Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гао Ши (Первое стихотворение в переводе В. М. Алексеева, второе - В. Рогова, третье - Л. Эйдлина)

(Гао Ши (702-765) - знаменитый поэт, прославившийся изображением военных походов, тягот солдатской жизни, судьбы крестьянских семей, оставшихся без кормильцев.)

НОЧЬЮ ПРОЩАЮСЬ СО СТОЛОНАЧАЛЬНИКОМ ВЭЕМ

 В высоком подворье расставлены лампы и чисто, к тому же - вино.
 И колокол ночью... Луна на ущербе... Крик диких обратных гусей...
 Сказано только, что птица поющая может искать себе пару. 
 Ветер весны, и что с ним поделать? Хочет тебя проводить. 
 В этих извивах Желтой реки песок берега образует; 
 там рядом с бродом Белых Коней есть город Ивовых Стран. 
 Ты не горюй, что в чужой стороне временно будешь в разлуке: 
 знаю наверно я: где бы ни был, будет тебе привет.

ПОДРАЖАНИЕ ЯНЬСКОЙ ПЕСНЕ

* (Яньская песня - то есть песня древнего царства Янь на севере Китая. В яньских песнях воспевались воины, ушедшие в далекий поход и не вернувшиеся на родину. Ханьский дом - Китай. Юйгуань.- См. прим. к с. 264. Цзеши - горы у заставы Юйгуань. Письмо с пером - срочное военное донесение.)

 Ханьский дом в огне и в пыли 
 на северо-востоке,-
 С домом простясь, на дерзких врагов 
 двинулись полководцы.
 От века свойственно смелым мужам 
 жизнь проводить в походах,
 Ибо Сын Неба смелых бойцов 
 жалует за отвагу.
 Гонги гремят, барабаны бьют - 
 вот в Юйгуань спустились,
 Грозно мелькают меж склонов Цзеши, 
 реют хоругви и стяги.
 От полководца письмо с пером 
 перелетело Гоби,
 Шаньюя огни озарили Ланшань 
 до самой ее вершины.
 Рекам и скалам неведом предел - 
 тянутся к краю света,
 Всадников хуских ярый напор 
 вихрю и ливню подобен.
 Столько же вышло из боя живых, 
 сколько осталось мертвых.
 Все еще длятся под сенью шатров 
 песни и пляски красавиц.
 Сохнет трава на валу крепостном, 
 в пустыне кончается осень,
 Ближе к закату - меньше бойцов 
 в крепости одинокой,
 Но презирает недруга тот, 
 кто государем взыскан.
 Силы защитников истощены, 
 но не сдаются заставы.
 Трудно пришлось на чужой стороне 
 воинам в латах железных! 
 Яшмовым палочкам долго рыдать* - 
 скоро ль конец разлуке?
 Вот-вот все оборвется внутри 
 у жены молодой на юге...
 Тщетно боец на севере, в Цзи, 
 силится дом увидеть:
 Скрывает просторы бескрайние пыль - 
 как их пройти-измерить?
 В них пустота, беспредельность в них - 
 что там еще найдется?
 Три времени года убиты сейчас: 
 стал тучею дух-убийца,
 Зимой на морозе всю ночь до утра 
 удары в котлы грохочут.
 На белых клинках замерзает кровь 
 и хрупким инеем стала,
 Но разве к лицу беззаветным бойцам 
 заботиться о награде?
 Песчаного поля не видели вы, 
 не ведали ратных тягот -
 А мы до сих пор еще помним Ли, 
 славного полководца!

* (Яшмовым палочкам долго рыдать...- Подразумеваются слезы оставшихся на родине солдатских жен. ...удары в котлы грохочут.- Имеется в виду особая медная посуда, служившая для варки пищи и в качестве сигнального колокола. Песчаное поле - поле брани. А мы до сих пор еще помним Ли, // славного полководца.- Ли (Ли Гуан).- См. прим. к с. 269. "Провожаю Дуна Старшего" (стр. 277).- Перевод печатается по книге: "Китайская классическая поэзия в переводах Л. Эйдлина")

ПРОВОЖАЮ ДУНА СТАРШЕГО

 Желтые тучи на десять ли, 
 в сумерках белый день.
 Северный ветер гонит гусей, 
 сыплется, вьется снег.
 Брось горевать, что в свой дальний путь 
 едешь ты без друзей:
 Есть ли под нашим небом такой, 
 кто бы не знал тебя!
предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"