Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

В. А. Мануйлов. Комендант петропавловской крепости в романе Л. Н. Толстого "Воскресение"

Девятнадцатая глава второй части романа Л. Н. Толстого "Воскресение" относится к числу наиболее публицистически острых, беспощадно разоблачительных. Не случайно эта глава в свое время значительно пострадала от царской цензуры. В ней рассказывается, как Нехлюдов, приехав в Петербург, посетил коменданта Петропавловской крепости, чтобы добиться некоторого облегчения режима для политического заключенного Гуревича.

Глава начинается развернутой характеристикой старого генерала, коменданта Петропавловской крепости:

"Человек, от которого зависело смягчение участи заключенных в Петербурге, был увешанный орденами, которые он не носил, за исключением белого креста в петличке, заслуженный, но выживший из ума, как говорили про него, старый генерал из немецких баронов. Он служил на Кавказе, где он получил этот особенно лестный для него крест за то, что под его предводительством тогда русскими мужиками, обстриженными и одетыми в мундиры и вооруженными ружьями со штыками, было убито более тысячи людей, защищавших свою свободу и свои дома и семьи. Потом он служил в Польше, где тоже заставлял русских крестьян совершать много различных преступлений, за что тоже получил ордена и новые украшения на мундире; потом был еще где-то и теперь, уже расслабленным стариком, получил то дававшее ему хорошее помещение, содержание и почет место, на котором он находился в настоящую минуту. Он строго исполнял предписания свыше и особенно дорожил этим исполнением. Приписывая этим предписаниям свыше особенное значение он считал, что все на свете можно изменить, но только не эти предписания свыше. Обязанность его состояла в том, чтобы содержать в казематах, в одиночных заключениях политических преступников и преступниц и содержать этих людей так, что половина их в продолжение 10 лет гибла, частью сойдя с ума, частью умирая от чахотки и частью убивая себя: кто голодом, кто стеклом разрезая жилы, кто вешая себя, кто сжигаясь.

Старый генерал знал все это, все это происходило на его глазах, но все такие случаи не трогали его совести, так же как не трогали его совести несчастья, случавшиеся от грозы, наводнений и т. п. Случаи эти происходили вследствие исполнения предписаний свыше, именем государя императора. Предписания же эти должны неизбежно были быть исполнены, и потому было совершенно бесполезно думать о последствиях таких предписаний. Старый генерал и не позволял себе думать о таких делах, считая своим патриотическим, солдатским долгом не думать для того, чтобы не ослабеть в исполнении этих, по его мнению, очень важных своих обязанностей.

Раз в неделю старый генерал по долгу службы обходил все казематы и спрашивал заключенных, не имеют ли они каких-либо просьб. Заключенные обращались к нему с различными просьбами. Он выслушивал их спокойно, непроницаемо, молча и никогда ничего не исполнял, потому что все просьбы были не согласны с законоположениями".1

1 (Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений, т. 32, Гослитиздат, М.- Л., 1933, стр. 265-266.)

Комендант Петропавловской крепости в романе Толстого - лицо эпизодическое. Он появляется только раз в девятнадцатой главе второй части, но этот образ и эпизод безуспешного визита Нехлюдова к коменданту крепости в системе образов и в композиции "Воскресения" занимают определенное место. На первый взгляд создается впечатление, что старый генерал - это одно из гениальных обобщений великого художника, что это собирательный образ, так живо, так наглядно воплотивший тип усердного исполнителя высочайшей воли, одного из оплотов военно-бюрократической государственной системы. Однако, создавая этот обобщенный образ старого генерала, не имеющего в романе конкретных имени и фамилии, Толстой имел в виду совершенно определенного военного деятеля царствований Николая I и Александра II. Это - комендант С.-Петербургской (Петропавловской) крепости, генерал-адъютант барон Егор Иванович Майдель. Его служебная карьера и внешний облик довольно точно отразились в приведенной выше портретной характеристике.

Барон из остзейских немцев Егор Иванович Майдель родился 26 января ст. ст. 1817 г. и, следовательно, был старше Л. Н. Толстого на 11 лет. Осенью 1837 г. был выпущен из Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров в лейб-гвардии Измайловский полк.1 В 1842 г. откомандирован на Кавказ в отряд генерал-адъютанта П. Х. Граббе. В этом отряде еще была жива память о Лермонтове, и впоследствии П. К. Мартьянов записал некоторые рассказы Е. И. Майделя о поэте.2

1 (В. Потто. Исторический очерк Николаевского кавалерийского училища. СПб., 1873, Приложения, стр. 71.)

2 (П. К. Мартьянов. Дела и люди века. СПб., 1893, т. 2, стр. 152-154. Сведения о Майделе имеются в различных военных справочных изданиях. См., например: Энциклопедия военных и морских наук, составленная под ред. Леера. СПб., 1891, т. V, стр. 27-28.)

За участие в делах против горцев Майдель неизменно аттестовался "весьма храбрым и распорядительным офицером". В 1845 г. по собственному желанию Е. И. Майдель переведен майором в Кабардинский егерский полк, с которым принимал участие в экспедициях в Чечне и Дагестане, за что и был произведен в чин подполковника, а затем и полковника, а также награжден различными орденами и медалями. В 1850 г. Майдель назначен командиром Кабардинского полка. В 1851 г. при штурме аула Дахин-Изкау ранен пулей в ногу и вскоре произведен в генерал-майоры и назначен командиром Второй бригады 20-й пехотной дивизии. Л. Н. Толстой в бытность свою на Северном Кавказе мог не только слышать о Майделе, но и встречаться с ним. В те годы Толстой уже мучительно воспринимал бессмысленные жестокости русской военной администрации на Кавказе и не раз обращался к этой теме и в ранних рассказах ("Рубка леса", "Набег"). После "Воскресения" этот жизненный материал лег в основу развернутых эпизодов в повести "Хаджи Мурат".

В войну 1853-1856 гг. Майдель находился сначала в Рионском отряде; в 1854 г. за участие в поражении тридцатичетырех тысячной турецкой армии награжден орденом Георгия 4-й степени и вслед за тем, назначенный временным командующим Кавказской резервной гренадерской бригадой, присоединился с нею к главным силам на кавказско-турецкой границе. 17 сентября 1854 г., в день штурма Карса, во главе штурмующей колонны, двинулся на приступ и в самом разгаре боя был ранен и контужен в плечо и в грудь; за этот штурм он получил орден Георгия 3-й степени, этот "особенно лестный для него крест", как говорит Толстой.

По окончании кампании Майдель командовал Второй гвардейской резервной пехотной дивизией, а в августе 1856 г. был назначен командующим резервной дивизией отдельного гренадерского корпуса. В 1859 г. Майдель произведен в генерал-лейтенанты, а в 1876 г. пожалован генерал-адъютантом и затем назначен комендантом Петропавловской крепости.

9 марта 1878 г. Л. Н. Толстой был у Е. И. Майделя в Петропавловской крепости, и эта встреча легла в основу XIX главы второй части "Воскресения". Толстой, задумавший писать роман о декабристах, собирал в то время исторические материалы, встречался с уцелевшими еще участниками восстания и специально приехал в Петербург, чтобы побывать в Петропавловской крепости. А. А. Толстая, жившая в Петербурге, в своих "Воспоминаниях" сообщает: "Комендант... принял его очень любезно, показывал, что можно было показать, но никак не мог понять, чего именно он добивается... Л[ев] Николаевич] пресмешно рассказывал нам эту беседу".1

1 (Переписка Л. Н. Толстого с графиней А. А. Толстой. 1857-1903. Изд. Общества Толстовского музея, СПб., 1911, стр. 19.)

Это посещение произвело на Толстого большое впечатление. Между прочим, в письме к бывшему члену Северного и Южного тайного ^общества П. Н. Свистунову от 14 марта того же года из Ясной Поляны Толстой сообщал: "Я был в Петропавловск [ой] крепости, и там мне рассказывали, что один из преступников бросился в Неву и потом ел стекло. Не могу выразить того странного и сильного чувства, которое я испытал, зная, что это были Вы. Подобное же чувство я испытал там же, когда мне принесли кандалы ручные и ножные 25-го года".1

1 (Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений, т. 62, 1953, стр. 395.)

Собиоая материалы о декабристах, Толстой должен был знать, что некоторые из них служили рядовыми под начальством Май-деля на Кавказе, в частности в Кабардинском полку (например, А. П. Беляев, с которым Толстой был знаком).

Но роман "Декабристы" остался незавершенным,1 а встреча с генералом Е. И. Майделем, комендантом Петропавловской крепости, связанная с этим неосуществленным замыслом Толстого, нашла свое отражение в одной из разоблачительных глав романа "Воскресение".

1 (Подробнее об этом замысле см.: Н. Родионов. Работа Л. Н. Толстого над "Декабристами". "Год XVIII". Альманах № 8, Гослитиздат, М., 1935, стр. 89-91; ср.: Л. Н. Толстой. Полное собрание сочинений, т. 17, стр. 469-585.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"