Новости

Библиотека

Словарь


Карта сайта

Ссылки






Литературоведение

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Ибн Кузман

(Ибн Кузман (1080-1160). О поэте см. Арабская поэзия средних веков. Послесловие.)

"Что эта жизнь без милого вина?.." (Перевод А. Межирова)

Что эта жизнь без милого вина?
Клянусь пророком, лучше стать мне прахом!
Лишь во хмелю утешен я сполна,
И смертный час не оскверню я страхом.

Куда ни взглянешь, видишь лишь одно
Гнетущее тебя несовершенство...
Так пользуй время, что тебе дано,
Да будут ночь и день - одно блаженство.

Что может быть ужасней: этот мир 
Останется, когда уйдем отсюда! 
Но буйный и безумный мой кумир, 
Спасение мое - на дне сосуда.

Мне жизнь не в жизнь, и каждый миг мой пуст, 
И нет ни в чем ни смысла и ни прока, 
Покуда не коснется жадных уст 
Единое лекарство против рока.

О, если бы Аллах мне даровал 
Без счета, без конца благую влагу! 
Хоть сладостен девичьих губ фиал, 
С красавицей на ложе я не лягу.

Надолго ли останется она 
В моем дому и хватит ли надолго 
Столь ревностно любимого вина, 
Которое я чту превыше долга?

Обманщица отказывала мне,
Но вот в руках благословенный кубок -
И я уже впиваю в тишине
Дыханье из ее покорных губок.

В объятиях моих лежит луна, 
И месяц я держу в моей ладони... 
О чем мечтал - всего достиг сполна, 
И что мне Сулейман в своей короне?!

Из кубка пьет любимая - и сон 
Смежает вежды, тихо клонит к ложу. 
Из сладких уст несется сладкий стон, 
И зайчик золотой щекочет кожу.

Безжалостною жаждою томим, 
К ее устам я приникаю снова, - 
Но слышу: над безумием моим 
Смеется кто-то и ворчит сурово.

То голос старой сводни... О Аллах, 
Ночей и дней пожалуй мне без счета, 
Чтоб мог я превзойти отца в грехах, 
В людской молве изведать сласть почета!

("Что эта жизнь..." - Сулейман - библейский Соломон.)

"Привет, привет!.." (Перевод А. Межирова)

Привет, привет! Я скоро к вам приду! 
Ликуйте же, сильнее бейте в бубен! 
Виновных нет, досужему суду 
Никто из грешников отныне неподсуден.

Коль пьешь без меры, - значит, щедр душой. 
Вино - мой рай, таящий ключ к Познанью. 
Скорей же, друг, плащом его укрой, 
И ты, флейтист, играй над зыбкой тканью.

Запомните, что в полдень пить нельзя. 
Так пейте в полночь - не теряйте время. 
Пусть вас ведет блаженная стезя, 
И всех забот пускай спадает бремя.

Кровопусканье ждет того, кто пить 
Не хочет вволю, кто поет фальшиво. 
Святая Дева не могла грешить - 
И потому была благочестива...

Пора и мне в тот нечестивый круг. 
Наставник ваш возляжет на подушки. 
Эй, мальчик, где кувшин - мой лучший друг 
Из всех друзей на дружеской пирушке?

Меч на боку и боевой убор - 
Из вас любой моей хвалы достоин. 
Но целой рати не страшится взор - 
Ведь я и сам победоносный воин!

Я нападаю сразу, напрямик,
Я отвергаю долгую осаду.
А тот, кто к винопитью не привык,
Внушить способен только лишь досаду.

Стихи читает - брызжет прочь слюна, 
Берет кувшин - а сам дрожит от страха. 
Но тот, кто не осилит мощь вина, 
Не одолеет и врагов Аллаха!

Когда же наконец закончим бой, 
Насытив чрево, напитав утробу, 
Вас призовем, забвенье и покой, - 
Перехитрив коварную хворобу.

К забору на ночь привяжу собак, 
Пускай лежат и дремлют вместе с нами. 
Но только лишь рассвет рассеет мрак - 
Они умчатся гончими стезями.

Всех вас люблю - любите же меня! 
Без вас нет счастья, без меня - веселья. 
Нам друг без друга не прожить и дня, 
Пока не грянет смертное похмелье.

"Любимая покинула меня..." (Перевод А. Межирова)

Любимая покинула меня -
И вот вернулась, чтобы мучить снова,
Вновь отвергая и опять маня
Из одного лишь любопытства злого.

Остер как бритва был всегда язык, 
Но ты к устам приникла вдруг - и сразу 
Он онемел, в гортани замер крик, 
Я даже не успел закончить фразу...

Что сладостней и горестней любви, 
Спокойней и мучительней разлуки? 
И радость и печаль благослови, 
Все искусы таинственной науки.

Сиянием затмившая луну, 
Подобно ей уходишь с небосвода. 
Открой мне наконец мою вину! 
Ведь я твой раб, мне не нужна свобода!

Жестокая и добрая, равно 
Ты дорога мне. Приходи и мучай, 
Ввысь поднимай, и увлекай на дно, 
И, как луна, скрывайся вновь за тучей.

Приемлю всё, одной лишь не хочу 
Молвы досужей и заботы вздорной, 
Советуют, судачат - я молчу, 
Не слушая бессмыслицы тлетворной.

Ведь им и мне друг друга не понять. 
Ты неверна - зато тебе я верен. 
Воистину, мне не на что пенять, 
И в торжестве конечном я уверен.

К чему лукавить и зачем спешить? 
Соперник мой насмешливый напрасно 
Пытается меня опередить - 
Любовь к нему пребудет безучастна.

Никто из них со мною несравним. 
Свидетельством тому - вот эти строки. 
Прими же их - и с автором самим 
Ты будешь дружен все земные сроки.

"Любовь моя, ты мне дала обет..." (Перевод А. Межирова)

Любовь моя, ты мне дала обет - 
И обманула, не сдержала слова. 
Казалось бы, тебе прощенья нет, 
Но, все простив, тебя зову я снова.

Упорствуй же, обманывай, гони, 
Скупись безбожно, обделяй дарами, 
Ругай отца и мать мою кляни, 
Меня чести последними словами,

Кощунствуй своевольно, прекословь, 
Своди с ума и насылай несчастья - 
Все испытанья выдержит любовь, 
Не находя ответа и участья.

Кто видит молодой луны восход 
В ночь праздника, тот прославляет бога. 
Но праздники бывают дважды в год - 
Ты неизменно рядом, недотрога.

Я славлю этот день и этот миг, 
Когда тебя увидел я впервые. 
Уста - что сахар, не лицо, а лик, 
И аромат - как травы молодые...

Любимая, будь с любящим нежна, 
Не помышляй о гибельной разлуке! 
Повсюду обо мне молва слышна: 
"Всех мудрецов он превзошел в науке.

Все испытал, все знает, все постиг - 
Историю, Коран, искусство слова... 
Рассказ его - струящийся родник, 
Стихи его - из жемчуга морского.

И сравнивать его ни с кем нельзя - 
Ученость безгранична, мощен разум. 
Там, где других в тупик ведет стезя, 
Он все вопросы разрешает разом",

Все лучшее во мне воплощено,
И даже зависть не колеблет славу.
Достойного награды все равно
В свой срок однажды наградят по праву.
 
Не поливаешь поле - никогда 
Хорошего не снимешь урожая. 
Путь к совершенству - это путь труда.
 Всегда трудись, познанья умножая.

Но забывая сокровенный долг, 
Я вижу лишь в тебе свою надежду. 
"Себя не жалко - пожалей хоть шелк. 
Зачем же с горя раздирать одежду?

Все жалобы напрасны. Ты ведь был 
Уже допущен мною в дом однажды". 
Насмешница! Утишь любовный пыл - 
Сгораю я от неизбывной жажды!

И эта милость краткая - сама 
Мучения мои усугубила. 
Зачем сводить несчастного с ума, 
Когда бы и взаправду ты любила?

Клянусь в любви, но ты не веришь мне. 
Ведь я не вор, укрывшийся Кораном. 
Любовью ранен по твоей вине - 
Позволь же исцелиться этим ранам!

Быть может, заблуждаюсь я. Ну что ж, 
Я молод, и Аллах простит ошибку. 
Доколе мне сносить хулу и ложь, 
Сто унижений - за одну улыбку...

Да что там я, когда и аль-Ахнаф 
До дна испил из этой горькой чаши! 
У всех красавиц одинаков нрав, 
Что им страданья и мученья наши?

Мой покровитель, посочувствуй мне. 
Ты добр и мудр, ты кладезь совершенства, 
И как ни славить - ты велик вдвойне, 
С тобою рядом быть - уже блаженство.

Смысл жизни для тебя всегда в одном - 
Помочь, утешить, проявить участье. 
Твои щедроты золотым дождем 
Текут на землю, умножая счастье.

Ты благодетель мой, и на тебя
Я уповаю страстно и всецело.
Коль будет нужно - жизнь отдам, любя,
Они твои, душа моя и тело.

А ты, читатель строгий этих строк, 
Вновь подивишься мастерству поэта 
И скажешь: "Ибн-Кузман, жестокий рок 
Напрасно тщится сжить тебя со света.

Пусть выкупом я буду за тебя, 
Чтоб отступили прочь твои невзгоды, 
Чтоб, недругов безжалостных губя, 
Ты был на высоте своей природы.

Благословен твой несравненный дар, 
Свободный от лукавства и притворства. 
Что перед ним тщета враждебных чар 
И клеветы бессмысленной упорство?

Завистник, каждый ненавистник твой 
Пусть в плутовских сетях бессильно бьется 
(Кот гонится за мышью в кладовой, 
Но с полки упадет и разобьется)".

("Любовь моя, ты мне дала обет..." - Аль-Ахнаф. - Вероятно, имеется в виду Абу-ль-Фадл аль-Аббас ибн аль-Ахнаф (умер в 808 году), придворный поэт Харун ар-Рашида, прославившийся своими газелями - стихами любовного содержания.)

"Встречаясь с ней..." (Перевод А. Межирова)

Встречаясь с ней, не поднимаю глаз, 
Безмолвствую. К чему слова привета? 
Когда бы не любил ее - отказ 
Навряд ли вызвал отчужденье это.

Но я люблю и нахожу в ответ 
Капризы, своеволие, коварство. 
Ужели от болезни этой нет 
Нигде на свете верного лекарства?

Какую власть над нами дал господь 
Красавицам безбожным и жестоким! 
В них нет души - всего лишь только плоть. 
Что ж делать нашим душам одиноким?
 
На этом свете их любви не жди 
И не надейся даже на свиданье, 
Обещанное где-то впереди, - 
В загробном мире сдержат обещанье!

Постигнув это, вывод сделал я 
Единственно разумный и возможный - 
И сразу изменилась жизнь моя, 
Рассеялся туманом призрак ложный.

Не любит, любит - ах, не все ль равно? 
И как могла тревожить эта малость? 
Я развлекаюсь вволю, пью вино, 
Не ведая забот, забыв усталость.

Что пользы от бессмысленной любви?
Что эта жизнь презренная без денег?
Коль ты богат - судьбу благослови,
А нищ - мытарствуй, мыкайся, как пленник.

Всего важнее золото - и вот 
Властителей восславил я по праву, 
Которые от всех своих щедрот 
Лишь одного не делят с нами - славу.

Ибн-Фарадж, благ её достоин ты. 
Ты праведен и мудр, ты щедр безмерно 
И лишь увидишь скверну нищеты, 
Как сразу отступает эта скверна.

Все, чем владею, - мириады слов, 
Которыми тебя я славлю ныне. 
Хоть не судил мне рок иных даров, 
Что выше этой дивной благостыни?

Моих стихов чудесное вино 
Таит в себе усладу и блаженство. 
Ничто с ним не сравнится - ведь оно 
Является залогом совершенства.

Так будь же щедр и милостив ко мне, 
А если ты ответишь мне отказом - 
Уж лучше бы тогда сгореть в огне, 
С собою и с нуждой покончив разом!

("Встречаясь с ней..." - Панегирик некоему Ибн Фараджу.)

"Вздыхала ласково..." (Перевод Н. Стефановича)

Вздыхала ласково, но тут же, спохватись, 
От страсти собственной мгновенно отреклась,

От слов, которые еще не отзвучали, 
От клятв, которые давала мне сейчас.

Давно не верю я обетам вероломным,
И ласковым речам, и блеску женских глаз.

Она когда-то мне лукаво обещала,
Что ночью встретимся и ночь укроет нас.

Я долго ждал тогда, забылся, истомленный, 
Но только не пришла она и в этот раз...

Что делать мне теперь? Мучительно и горько 
Читать в глазах ее насмешливый отказ.

Ужель, жестокая, она не понимает, 
Чей взор сразил меня и душу мне потряс?

О боже праведный, умножь мои богатства, 
Чтоб злата у меня не иссякал запас.

Она не устоит перед оружьем этим, 
И успокоюсь я, победой утолясь.

"Влюблен я в звездочку..." (Перевод Н. Стефановича)

Влюблен я в звездочку. Любой, ее заметя 
И полюбив ее, повержен и убит.

Я знаю, и меня она не пощадит. 
Смогу ли от нее найти надежный щит,

Или не властен я рассеять чары эти? 
Сальвато, весельчак, - ужели быть беде?

Блуждаешь, как в бреду, никто не знает - где, 
Не прикасаешься к напиткам и еде, -

Ты молчаливее, ты всех мрачней на свете! 
И так ответил я: "Увы, свидетель бог,
 
Я не стерпел моей тоски, не превозмог. 
Зачем к ее дверям иль в винный погребок

Теперь влечет меня так властно из мечети? 
Одна лишь страсть к тебе теперь во мне жива,

Ты вавилонского чудесней волшебства, 
И музыкой твои мне кажутся слова,

И пенье слышится всегда в твоем привете. 
А грудь - как яблоки. А нежная щека,

Как мрамор, белая, как мел или мука. 
Улыбка светлая лукава и сладка.

И зубы как алмаз. И красота в расцвете. 
Когда б велела ты нам всем, отбросив страх,

Забыть, как нужен пост и всемогущ Аллах, - 
В мечети в тот же миг, в ее пустых стенах

Остался б только тот, кто связан, кто в цепях, 
Кого крепчайшие опутывают сети.

Что слаще на земле дыханья твоего? 
Ты госпожа моя, царица, божество.

А кто не верит мне и спорит - я того 
Сражаю наповал одним ударом плети.

Зачем же прячешься куда-то от меня? 
Я изнемог уже от страстного огня...

Когда ж благословит нас бог, соединя, 
И ниспошлет любви взаимной долголетье?

"Покинут я..." (Перевод Н. Стефановича)

Покинут я - как мой удел суров! 
Ни строчки, ни записки, ни ответа...

О, если бы хоть знать, что в мире где-то 
Найду тебя, о, если б вера эта,

Что ты опять откликнешься на зов... 
Ты бросила меня, и сердцу ясно,

Что все мечты бесплодны и напрасны, 
И лишь тоска со мною ежечасно,

И догореть последний луч готов. 
Убийственны любви моей мытарства.

О, выслушай без злобы и коварства,
Ведь гибну я, - бессильны все лекарства...

Любовь и смерть - страшнее нет врагов.

"Мой милый весельчак..." (Перевод Н. Стефановича)

Мой милый весельчак, поторопись заране 
Отправить тучного барана на убой,

Чтоб долгожданный гость доволен был тобой, - 
Так поступить тебе назначено судьбой.

Я богу и тебе свое открыл желанье. 
Его исполнит бог, со мною согласясь,

Но если от тебя вдруг получу отказ, - 
Но если скажешь ты, что некогда сейчас, -

Тогда, изволь, я сам, нарушив предписанье, 
Барана твоего зарежу, как мясник.

Искусства этого секреты я постиг. 
Зажарим, испечем, съедим в единый миг

И сварим кушанье из головы бараньей. 
На кровле мясо мы разложим, просушив,

И бурной радости почувствуем прилив.
Как жемчуг, каждый стих мой светел и красив, -

И стану я певцом твоих благодеяний! 
Поэзии лишь мне доступно мастерство, -

Ты равного нигде не сыщешь никого. 
Я перлы юмора рассыпал моего,

Из самых ярких слов стихи свои чеканя.
предыдущая главасодержаниеследующая глава










© Злыгостев А.С., 2001-2019
При использовании материалов активная ссылка обязательна:
http://litena.ru/ 'Литературное наследие'

Рейтинг@Mail.ru