Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Шуточные псевдонимы

Юмористы всегда старались подписываться так, чтобы добиться комического эффекта. Это была основная цель их псевдонимов; желание скрыть свое имя отходило здесь на второй план. Поэтому такие псевдонимы можно выделить в особую группу и дать им название пайзонимы (от греч. paizein - шутить).

Традиция забавных псевдонимов в русской литературе ведет начало с журналов екатерининской поры ("Всякая всячина", "Ни то, ни сио", "Трутень", "Почта духов" и др.). А. П. Сумароков подписывался в них Акинфий Сумазбродов, Д. И. Фонвизин - Фалалей.

Шутливые подписи ставились в начале прошлого века даже под серьезными критическими статьями. Один из литературных противников Пушкина, Н. И. Надеждин, подписывался в "Вестнике Европы" Экс-студент Никодим Недоумко и Критик с Патриарших прудов. Пушкин в "Телескопе" две статьи, направленные против Ф. В. Булгарина, подписал Феофилакт Косичкин, а тот в "Северной пчеле" подвизался под именем Порфирия Душегрейкина. М. А. Бестужев-Рюмин в те же годы выступал в "Северном Меркурии" как Евграф Микстурин.

Шуточные псевдонимы тех времен были под стать длинным, многословным названиям книг. Г. Ф. Квитка-Основьяненко в "Вестнике Европы" (1828) подписывался: Аверьян Любопытный, состоящий не у дел коллежский асессор, имеющий хождение по тяжебных делам и по денежным взысканиям. Поэт пушкинской плеяды Н. М. Языков "Путешествие на чухонской паре из Дерпта в Ревель" (1822) подписал: Пребывающий на помочах у дерптских муз, но намеревающийся со временем водить их самих за нос Негуляй Язвиков.

Еще длиннее был такой псевдоним: Маремьян Данилович Жуковятников, председатель комиссии о построении Муратовского дома, автор тесной конюшни" огнедышащий экс-президент старого огорода, кавалер трех печенок и командор Галиматьи. Так подписал в 1811 г. В. А. Жуковский шуточную "греческую балладу, переложенную на русские нравы", под названием "Елена Ивановна Протасова, или Дружба, нетерпение и капуста". Он сочинил эту балладу, оставшуюся при его жизни неопубликованной, гостя в подмосковном имении Муратово у своих друзей Протасовых. Не менее длинен и причудлив был псевдоним автора "критических примечаний" к той же балладе: Александр Плещепупович Чернобрысов, действительный мамелюк и богдыхан, капельмейстер коровьей оспы, привилегированный галъванист собачьей комедии, издатель топографического описания париков и нежный компонист различных музыкальных чревобеаий, в том числе и приложенного здесь нотного завывания. За этой шуточной подписью скрывался друг Жуковского Плещеев.

О. И. Сенковский "Частное письмо почтеннейшей публике о секретном журнале, которому название "Весельчак"" (1858), подписал: Иван Иванов сын Хохотенко-Хлопотунов-Пустяковский, отставной подпоручик, помещик разных губерний и кавалер беспорочности.

"История Ерофея Ерофеича, изобретателя "ерофеича", аллегорической горькой водки" (1863) вышла от имени Российского автора, прозванного Старый индейский петух.

Н. А. Некрасов часто подписывался шуточными псевдонимами: Феклист Боб, Иван Бородавкин, Наум Перепельский, Чурмень (вероятно, от "чур меня!").

Постоянно пользовались такими псевдонимами сотрудники "Искры", "Гудка", "Свистка" - органов печати, сыгравших в 60 - 70-х годах прошлого века немалую роль в борьбе революционных демократов с самодержавием, крепостничеством и реакционной литературой. Часто они добавляли к вымышленной фамилии то или иное мнимое звание, чин, указывали мнимую профессию, стремясь к созданию литературных масок, наделенных атрибутами реальных личностей.

Таковы псевдонимы: Н. А. Некрасова - Литературной биржи маклер Назар Вымочкин, Д. Д. Минаева - Федор Конюх, Повар Николай Кадов, Поручик Харитон Якобинцев, Юнкер А, Ресторанов, Н. С. Курочкина - Поэт околодочный (околодком назывался тогда полицейский участок), Член Мадридского ученого общества Транбрель, других юмористов - Прикащик из ножевой линии Полуаршинов, Обер-биржевой фальсификатор Крадило, Землевладелец Тарас Куцый, Телеграфист Азбукин, Кум пожарный, Водочно-спиртовой заводчик У. Р. А. и т. д.

И. С. Тургенев фельетон "Шестилетний обличитель" подписал: Отставной учитель российской словесности Платон Недобобов, а стихи, якобы сочиненные шестилетним сыном автора, - Иеремия Недобобов. В них высмеивались теневые стороны русской действительности:

Ах, зачем с младенческих пеленок 
Скорбь о взятках в душу мне вошла!1

1 ("Искра", 1859, № 50)

- восклицал малолетний обличитель.

Чтобы рассмешить читателей, для псевдонимов выбирались старые, давно вышедшие из употребления имена в сочетании с замысловатой фамилией: Варахасий Неключимый, Хусдазад Церебринов, Ивахвий Кисточкин, Василиск Каскадов, Аввакум Худоподошвенский и т. д. Молодой М. Горький в самарских и саратовских газетах конца 90-х годов подписывался Иегудиил Хламида.

Полны остроумия подписи Горького в тех его произведениях, которые не предназначались для печати. Под одним из его писем к 15-летнему сыну стоит: Отец твой Поликарп Унесибоженожкин. На страницах домашнего рукописного журнала "Соррентийская правда" (1924), на обложке которого Горький был изображен в виде великана, затыкающего пальцем кратер Везувия, он подписывался Метранпаж Горячкин, Инвалид муз, Осип Тиховоев, Аристид Балык.

Порой комический эффект достигался посредством нарочитого контраста между именем и фамилией. Этим приемом пользовался Пушкин, правда не для создания псевдонима ("И ты, певец любезный, Ванюша Лафонтен..."), и юмористы охотно следовали его примеру, сочетая иностранные имена с чисто русскими фамилиями: Жан Хлестаков, Вильгельм Теткин, Базиль Лялечкин, и наоборот: Никифор Шельминг и т. п. Леонид Андреев сатиру "Похождения ангела мира" (1917) подписал: Гораций Ч. Брюква.

Часто для шуточного псевдонима обыгрывалась фамилия какого-нибудь известного писателя. В русских юмористических Журналах встречаются и Пушкин в квадрате, и Саратовский Бокаччио, и Рабле Самарский, и Беранже из Зарядья, и Шиллер из Таганрога, и Овидий с Томи, и Данте с Плющихи, и Берне из Бердичева. Особой популярностью пользовалось имя Гейне: есть Гейне из Харькова, из Архангельска, из Ирбита, из Любани и даже Гейне из конюшни.

Иногда имя или фамилия всем известного лица изменялись так, чтобы произвести комический эффект: Дарри Бальди, Генрих Гений, Грибсьелов, Пушечкин, Гоголь-Моголь, Пьер де Боборысак (намек на Боборыкина). В. А. Гиляровский в "Развлечении" и "Новостях дня" подписывался Емеля Зола.

Д. Д. Минаев под "драматической фантазией", посвященной расправе некоего Никиты Безрылова с его женой Литературой и написанной в духе Шекспира, поставил Трифон Шекспир (под Никитой Безрыловым подразумевался А. Ф. Писемский, пользовавшийся этим псевдонимом). К. К. Голохвастов сатиру "Путешествие на Луну купца Труболетова" (1890), якобы переведенную, как значится на обложке, "с французского на нижегородский", подписал Жуль Неверный, пародируя имя и фамилию Жюля Верна, у которого есть роман на ту же тему.

Подчас в качестве шуточных псевдонимов применялись имена персонажей литературных произведений. Это делалось с целью вызвать у читателей соответствующие реминисценции, иногда не имевшие никакого отношения к теме. Главное - чтобы было смешно!

Таковы подписи: И. Башкова - Экзекутор Яичница, Мичман Жевакин (из гоголевской "Женитьбы"), Д. Минаева Надворный советник Эсбукетов (фамилия, принятая крепостным поэтом Видоплясовым из повести Достоевского "Село Степанчиково").

С целью усилить комический эффект иностранному литературному герою давалась русская "прописка": Дон-Кихот С.-Петербургский (Д. Минаец), Мефистофель из Хамовников (А. В. Амфитеатров), Фигаро из Сущева, Фауст Щигровского уезда и т. п.

Подписи типа Маркиз Поза, Чайльд-Гарольд, Дон-Жуан, Гулливер, Квазимодо, Лоэнгрин, Фальстаф, Капитан Немо и т. д., а также Кузнец Вакула, Тарас Бульба, Хома-философ, Репетилов, Поприщин, Ляпкин-Тяпкин, Карась-идеалист и т. д. были для юмористов готовыми литературными масками. Что касается подписи Скалозуб, то она была связана не столько с фамилией грибоедовского персонажа, сколько с выражением "скалить зубы", т. е. смеяться.

Чехов в "Осколках" подписывался Улисс; под рассказом "На кладбище" при второй его публикации он поставил Лаэрт. Шуточное письмо в редакцию "Осколков" Чехов подписал Полковник Кочкарев (гибрид полковника Кошкарева из "Мертвых душ" и Кочкарева из "Женитьбы"). В этом письме он обращался к бездарному, но плодовитому драматургу Д. А. Мансфельду: "Будучи, как и дочь моя Зинаида, любителем сценического искусства, имею честь просить уважаемого г-на Мансфельда сочинить для домашнего обихода четыре комедии, три драмы и две трагедии погамлетистее, на каковой предмет по изготовлении их вышлю три рубля"1.

1 ("Осколки", 1886, № 3)

Злопамятный Мансфельд не простил обиды: после смерти Чехова он распространил слух, будто тот в самом начале своей литературной деятельности принес ему, Мансфельду, издававшему тогда журнал, толстый роман, который он якобы отказался напечатать.

У Чехова было много шуточных псевдонимов. Сотрудничая в "Стрекозе" и других журналах конца прошлого века, он подписывался: Врач без пациентов (намек на свой врачебный диплом), Гайка № 6, Акакий Тарантулов, Кисляев, Балдастов, Шампанский, Человек без селезенки и т. д. Любил он ставить шутливые подписи и под письмами. Под посланиями к брату Александру стоит то твой Шиллер Шекспирович Гете, то ваш папаша А. Чехов, то А. Достойнов-Благороднов. Подписи под некоторыми письмами отражают те или иные факты из биографии Чехова. Так, твой Цынцыннатус - намек на занятия сельским хозяйством в Мелихове (Цинциннат - римский сенатор, удалившийся в деревню). В дни поездки на Сахалин Чехов ставит под письмами сестре: твой азиатский брат, Homo sachaliensis. Под одним письмом А. Суворину стоит: Непременный член по драматическим делам присутствия. Одно письмо к жене подписано Академик Тото (намек на избрание в Российскую Академию), другое - твой муж А. Актрисын (намек на то, что жена его не оставила сцену и после брака).

У некоторых; юмористов было очень большое количество забавных псевдонимов, под которыми они сотрудничали в разных журналах и газетах, не имея постоянного литературного имени. При недостаточно ярком таланте многообразие подписей было губительным для юмористов. И. Башков, Н. Ежов, А. А. и В. А. Соколовы, С. Гусев, А. Герсон имели каждый по 50 - 100 шуточных псевдонимов, но все они прочно и заслуженно забыты, так же как и те, кто их носил. Всех перещеголял по этой части К. А. Михайлов, сотрудник почти всех юмористических журналов, выходивших на рубеже прошлого и нынешнего веков; у него было целых 325 псевдонимов, но ни один из них не удержался в памяти читателей.

Порой характер шуточного псевдонима менялся вместе с политическими убеждениями автора. Так произошло с искровцем В. П. Бурениным, который переметнулся в реакционный лагерь и с такой злобой нападал на бывших соратников, что заслужил эпиграмму:

По Невскому бежит собака, 
За ней - Буренин, тих и мил. 
Городовой! Смотри, однако, 
Чтоб он ее не укусил.

В "Искре" и "Зрителе" Буренин подписывался: Владимир Монументов; Мих. Змиев-Младенцев; Генерал Супостатов 2-й; Опасный соперник г. Тургенева и даже Поручик Алексис Республиканцев. Перейдя в суворинское "Новое время", он стал предпочитать псевдонимы с титулами (аристонимы): Граф Алексис Жасминов; виконт Кебриоль Дантраше.

Посредством аристонима остроумно зашифровал свою профессию С. И. Пономарев, подписываясь граф Библио (вместо Библиограф). А другой аристоним - д'Актиль - поэта А. Френкеля образован из названия одного из стихотворных размеров - дактиля.

Аристонимы на страницах юмористических журналов встречаются очень часто: здесь резвились всякие титулованные особы, благо превратиться в знатную персону здесь мог всякий, кому заблагорассудится. Но это были аристократы с фамилиями, одна смешнее другой: князь Аблай-Полоумный (Д. Д. Минаев), граф Антре-Кот, граф де Тротуар, граф Лапоточкин, граф де Карандаш, барон Клякс, барон Рикики, барон Дзинь, барон Мяу-Мяу, барон фон Таракашкин, маркиз де Ананас, де Неври, де Трубкокур, де Резеда, д'О'Врисъ д'О'Нелъзя, маркиза Фру-Фру, маркиза К авар д'Ак, мандарин Лай-на-луну, мандарин Плюнь-на-все, хан Трын-трава, Амур-паша, Кефир-паша, дон Флакон и т. д.

Изобретение псевдонима, рассчитанного на комический эффект, требовало остроумия и давало широкое поле для фантазии юмористов. Как только они не изощрялись, придумывая подписи посмешнее! Доктор Ой, Эмиль Пуп, Еразм Сарказмов, Совсем не я, Сам-пью-чай, Чертопузов, Абракадабра, Бегемоткин, Пельменелюбов, Разлюлималинский, Инкогнитенко, Ерундист, У морист, Всехдавиш, Хренредкинеслащев, Вдолгунеостающенский, Шарль Атан и пр.

"Песни вина и монополии" (1906) вышли от имени Ивана Всегдапьющенского - подпись, вполне соответствовавшая содержанию книжки (монополией тогда называлась продажа водки в казенных винных лавках).

Забавные подписи создавались также с помощью эпитета "старый": Старый воробей (т. е. такой, которого на мякине не проведешь), Старый грешник, Старый холостяк, Старый романтик, Старый ворон, Старый отшельник, Старый дачник и т. п.

Иногда одним и тем же шуточным псевдонимом пользовалось несколько литераторов, живших в разное, а порой в одно и то же время.

Советские юмористические журналы 20-х годов пестрели такими подписями, иногда созвучными эпохе и новому составу читателей: Савелий Октябрев, Лука Наждачный, Иван Борона, Ваня Гайкин, Ваня Гармошкин, Нэпорылов, Иван Дитя, Памфил Головотяпкин, Глупышкин (комический тип в кино), Евлампий Надькин и т. п. Выходила даже как приложение к "Смехачу" (1926 - 1927) "Газета Надькина", редактором-издателем которой числился "популярный приключатель Евлампий Карпович Надькин".

За подписью Антипка Бобыль в пензенских газетах скрывался А. Г. Малышкин, за подписями Митрофан Горчица и Товарищ Рашпиль в "Гудке" - Валентин Катаев. М. М. Зощенко подписывался Гаврила, а под именами Заслуженный деятель М. Конопляников-Зуев и Приват-доцент М. Прищемихин выступал как автор забавных наукообразных проектов вроде "гусенобуса", "прицепного крематория" и т. д.

Среди псевдонимов молодого Маршака был Уэллер (фамилия веселого слуги мистера Пикквика), а Валентин Катаев подписывался Оливер Твист (другой герой Диккенса).

А. М. Гольдснберг (Арго) пародии в журнале "На литературном посту" (1927 - 1930) подписывал Первомай Пленумов, а в "Вечерней Москве" - Семъпядей Волбухин и Елизавет Воробей. Поэт В. В. Князев придумал для себя псевдоним Товавакня, что означало "товарищ Василий Васильевич Князев".

В дальнейшем эта традиция почти сошла на нет. Однако за последние годы, в связи с конкурсами юмора, проводимыми прессой, число забавных псевдонимов вновь стало расти, так как эти конкурсы часто закрытые и под юморесками ставятся не фамилии авторов, а их девизы, которые, по существу, являются псевдонимами, обычно шуточными.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"