Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Введение

Определяйте значения слов, и вы избегнете половины заблуждений. Этим советом мы сразу воспользуемся применительно к терминам, с которыми наш читатель встретится не раз. Это, во-первых, "скрытая философская основа" и, во-вторых, "суггестивность" художественного литературного произведения.

Говоря о скрытых философских основах литературных произведений, мы всякий раз будем иметь в виду не собственное философствование их творцов, а взгляды на мир и на место человека в нем, которые писатели заимствовали из тех или иных философских систем (считая, однако, излишним оповещать об этом и читателей, и людей из своего окружения).

Что касается суггестивности, то, хотя термином этим пользовались в науке еще в XIX в. (Александр Веселовский, например, в "Исторической поэтике"1), и поныне однозначного толкования он не получил. Современные литературоведы и критики часто подразумевают под словом "суггестивность" подтекст, порою - второй и третий планы литературного произведения, а иногда - "второй диалог", тогда как социопсихологи обозначают им внушение, подсказывание слушателю, зрителю, читателю той или иной эмоции, настроения. Вот и мы будем в дальнейшем пользоваться этим термином (и производными от него) исключительно в социопсихологическом его понимании.

1 (См.: Веселовский А. Н. Историческая поэтика. Л., 1940, с. 71 - 72, 194, 348, 375, 498 и др.)

Начало отечественному опыту выявления скрытых философских основ и суггестивности литературного произведения было положено философом и поэтом Владимиром Соловьевым (1853 - 1900), показавшим в своей статье "Буддийское настроение в поэзии" (1894)1, что скрытым идейно-эстетическим содержанием поэмы Арсения Голенищева-Кутузова (1848-1913) "Старые речи" (1879) является древнеиндийская философия, а суггестивным компонентом - внушение читателю настроения Безысходности, безнадежности (применительно к тогдашней российской действительности, и особенно к судьбе "дворянских гнезд").

1 (Соловьев В. С. Буддийское настроение в поэзии, - Собр. соч., 2-е изд. СПб., 1912, т. 7, с. 81 - 89)

С тех пор прошло почти сто лет, а подобного рода исследований прибавилось не слишком много и в отечественном, и в мировом литературоведении. В марксистской науке о литературе почин был сделан профессором Тбилисского университета С. И. Данелиа (1888 - 1963), установившим в 30-е годы, что скрытой мировоззренческой основой грибоедовского "Горя от ума" явилась философия Просвещения1. Затем с той же целью он исследовал текст "Слова о полку Игореве"2. И если прежде выдвигались предположения, что автор "Слова..." был одновременно язычником и христианином, то Данелиа доказал, что мировоззрение поэта было только и только христианским.

1 (См.: Данелиа С. И. О философии Грибоедова. Тифлис, 1931)

2 (Данелиа С. И. О мировоззрении автора поэмы "Слово о полку Игореве": (К 750-му юбилею). Тбилиси, 1938)

В 70-е годы исследователь творчества русских символистов А. В. Лавров в статье "Андрей Белый и Григорий Сковорода"1 показал, что Андрею Белому в период создания романа "Петербург" была близка философия Г. С. Сковороды. А ведь автор "Петербурга", обычно более чем щедрый на истолкование роли в своем творчестве идей тех или иных мыслителей, сколько-нибудь развернутых суждений об украинском философе XVIII в. почему-то не оставил.

1 (См.: Лавров А. Андрей Белый и Григорий Сковорода. - Studia slavica. Acad. Sci. Hung., Bp., 1975, t. 21, fasc. 3/4, old. 395 - 404)

В 1979 г. М. С. Петровский в статье "Что отпирает "Золотой ключик"?"1 убедительно доказал, что числившаяся дотоле исключительно за детской литературой сказка А. Н. Толстого "Золотой ключик, или Приключения Буратино" содержит немало мыслей и тревог, заботивших писателя и в его трилогии "Хождение по мукам". Выяснилось, что в образе Пьеро Толстой нарисовал в гротескно-сатирических красках обобщенную фигуру поэта-символиста, спародировав к тому же некоторые обстоятельства жизни и творчества Александра Блока. Петровским были в этой связи обнаружены разбросанные по всему тексту "Золотого ключика" блоковские аллюзии, начиная с характерного образа всей символистской поэзии - пляски теней на стене - и кончая "болотными мотивами" стихотворений Пьеро-Блока. В сказке в завуалированном виде содержится и полемика с идеями формалистического театра, которыми руководствовался Мейерхольд, провозглашая необходимость воспитания "актера-марионетки". Именно такой театр, возглавляемый Карабасом-Барабасом, сатирически изображен Толстым. Противопоставлен же ему в сказке театр папы Карло, т. е. театр реалистический, эстетические и этические принципы которого скрыто указывают на МХАТ, руководимый Станиславским и Немировичем-Данченко. Так, благодаря исследованию Петровского, классическая детская сказка "Золотой ключик..." справедливо воспринимается теперь в литературоведении и как скрытое отражение борьбы двух направлений в искусстве - реализма и формализма.

1 (См.: Петровский М. Что отпирает "Золотой ключик"?: Сказка в контексте литературных отношений. - Вопр. лит., 1979, № 4, с. 229 - 251)

В 1981 г. К. С. Рукшина в статье "Достоевский и Эдмунд Бёрк"1 выдвинула предположение о глубоком воздействии на Достоевского идей трактата Бёрка "Размышления о революции во Франции" (1790). Правда, прямых свидетельств того, что Достоевский читал бёрковские "Размышления...", нет, однако в 1862 г. в январской книжке журнала братьев Достоевских "Время" был помещен перевод очерка общественных и литературных нравов Англии XVIII в., где подробно излагались концепции Бёрка.

1 (См.: Рукшина К. С. Достоевский и Эдмунд Бёрк. - Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз., 1981, т. 40, № 5, с. 413 - 425)

К 70 - 80-м годам относятся работы автора этих строк но выявлению скрытых философских основ и суггестивных компонентов "Девяти рассказов" и повестей о Глассах Дж. Д. Сэлинджера и философско-эстетических основ романа М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита"1. Изложение итогов наших исследований в научно-популярной форме и предлагается вниманию читателей.

1 (См.: Галинская И. Л. Философские и эстетические основы поэтики Дж. Д. Сэлинджера. М., 1975; Она же. Философские основы словесного художественного творчества в свете современного научного знания. - В кн.: Философские и эстетические основы художественного творчества. М., 1980, с. 52 - 95; Она же. Современные философские проблемы художественной литературы. М., 1981; Она же. "Мастер и Маргарита" М. А. Булгакова: К вопросу об историко-философских источниках романа, - Изв. АН СССР. Сер. лит и яз., 1982, т. 42, № 2, с. 106 - 115; Она же. Альбигойские ассоциации в "Мастере и Маргарите" М. А. Булгакова, - Там же, 1985, т. 44, № 4)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"