Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Оуян Сю (Перевод Г. Ярославцева)

(Оуян Сю (1007-1072) - великий поэт эпохи Сун (X-XIII вв.). Был крупным государственным деятелем, историком, философом. Современники называли его "вторым Хань Юем" - ибо он продолжил "возврат к древности", начатый знаменитым предшественником. Как поэт, Оуян Сю удостаивался сравнения с самим Ли Бо. Перевод выполнен по изданию: "Оуян Сю ши сюань". Пекин, 1957.)

ИЗ "ПЯТНАДЦАТИ СТИХОТВОРЕНИЙ НА РАЗНЫЕ ТЕМЫ, СОЗДАННЫХ ВО ВРЕМЯ ПУТЕШЕСТВИЯ В ЛУНМЭНЕ"

* (Лунмэнь - горы в современной провинции Хэнань.)

1. ВЗБИРАЮСЬ НА ГОРУ

 Взбираюсь-карабкаюсь вверх, на вершину крутую,
 Безмолвие бездны приводит меня в восхищенье.
 По тонкому запаху в скалах источники чую.
 За горными кряжами - шири бескрайней свеченье...
 Деревья меня обступили, блуждаю в тревоге,
 На звук лесорубовой песни бреду без дороги.

2. СПУСКАЮСЬ С ГОРЫ

 Иду, распевая, сквозь ярко-зеленую чащу,
 Дорога все вниз, все отвесней становятся спуски,
 И горные пики круг солнца затмили блестящий, 
 Попрятались птицы, спустившись к расселине узкой.
 Темно, ни души. Из ущелья я выбрался ходко,
 Дошел до Фанчжоу - привязана к дереву лодка.

3. ПОРОГИ НА РЕКЕ

 Один за другим прохожу я речные пороги,
 Но ветра порывы движение мне затрудняют;
 Скиталец бездомный, уж целую вечность в дороге,
 Взираю на горы - все мимо они проплывают.
 Проносятся белые чайки, и, кажется, кстати
 Пристанище-остров заметен вдали, на закате.

СКВОЗЬ СОН...

 Дыханьем ночи, звуками свирели 
 заполнено пространство под луной,
 И мудрено не потерять дорогу: 
 вокруг - такое множество цветов!
 Как поменять мне отношенья с миром - 
 я не решу за шахматной игрой;
 Не лучше ли всего за винной чаркой 
 мне, гостю, вспоминать родимый кров.

ВЕЧЕРОМ ПРОХОДИЛ ПО СЕВЕРНОМУ БЕРЕГУ РЕКИ

 Подтаивал на речке снег, 
 но был еще недвижен лед;
 Крошился, трескался, тончал, 
 пока не ожила река.
 Все разошлись, один слежу, 
 как солнце на закат идет,
 Как птицы, с отмели слетев, 
 обсели лодку рыбака.

НА ЗАКАТЕ СОЛНЦА СИЖУ У ОКНА

 На рассвете услышала: птицы тревожно взлетели.
 На закате увидела: птицы вернулись опять.
 Друг другу мы с цинем яшмовым, видно, уже надоели.
 Вновь про все сокровенное некому мне рассказать.
* * *
 Над ивами гремит весенний гром,
 От капель дождевых вскипает пруд,
 Высокий лотос никнет под дождем,
 И шелест мокрых листьев слышен тут.
 В беседку льется тонкий аромат,
 Дождь перестал, и туч на небе нет,
 Но маленькая башенка-квадрат
 От взора заслонила звездный свет.
 Хорошо у перил. Ночь темна. Тишина.
 Дожидаюсь - скорее взошла бы луна.
 Вот ласточка заблудшая кружит,
 Уселась на узорчатый карниз.
 Нет ветра, и циновка не дрожит.
 Поднявшись, месяц долго смотрит вниз.
 Под ним зеркальная застыла гладь
 Притихшего безмолвного пруда,
 Ни шороха, ни всплеска не слыхать,
 Блестит кристально чистая вода.
 А месяц похож на изогнутый нож.
 Блестит на подушке забытая брошь...

ЧЖАН ШЭНУ

 Меж разлукой нашей и встречей 
 семь и десять весен промчалось.
 Вот и спрашиваем друг друга, 
 как лысели да как старели.
 Среди рек и озер скитаюсь, 
 и осесть еще не случалось,
 Да и вы по дворам постоялым 
 мало ль трудностей претерпели!
 Костью хрупок скакун под старость, 
 бьется сердце его спокойно;
 Много лет сосне, а все так же 
 обновляет зелень она.
 Трудно в горном глухом городишке 
 человека принять достойно...
 Много-много раз бессловесно 
 осушаем чаши до дна.

В БАШНЕ БЕЗМЯТЕЖНОГО ОТДОХНОВЕНИЯ

 Беседа чистая весь день 
 за чашей светлого вина -
 Не хвастовство мошной иль тем, 
 чья знатность более знатна!
 И горы есть, и реки есть, 
 чтоб гостя воодушевить,
 Готовы ветер и луна 
 пленить его и опьянить!

РУЧЕЙ, БЕГУЩИЙ ИЗ ТЕМНОГО УЩЕЛЬЯ

 Течет ручеек, пробирается между камней,
 Течет из ущелья, где и холодней и темней;
 А здесь, на свету, густо-густо разросся бамбук.
 Прибрежные стайки бамбуковых хижин-лачуг.
 Канавки с водой далеко от ручья разбрелись,
 Здесь вырастят просо и вовремя высадят рис.
 Вода долголетья. Деревья теснятся к ручью.
 И сами крестьяне целебному рады питью.
 Всегда здесь тепло, и рассаду не бьют холода,
 Веселую песню ручей напевает всегда.
 Скажу о себе: пусть давно я немолод и сед -
 Ручей навестить собираюсь на старости лет.
 Опять и опять рад увидеть все те же края
 И вновь услыхать несмолкающий голос ручья.

ДВА БЛАГОРОДНЫХ ДЕРЕВА ВОЗЛЕ ДОМА

 Два дерева выросли около дома, 
 тенисты и стройны;
 Одно постоянно кивает другому, 
 друг друга достойны.
 Поднимется ветер иль выпадет иней - 
 их зелень не реже;
 В холодное время все вянет и стынет, 
 а листья - все свежи!
 О, сколько деревья желанной прохлады 
 в жару навевают,
 От стужи туманов их купы-громады 
 в ночи укрывают. 
 Чуть персикам, грушам пора наливаться - 
 тут малый и старый
 Верхом и в повозках скорее стремятся 
 к воротам базара.
 А я - в одиночестве... Не покидаю 
 привычные стены,
 Печали отдавшись, все так же вздыхаю, 
 томлюсь неизменно
 И мыслю: ко времени ль ныне такое 
 вокруг оживленье? -
 Нет, благо провижу я только в покое 
 и в уединенье.
 Всегда в постоянстве своем укрепляться 
 достойным приятно,
 А низкие склонны менять да меняться - 
 и неоднократно.
предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"