Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Коллективные псевдонимы

Некоторые литературные произведения являются плодом творчества двух и даже более авторов, которые этого не скрывали, но фамилии свои иногда заменяли псевдонимами.

Так, сестры Елизавета и Мария Москвины книгу стихов "Аония" (1802) издали за подписью Г-жи***. Ф. М. Достоевский, Д. В. Григорович и Н. А. Некрасов написанный совместно фельетон "Как опасно предаваться честолюбивым мечтам" (1846) подписали: Пружинин, Зубоскалов, Велопяткин и К°.

Авторами сборника "Полное и обстоятельное собрание исторических, любопытных, забавных и нравоучительных анекдотов четырех увеселительных шутов: Балакирева, д'Акоста, Педрилло и Кульковского" (1869) значились Никита Тихорылов, Гурий Тупорылое, Варсонофий Острорылое и Георгий Книжник. На самом деле этот сборник составили двое: П. А. Ефремов и М. Д. Хмыров.

Муж и жена Тхоржевские переводы песен Беранже и собственные стихи подписывали Иван-да-Марья, хотя Тхоржевскую звали не Марией, а Александрой. За подписью Никс и Кикс в "Будильнике" стояли Н. П. Кичеев и Вл. Немирович-Данченко.

Самым ярким примером из этой области является сотрудничество авторов "Золотого теленка" и "Двенадцати стульев" Ильи Файнзильберга и Евгения Катаева, которых мы знаем как Ильфа и Петрова. Это было настоящее творческое содружество, хотя их высказывания на этот счет и проникнуты юмором: "Очень трудно писать вдвоем. Надо думать, Гонкурам было легче: все-таки они братья. А мы даже не родственники. И даже не однолетки. И даже различных национальностей: в то время как один - русский (загадочная славяцская душа), другой - еврей (загадочная еврейская душа)... Итак, работать нам трудно. Совершенно непонятно, как это мы пишем вдвоем"1.

1 (Илья Ильф и Евгений Петров. Сочинения, т. 5. М., 1961, с. 505)

Правда, в "Двойной автобиографии" (1929) уже нет упоминания о мнимых трудностях: "Интересующимся мы можем указать на пример певцов, которые поют дуэтом и чувствуют себя при этом отлично"1.

1 (Там же, т. 1. М., 1961, с. 23)

Вскоре коллективный псевдоним Ильф и Петров приобрел такую известность, что они перестали подписываться этими именами отдельно. "Евгений Петров и Илья Ильф уже не существуют как два писателя, - говорил первый из них. Я - часть Ильфа, он - часть Петрова. Вот почему каждый опус, созданный индивидуально, вне этого содружества, я подписываю Евгений Петрович или Иностранец Федоров"1.

1 (Потапов И. Встречи без стенограмм. М., 1971, с. 107)

Свои общие фельетоны они не раз подписывали и одной фамилией: Коперник, А. Старосольский, Франц Бакен-Бардов, Виталий Пселдонимов, Холодный философ (по аналогии с "холодным сапожником"), Дон Бузилио (нарочито измененное имя одного из персонажей "Севильского цирюльника"). В подписи Толстоевский был намек на двойное авторство: фамилии двух классиков переплелись.

Иногда авторы объявляли себя в родстве друг с другом: за подписью "братья такие-то" стояли люди, в действительности братьями не бывшие; их породнила литература. Таковы, например, драматурги братья Тур: псевдоним этот образован из начальных букв их фамилий - Тубельский и Рыжей. В "Красном перце" Н. А. Адуев и Я. М. Гольденберг подписывались Братья Губины Иван и Митродор (персонажи поэмы Некрасова). А Братьями-пулеметчиками на страницах фронтовых газет были А. Исбах и М. Матусовский.

Кинорежиссеры братья Г. Н. и С. Д. Васильевы, создатели "Чапаева", также не были братьями, а лишь однофамильцами. Библиографы Гюстав Брюне и Октав Дельпьер общие статьи подписывали Братья Гебеоде - псевдонимом, образованным из их инициалов Г. Б и О. Д.

Иногда коллективный псевдоним был образован по принципу контаминации (соединения нескольких слов в одно) и заключал в себе намек на то, что авторов - несколько, подобно общеизвестному псевдониму трех художников Кукрыниксы.

Так, в армянской литературе середины прошлого века немаловажное место занимают сборники Гамар Катипа. Но это не имя и фамилия, а общая подпись Геворка Кананяна, Мнацакана Тимуряна и Рафаэла Патканяна, образованная из первых букв их имен и фамилий. Сочетание это имело определенный смысл ("катип" по-арабски - писатель). Впоследствии под этим псевдонимом, полюбившимся читателям, начал выступать лишь Патканян, ставший одним из классиков армянской литературы.

За псевдонимом Гинряры также стояли три литератора: являясь подобием множественного числа, он давал понять, что авторов - несколько. Для знающих эстонский язык ясно, что за подписью Лалль Кахас стоят два писателя, ибо эти слова означают "Лалль (имя) на двоих".

Не существовало и сценариста Анталека. В этой подписи объединили свои имена Антон и Александр Ханжонковы, стоявшие у колыбели русской кинопромышленности.

Автором одной из пьес, шедших в 1930-х годах на советской сцене, был некто Асготрет. Среди драматургов он, однако, не числился и появился в результате творческого содружества Н. Н. Асеева, С. М. Городецкого и С. М. Третьякова, объединивших не только написанное ими, но и первые слоги своих фамилий.

Напрасно было бы искать среди английских и американских писателей Гривадия Горпожакса, чей роман "Джин Грин, неприкасаемый" вышел в 1971 г. в переводе Овидия Горчакова, Григория Поженяна и Василия Аксенова. Если присмотреться, нетрудно обнаружить, что имя и фамилия автора образованы из имен и фамилий переводчиков, которые мистифицировали читателей этой пародией на романы о Джеймсе Бонде.

Псевдоним мог намекать на количество соавторов и другим путем.

В "Будильнике" и "Шуте" несколько литераторов подписывалось Семь Симеонов и 7-онов (хотя их было не семеро и ни одного из них Семеном не звали; псевдоним был взят из названия сказки).

Ряд заметок М. Горького в "Самарской газете" (1895 - 1896), а также рассказ "Соловей" были подписаны Дваге, т. е. два "Г" - Горький и Гусев (журналист, дававший материалы для заметок).

Когда дореволюционный драматург Гавр. Н. Васильев сотрудничал с А. А. Эйхенвальдом, их совместные переводы пьес подписывались А. Г. Двоих. Когда же он избирал в соавторы Н. А. Миклашевского, то на афишах стояло: "перевод Аиде" (en deux по-французски - вдвоем). Чаще, однако, все трое работали вместе, прихватив М. Б. Говорова, и тогда ставилось: перевод Анкатр (en quatre - вчетвером). Этот коллектив перевел тексты почти всех опер: "Аиды", "Риголетто", "Травиаты", "Паяцев" и т. д.

От имени Двух библиографов издавали журнал "Ревю библиографик" два знатока книжного дела - С. Д. Полторацкий и Жозеф Керар. Это плодотворное сотрудничество русского с французом длилось много лет.

За подписью Троешки в журнале "Пересмешник" (1917 - 1918) стояли три поэта. Когда кто-либо из них не участвовал в создании стихотворения, подпись изменялась на Двоешки. Впоследствии один из членов этого творческого коллектива, Д. Н. Семеновский, организовал при ивановской газете "Рабочий край" (1924) новое трио, которое подписывалось Треххвостка. "Уголок Треххвостки" с сатирическими стихами на различные темы был очень популярен.

Многие тексты для артистов театра миниатюр, руководимого Аркадием Райкиным, писали Настроевы - три автора, образовавшие коллективный псевдоним из "нас трое".

Такие подписи, дающие представление о числе авторов, пишущих под одним псевдонимом, можно назвать полионимами (от греч. poly - много).

Сюда можно отнести также псевдоинициалы О. Б. А., т. е. оба. Эту подпись ставили в "Русском богатстве" В. Г. Короленко и Н. Ф. Анненский, некоторые статьи писавшие совместно. Пользовались они также контаминацией В. Н. Кор-ский; так была подписана в "Русской мысли" (1892) их статья о холере, вырезанная и уничтоженная по приказанию цензуры.

Есть немало случаев, когда маскировались не фамилии соавторов, а самый факт коллективного творчества: произведение подписывалось одной фамилией, но за нею стояли два автора и даже больше (койвонимы, от греч. koinos - общий).

Одним из наиболее ярких примеров является знаменитый Козьма Прутков - псевдоним А. К. Толстого и братьев А. М. и В. М. Жемчужниковых (см. главу "Псевдонимы в пародиях"). Но мало кому известно, что у Козьмы Пруткова имелся реальный прототип в жизни - камердинер Жемчужниковых, носивший эти имя и фамилию.

Сатирическое стихотворение "Встарь жил-был петух индейский", напечатанное в "Литературном прибавлении к "Русскому инвалиду"" (1831) за подписью Сталинский, было общим произведением Е. А. Баратынского и С. А. Соболевского, хотя долгое время его приписывали Пушкину.

На книге совместно написанных стихотворений, изданной в Петербурге в 1838 г., их авторы - архитектор П. П. Норев и его друг, будущий петрашевец А. П. Баласогло - поставили вымышленное имя Неронов.

Под койнонимом Федор Неведомсиий Н. А. Некрасов на заре своей литературной деятельности выступил в "Пантеоне" совместно с Ф. М. Рудневым. Он упоминает в письме к Ф. А. Кони 16 августа 1841 г.: "По совету вашему я с помощью одного приятеля переделал весьма плохой перевод"1 (речь идет о драме Бушерона "Звонарь").

1 (Некрасов Н. А. Полное собрание сочинений, т. 10. М., 1952, с. 27)

Пьеса "Счастливый день", написанная А. Н. Островским совместно с Н. Я. Соловьевым в имении первого, Щелыкове, была напечатана в "Отечественных записках" (1877) за подписью Щ..., т. е. Щелыковский.

Литовские писательницы сестры Мария и София Иванаускайте выступали на рубеже прошлого и нынешнего веков под общим псевдонимом Лаздину Пеледа (Сова из орешника). Их повести правдиво рисовали быт литовских крестьян и ремесленников.

Литературное имя Федор Сологуб было широко известно; но лишь после смерти своей жены Анастасии Чеботаревской в 1922 г. этот писатель сообщил, что ряд его рассказов, статей и пьес был плодом их коллективного труда.

Лев Рубинов и Лев Успенский (будущий автор "Записок старого петербуржца" и ряда книг по занимательному языкознанию) когда-то объединили свои фамилии в койноним Лев Рубус. Он стоял на обложке детективного романа "Запах лимона" (1928), где драгоценные камни и шпионские донесения переправляла через границу собака, зашитая в шкуру другой собаки.

Под именем Климентий Комбайнов выступали в "Лапте" (1930) два автора, а под именем Музыкант Тимошка в "Красном перце" (1925) - целых четыре, в том числе Юрий Олеша. Переиначив фамилию диккенсовского героя, А. Раскин и М. Слободской подписывали общие фельетоны Оливер Свист. Под балладами К. Симонова и М. Матусовского в "Крокодиле" (1939) стояло Овидий Нарзан (обыгрывалось имя римского поэта Овидия Назона).

Впрочем, наличие койнонима еще не означает, что творчество было коллективным. Порой каждый писал самостоятельно, но подпись по взаимному согласию ставилась одна и та же.

Так, за псевдонимом Мартын Мымрин скрывалась в 1905 - 1907 гг. целая группа вятских поэтов-сатириков. Их обличительные стихи расходились в списках, расклеивались на заборах. Общая подпись Онуфрий Зуев К. И. Чуковского и И. Н. Розанова стояла в юмористическом разделе "Паноптикум" "Русского современника" (1924), хотя материалы каждый приносил в редакцию отдельно. В дни советско-финской войны 1939 - 1940 гг. большим успехом у красноармейцев пользовались стихи Васи Гранаткина во фронтовых газетах. Под этим именем выступали три известных поэта: А. А. Прокофьев, А. А. Сурков и А. И. Безыменский.

Есть примеры коллективных псевдонимов и в зарубежной литературе. Братья Жозеф и Жюстен Бёкс, сначала писавшие вместе, выпускали книги от имени Ж. Рони. Ими было написано свыше ста романов, из которых наибольшую популярность снискали посвященные жизни первобытных людей ("Борьба за огонь", "Вамирэх"). Потом братья стали печататься отдельно, подписываясь Рони-старший и Рони-младший.

Их соотечественники Эмиль Эркман и Александр Шатриан, авторы "Истории крестьянина" и других романов об Эльзасе, уроженцами которого они были, союз "и" между своими фамилиями заменили черточкой, так что их можно принять за одного писателя с фамилией Эркман-Шатриан.

От имени Николя Бурбаки группа французских ученых уже давно выпускает многотомный труд по высшей математике. Хотя статьи по отдельным вопросам написаны в нем разными лицами, но на переплете каждого тома стоит лишь одно имя никогда не существовавшего, но пользующегося огромным авторитетом Н. Бурбаки.

Есть и мнимые коллективные псевдонимы - псевдокойнонимы: написанное одним автором выдавалось за плод творчества нескольких лиц.

Так, под "Письмом трех тверских помещиков к барону Брамбеусу" в "Библиотеке для чтения" (1837) стояли подписи: Николай Заезжаев, Петр Закусаев и Иван Мухоловкин. На самом деле это письмо было сочинено О. И. Сенковским, редактором и издателем этого журнала.

Подпись Два аза одного из первых русских драматургов, А. О. Аблесимова, под "Забавными баснями" (1781) означала просто его инициалы, точно так же как подписи Три де или Три фиты журналистов, у которых как имя, так и отчество и фамилия начинались этими буквами. В "Будильнике" выступали Два Аякса, но их было не двое, а один. За подписью Три грации также скрывался один автор, да еще мужчина...

Подпись в журналах "Мир искусства" и "Весы" (1903 - 1905) означала не двух авторов с фамилиями на "Б", а Борис Бугаев (настоящие имя и фамилия поэта- символиста А. Белого). Молодые новобранцы, Сестры Тур,Братья Кайгородовы - за каждой из этих подписей стоял лишь один автор. Чехов одну юмореску в "Будильнике" подписал: Астрономы "Будильника".

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"