге на дно" была подписана Негорький. Автор "Томских трущоб" подписал их Не Крестовский (чтобы напомнить об авторе "Петербургских трущоб").

Негативный псевдоним мог быть зашифрован мнимыми инициалами: Н. Е. Гоголь, Н. Е. Пушкин.

Часто для псевдонимов-характеристик использовались латинские слова.

Так, под именем Агрикола (пахарь) известны и епископ Микаэль, положивший в XVI в. начало финской письменности, и живший в том же веке немецкий гуманист Георг Бауэр. Немецкий поэт-романтик конца XVIII в. Фридрих фон Гарденберг избрал псевдоним Новалис (целина), а неизвестный автор предшествовавшего "Интернационалу" Эжена Потье гимна под тем же названием, напечатанного в льежском "Альманахе Интернационала" (1870), подписался Populus (народ).

Большею частью латинские слова использовались для того, чтобы подчеркнуть в подписи то или иное качество автора.

Мультатули по-латыни значит "много перенес". Не удивительно, что голландский писатель прошлого века Э. Деккер избрал такое литературное имя: его жизненный путь был очень тяжел. Он служил чиновником на Яве и энергично боролся со злоупотреблениями колониальных властей, которые нещадно эксплуатировали и угнетали местное население; в результате ему пришлось подать в отставку, а потом скитаться по свету, потерять семью, терпеть и голод, и холод. В его романе "Макс Хавелаар, или Кофейные аукционы Нидерландского торгового общества" (1860), разоблачалась колониальная политика голландских плантаторов и купцов на островах нынешней Индонезии. Это был обвинительный акт против капитализма.

Многие русские журналисты подписывались латинскими словами: Amicus (друг), Auditor (слушатель), Arbiter (судья), Censor morum (блюститель нравов), Homo provincialis (человек из провинции), Ignotus (несведущий), Junior (младший), Liber (свободный), Nauta (моряк), Observator (наблюдатель), Polibicus (политик), Spectator (зритель), Semper idem (всегда одинаковый), Senior (старший), Velox (быстрый), Парвус (малый). Это обусловливалось тем, что знание латыни (хотя бы ее начатков) было широко распространено среди интеллигенции, так как изучение этого языка входило в курс и гимназий, и семинарий.

Андрей Белый нередко ставил под стихами Alter ego (второе я), Cunctator (медлительный), Spiritus (дух), Taciturno (молчаливый). В числе псевдонимов юмориста Аркадия Аверченко был Ave; эти первые три буквы его фамилии в переводе с латинского значат "здравствуй".

Старейшина советской публицистики Д. И. Заславский в 1910-х годах подписывался Homunculus (человечек), а театральный критик А. Р. Кугель - Homo novus (новый человек) и Квидам (некто).

М. Четвериков переводы из Гёте, Шиллера, Барбье и Гюго печатал под псевдонимом Семперверо (всегда правдивый), а фельетонист Л. Панютин подписывался Нил Адмирари (nil admirari - ничему не удивляться), обыгрывая русское имя Нил.

М. Горький под заметками в "Самарской газете" и "Нижегородском листке" (1896) ставил Pacatus (мирный), а в сборнике "Красной панорамы" (1928) подписался Unicus (единственный).

Ambo die в переводе с латыни значит "дважды скажи", и русский медик конца XVIII в., имевший звание "профессор повивального искусства" и прозванный отцом русского акушерства, свои ученые труды подписывал Амбодик. Выбор столь странного псевдонима объясняется тем, что фамилия и отчество автора были одинаковы: его звали Нестор Максимович Максимович.

Могла быть латинизирована и настоящая фамилия автора (см. главу "Настоящее имя спрятано").

* * *

Часто выбор литературного имени поэтам подсказывали явления природы. Такие псевдонимы можно назвать физионимами (от греч. physis - природа).

Стремление вложить в подпись поэтический смысл видно в псевдонимах поэтов: украинского - Хвильовий (от "хвиля" - волна); латышских - Аусеклис (утренняя заря), Маконис (облако), Визулис (вихрь); польского писателя - Оркан (ураган, смерч); эстонской поэтессы прошлого века - Койдула (певица зари).

В этом же ряду стоят литературные имена карельских писателей и поэтов: Руско (заря), Лайне (волна), Хуурре (иней), Хело (сияние); финского - Киви (камень), напоминающее о суровой природе родины автора.

Слова "огонь" и "свет" (по-армянски "гур" и "лус") стали основами псевдонимов нескольких армянских авторов: Гурян, Гурун, Лусенц, а также литовского - Лепснонис (от "лепсна" - пламя).

Псевдонимы латышских поэтов Шалконис и Саулиэтис происходят от šalkone - шелест и saulite - солнышко:

Не менее поэтичен смысл литературного имени выдающегося узбекского писателя Мусы Ташмухамедова - Айбек (рыцарь луны). Оно связано с воспоминаниями детства. Одним из самых ярких из них, по словам самого Айбека, была лунная ночь. "По небу плывет белая полная луна, она мне кажется прекрасной, я тянусь к ней ручонками и настойчиво повторяю: "Мама, дай мне луну!" До сих пор я ощущаю восторг, охвативший меня в те минуты"1.

1 (Советские писатели. Автобиографии, т. 1, с. 37)

Другое название луны, соответствующее нашему "месяц" - хилол, - стало исходным для тахаллуса таджикского поэта XVII в. - Хилоли. С ним перекликаются литературные имена поэтов: киргизского - Марсан Аймаран (певец Марса и Луны), узбекских - Гулхани (гулхан - костер), Чархи (чарх - вселенная), Чулпан (утренняя звезда).

Слово "молния" стало псевдонимом и узбекского драматурга (Яшен), и мордовского поэта (Ендол). Применял его и украинский поэт В. Н. Сосюра, подписываясь в "Селннськой правде" Блискавка.

От слова "озеро" образовались псевдонимы четырех поэтов разных национальностей: того же Сосюры - Озерний, мордовского - Эркай, латышского - Эзериэтис и русского - Озеров. Юкагирский писатель Г. Курилов принял литературное имя Умуро Адо (сын озера).

Несими - в переводе с арабского "ветерок", "дуновение". Это имя принял выдающийся азербайджанский поэт и ученый Сейид Имадеддин (XIV - XV вв.), подвергнутый за "ересь" страшной казни.

Каспийское море называется по-азербайджански Хазар, а дующий с него ветер - хазри. Это слово и сделал своим псевдонимом поэт Наби Бабаев.

Многие латышские авторы избрали литературные имена такого же типа: Грива (устье реки), Калндрува (холмистая нива), Селга (открытое море), Авотс (источник, ключ), Веян (производное от "ветер").

* * *

Названия красок также использовались для создания псевдонимов (хроматонимы, от греч.chroma - цвет).

Мы уже упоминали литературную фамилию Б. Н. Бугаева - А. Белый. Дореволюционный драматург С. Н. Богдановская подписывалась С. Белая. Литературное имя литовского писателя А. Балтушиса - производное от "балтас" (белый).

Австрийский поэт прошлого века фон Ауэршперг писал под именем Грюн (зеленый), а болгарская поэтесса Е. Беляева известна под именем Багряна. Почти такую же подпись - Багрящее - ставил под стихами в дореволюционной "Ниве" один из старейших советских поэтов - Н. С. Тихонов.

Белорусский прозаик Н. К. Романовский писал под именем Кузьма Чорный; аналогичный псевдоним - Саша Черный - избрал русский дореволюционный поэт-сатирик А. М. Гликберг.

Под юмористическими стихами К. М. Фофанова стояла подпись Акакий Оранжевый; украинский поэт В. М. Элланский принял литературное имя Блакитний (голубой), а несколько дореволюционных журналистов подписывались Серый и Серенький.

Революция повлияла на выбор цвета носителями хроматонимов. После 1905 г. появилась подпись Красный; ее облюбовал ряд авторов. Один из переводчиков "Интернационала" на украинский язык, Е. Д. Григорук, в прессе 20-х годов подписывался Червоний (красный). В те же годы появились и поэтесса Алая, и поэт Степан Алый.

* * *

Как эмоциогенные псевдонимы часто применялись и названия цветов, деревьев (фитонимы, от греч. phytos - растение).

Особенно часто это встречается в украинской литературе: Остап Вишня, Ганна Барвинок, Светлана Ромашка, Марко Черемшина (так по-украински называется черемуха), Ветлина (ветла - вид ивы), Черешня, Цибулька (лук), Xpik, Теркина (терновник), Будяк (чертополох).

Такие же имена избирали многие белорусские писатели и поэты: Ясанар (осокорь), Чабор (чабрец), Чарот (камыш), Бярезка, Верба, Ракитный, Витка (ветка).

Удачно выбрал белорусский сатирик К. К. Атрахович свое литературное имя - Кондрат Крапива. Название этого жгущегося растения использовал и Чехов, упоминающий в одном письме Н. А. Лейкину, что в юмористических журналах первой половины 80-х годов он подписывался Крапива. Такой же псевдоним - Екаладзе (от "екали" - крапива) избрал один грузинский сатирик.

Всей Болгарии известна Калина-Малина; это - литературное имя Райны Радевой (Митевой). Ее соотечественники, поэты Никола Михайлов и Христо Туджаров, подписывались: первый - Лилиев, а второй - Ясенов.

Название одного и того же дерева (явор) легло в основу псевдонимов и болгарского поэта (Яворов), и литовского (Йоварас). Один и тот же цветок сделали своим литературным именем два поэта: белорусский (Михась Василек) и болгарский (Ран Босилек, т. е. ранний василек).

Эта традиция не чужда и литераторам прибалтийских республик. Мадарик, литературное имя эстонского писателя И. Лауристина, избранного в 1940 г. председателем Совнаркома Эстонии и погибшего при обороне Таллина, является производным от madar; так называется на его родном языке подмаренник, которым: пестрят весной луга Прибалтики и из корней которого получают ярко-красную краску.

Другие эстонские писатели приняли имена: Метсанурк (лесной уголок), Таммсааре (дубовый остров), Таммлаан (дубрава), Ангервакс (таволга).

Литовский поэт Ионас Мачюлис был известен под именем Майронис (майоран), а Зигмас Гайдамавичюс, умерший 18-ти лет, но тем не менее оставивший заметный след в литовской поэзии, писал под псевдонимом Гёлё (цветок).

Народный писатель Литвы Винцас Миколайтис вначале подписывался Путинас (калина), а затем присоединил псевдоним к своей фамилии и стал известен как Миколайтис-Путинас. Другой литовский писатель избрал литературное имя Добилас (Клевер).

Литературное имя выдающегося латышского прозаика Апсишу Екабс происходит от apse - осина; это дерево росло перед окном его кабинета. Другие латышские писатели и поэты приняли имена: Брукленайс (куст брусники), Зваргулис (колокольчик), Бирзе (роща), Силс (сосняк).

Названия растений очень часто избирали псевдонимами литераторы и других братских народов Советского Союза. Так, основоположник чувашской советской поэзии М. К. Кузьмин принял имя Сеспель (подснежник). Литературные имена Урдаш, Калган, Пилеш, Юман других чувашских писателей означают соответственно "можжевельник", "ковыль", "рябина", "дуб", а псевдонимы марийских авторов Олык, Шоптыр, Кожер, Одар - "луг", "смородина", "ельник", "ветка" (побег).

Поэт Игорь Северянин, прежде чем принять это литературное имя, подписывался Мимоза.

Любопытный фитоним придумал себе драматург М. Н. Волконский, автор комедии "Принцесса Африканская", послужившей основой для известной пародийной оперы "Вампука" (поставленная в 1909 г. театром "Кривое зеркало", она много лет не сходила со сцены). Волконский подписывался Анчар Манценилов; основой для этого послужили названия двух экзотических деревьев: первое известно по одноименному стихотворению Пушкина, второе (манценил) также считалось ядовитым.

В литературах Запада фитонимы встречаются реже. Провансальский поэт Жан Боэ, прозванный поэтом-цирюльником, писал под именем Жасмин. Финский прозаик начала нашего века Вяйнё Юрвелиус принял литературное имя Катая (можжевельник).

Мы упоминали о псевдониме мозамбикского писателя Марселино душ Сантуша - Лилинью Микайя. Он взял для него название травы с острыми кромками, режущими руки, намекая тем самым, что не дастся колонизаторам, преследовавшим его.

* * *

Названия птиц также весьма подходили для эмоциогенных псевдонимов и прозвищ (орнитонимы, от греч. ornis - птица).

Андалибом (соловей) прозвали Нур-Мухамеда Гариба (XVIII в}), создателя жанра дастанного эпоса в туркменской литературе и автора туркменского варианта поэмы "Лейла и Меджнун". Название другой певчей птицы избрал псевдонимом армянский поэт Даниел Чебукарян, павший в 1915 жертвой турецких зверств: он подписывался Варужан (канарейка).

Жаворонок стал литературным именем и белорусского поэта, погибшего при обороне Сталинграда, - Жаврук и латышской поэтессы - Цирулис.

Сокол издавна является воплощением благородства и мужества; недаром Горький именно сокола противопоставил ужу, "рожденному ползать". Один из поэтов народа коми избрал литературное имя Барыги, а грузинский журналист - Мимино. Так называется сокол на родном языке каждого из них.

В одном ряду с этими псевдонимами стоят такие, как Шохин (орел) - таджикского поэта прошлого века, Аудранаша (буревестник) - современного литовского прозаика. Подпись Буревестник ставили в дореволюционные годы несколько русских журналистов, и в памяти читателя всплывало знаменитое стихотворение Горького.

Филин на Востоке считается олицетворением мудрости, и Рашид аль-Умари, персидско-таджикский поэт XII в., автор "Сада таинств тонкостей поэзии", известен под прозвищем Ватвот (филин).

Удод по-азербайджански - хоп-хоп. Эту подпись и ставил в основанном им в 1906 г. журнале "Молла Насреддин" Мирза Таир-заде.

Немало таких примеров и в украинской литературе: историк Н. И. Костомаров стихи, драмы и повести выпускал от имени Иеремии Галки; писательница Л. А. Василевская приняла литературное имя Днiпрова чайка, и в театрах Украины до сих пор идут пьесы для детей, написанные по ее либретто. Каждым из псевдонимов Лелека (аист), Зозуля (кукушка), Ластiвка (ласточка), Беркут пользовалось несколько украинских литераторов.

Латышский поэт Андрей Шаутнис известен под именем Балодис (голубь), а его соотечественник Ян Булле - Гулбис (лебедь). Слово "кайя" (чайка) легло в основу псевдонима другого латышского писателя - Кайяк.

А. П. Чехов одну юмореску в "Осколках" (1892) подписал Грач.

Литературные имена чувашских поэтов Уйып, Чегесь, Шыпчык означают соответственно "снегирь", "ласточка", "соловей".

Ненецкий писатель Т. П. Синицын избрал имя Пунух Пэля (половина синицы). Основной темой его творчества являлись жизнь и быт ненецкого народа, до революции не имевшего письменности.

Не раз избирали себе такие псевдонимы авторы, посвятившие себя описанию природы. Так, дореволюционный популяризатор А. А. Усов книжки для детей о птицах и животных выпускал за подписью Чеглок (птица из семейства соколиных).

Вэша Куоннезин (серая сова - на языке племени оджибуэй) - литературное имя Джорджа Белани, хранителя бобрового заповедника в Саскачеванском национальном парке (Канада), индейца по матери. Так он подписывал рассказы, героями которых были бобры, лоси и другие звери, обитатели лесов на берегах озера Онтарио.

* * *

Иногда в качестве подписи избиралось название или имя животного (зоонимы).

Венесуэльский писатель и политический деятель прошлого века Эмиро Кастос принял литературное имя Торо (бык). Польский писатель Зыгмунт Милковский, деятель национально-освободительного движения 1860-х годов, выступал под псевдонимом Еж, что подчеркивало колючесть его сатиры.

Поэт-демократ Г. Д. Деев, принявший литературную фамилию Деев-Хомяковский (он родился в с. Хомяково), иногда ставил под стихами Хомяк.

Аркадий Аверченко некоторые юморески в "Новом Сатириконе" подписал Волк. Среди русских журналистов есть пользовавшиеся псевдонимами Песец, Крот, а среди грузинских - Тагуна (мышонок).

Под остроумными переделками на новый лад "Пира Петра Первого", "Размышлений у парадного подъезда" и других классических произведений русской поэзии в томских журналах "Ерш" и "Бич" (1906 - 1909) стояло: Премудрая крыса Онуфрий.

Порой для подписи использовались названия рыб (ихтионимы). Так, одна из первых критических статей о "Горе от ума" в "Вестнике Европы" (1825) была подписана Пилад Белугин. Она принадлежала перу А. И. Писарева К. М. Станюкович сотрудничал в "Русской мысли" под псевдонимом Нельмин, а будущий автор "Плутонии" В. А. Обручев в дореволюционные годы пользовался в сибирских газетах псевдонимом Ерш.

Автор песни "Красное знамя" В. П. Махновец, ставший впоследствии одним из руководителей советской кооперации, в женевском журнале "Рабочее дело" в годы эмиграции подписывался Пескарь.

Я. В. Борисов от имени Карася выпустил немало книжек для детей. В старых юмористических журналах не раз встречаются подписи: Щука, Акула, Окунь.

Становились псевдонимами и названия насекомых (энтомонимы). Так, Ольга Косач (мать Леси Украинки) избрала литературное имя Пчiлка. Аналогичный смысл имеет псевдоним Битё литовской писательницы Габриели Петкявичяйте. Он как нельзя более соответствовал характеру ее деятельности: всю жизнь, трудолюбивая как пчела, она распространяла новые, прогрессивные идеи в области литературы и сельского хозяйства.

Латышская писательница Велта Канивец приняла имя Спаре (стрекоза). Но чаще в качестве подписи избирались названия жалящих и кусающих насекомых, с целью подчеркнуть обличительную направленность заметки, стихов или фельетона: Оса, Овод, Комар, Шмель, и даже Тарантул, Скорпион, Сколопендра, Цеце.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"