Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Су Ши (Первые тринадцать стихотворений в переводе И. Голубева, следующие два - Е. Витковского, далее - М. Басманова)

(Су Ши (Су Дун-по) (1037-1101) - великий поэт. Служил при дворе, но выступил против реформ Ван Ань-ши и был удален в провинцию. Впоследствии получил чин правителя области, но, оклеветанный, предстал перед судом. Лишь по воле случая избежав смертной казни, поэт проводит годы не у дел. Только перед самой кончиной он вновь получает высокие чины. Поэзия Су Ши - одна из вершин китайской культуры. Преклоняясь перед Тао Юань-мином и великими танскими поэтами, Сун Дун-по сумел сказать свое слово почти во всех поэтических жанрах,- он писал ши, цы и прозопоэтические сочинения фу. Переводы публикуются по книге: Су Дун-по. Стихи, мелодии, поэмы. М., 1975. Новые переводы выполнены по изданию: "Дун-по цзи" - в серии "Сыбу бэйяо". Шанхай, 1936.)

* * *
 Лишь добрался до этого края -
 Ветер дунул и дождь закапал.
 Одинокий скиталец - найду ли
 Я пристанище в мире большом?
 Мне достать бы облако с неба
 И надеть бы его, как шляпу.
 Мне б укутать себя землею,
 Как простым дорожным плащом!

В ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ОДИННАДЦАТОЙ ЛУНЫ ГОДА СИНЬ-ЧОУ РАСПРОЩАЛСЯ С ЦЗЫ-Ю У ЗАПАДНЫХ ВОРОТ ЧЖЭНЬЧЖОУ. В ПУТИ НАПИСАЛ И ПОСЛАЛ ЕМУ ЭТИ СТРОКИ

* ("В девятнадцатый день одиннадцатой луны года оиньчоу распрощался с Цзы-ю у западных ворот Чжэньчжоу" (стр. 340).- Год синьчоу - 1061 год. Цзы-ю - Су Цзы-ю, младший брат поэта. Чжэньчжоу - город неподалеку от родных мест Су Ши по дороге в столицу Кайфын, куда направлялся поэт.)

 Голову вскружило не вино,
 И не от него моя печаль.
 Хорошо бы повернуть коня
 И галопом поскакать назад.
 Ты один остался из мужчин
 В доме за хозяйство отвечать, 
 Как же одиночество твое 
 Мог бы скрасить я, о младший брат? 
 Поглядел с вершины - сколько гор! 
 Ни дорог, ни троп в них, ни путей... 
 Ты еще заметен вдалеке, 
 Вижу черной шапки силуэт. 
 Думаю, в такой мороз тебе 
 Надо бы одеться потеплей, 
 А мой конь бредет - и на горе 
 Словно топчет бледный лунный свет. 
 Гости постоялого двора 
 Веселы и радостно поют, 
 Удивился паренек-слуга: 
 Отчего я мрачен-удручен? 
 Знаю, без разлук не проживешь, 
 Чередой они всю жизнь идут, 
 Но неужто век скитаться мне 
 Далеко от дома, где рожден? 
 Думаю при тусклом фонаре, 
 Вспоминаю юные года, 
 Брат и я - мы при дожде ночном 
 Словно вместе - не разлучены... 
 Так уговорились в детстве мы*, 
 Не нарушим слова никогда, 
 Наш союз не в силах подорвать 
 Слава иль высокие чины!

* (Так уговорились в детстве мы...- Братья Су договорились в детстве вспоминать друг о друге каждую дождливую ночь.)

У ОКНА

 У соседей восточных в саду
 Много белых растет тополей.
 Ночью дождь начался,- при дожде
 Шум листвы все сильней и сильней.
 Мне не спится, сижу у окна,
 И совсем бы я был одинок,
 Если б стайки ночных мотыльков
 Не летели на мой огонек...

НОЧУЮ НА ГОРЕ ДЕВЯТИ СВЯТЫХ

* ("Ночую на горе Девяти Святых" (стр. 341).- Су Ши в примечании объясняет: "Девять святых - секта, руководимая Цзо Юань-фаном, Сюй Юем и Ван Се. Гора эта находится в Хэнчжоу".)

 Из мудрых мудрейшим считался Ван Се, 
 И дух его ныне живет. 
 Хотя миновало с кончины его, 
 Мне кажется, весен пятьсот... 
 Из яшмы и золота высится храм, 
 Он ханьских светил пережил*, 
 Нет циньской державы, а персик цветет, 
 И речка, как прежде, бежит... 
 Лежу я, вдыхая цветов аромат, 
 Я в небытие погружен, 
 Вдруг скалы-утесы сошлись надо мной, 
 Надвинулись с разных сторон... 
 Когда же средь ночи меня разбудил 
 Заботливый старый монах, 
 Смотрел я на небо, где лодка-луна 
 Плыла в облаках - как во льдах!

* (Ханьские светила - ученые эпохи Хань (III в. до н. э.- III в. н. э.), которые восстановили, отредактировали и прокомментировали древние конфуцианские книги, сожженные по приказу Цинь Ши-хуана.)

ВТОРЮ СТИХОТВОРЕНИЮ В ШЕСТЬ СЛОВ ХЭ ЧЖАН-ГУАНЯ

 Так внезапно и чистый ветер
 Заиграл на земле-свирели.
 И луна украсила небо
 Нарисованной ею рекой.
 Если беден, то как для гостя
 Я смогу устроить веселье?
 А вот так: ухвачусь за ветер
 И луну поглажу рукой!

ПРОВОЖАЮ ВАН ЦЗЫ-ЛИ У ИСТОЧНИКА БОДХИСАТТВ, ЧТО В УЧАНЕ

 В путь без вина провожаю тебя,
 Уходишь с пустой сумой.
 Прошу из источника бодхисатв
 Чистой воды испить.
 Не надо голову опускать
 Потом, расставшись со мной,-
 Где бы ты ни был, небо в воде
 Будет, как прежде, плыть...

ЗА ГОРОДОМ ПРОВОДИЛ ГОСТЯ И НЕТОРОПЛИВО ПРОГУЛИВАЮСЬ У РЕКИ

 Расстался с гостем - он уже в пути.
 Искал цветы - расцветших не нашел.
 Но в город мне не хочется идти, 
 На берегу реки так хорошо!
 Ко мне подходит старый человек:
 "Что, господин, пророчит нам весна?"
 Ответствую: "Был добрым дождь и снег -
 Горою будет урожай зерна!"

ВЗДЫХАЮ, ДУМАЯ О ПЛОДАХ ЛИЧЖИ

 Десять ли прошли, но нет харчевни,
 Лишь зола да ветер неспокойный.
 Шли еще пять ли - и снова пепел
 Там, где прежде был приют убогий.
 Доставляли с юга фрукты личжи,
 Для двора везли и "глаз драконий",
 Кто расскажет, сколько тел недвижных
 Коченеет в ямах у дороги!
 Но как ветер - над горами мчались,
 Над водой - летели, словно птицы,
 Потому и стебли и листочки
 Привезли в Лоян с живой росою,
 И, довольна, во дворце красотка
 На себя глядит не наглядится,- 
 Что ей до того, что соки фруктов
 С кровью перемешаны людскою?
 В годы Юн-юань правленья Ханей
 Личжи с юга Цзяо привозили,
 В годы Сюань-цзуна дома Танов
 Через Фу в Лоян их доставляли.
 И поныне злобу и жестокость
 Танского Линь-фу мы не забыли,
 Но Бо-ю почтенного советы
 Разве помнит кто-нибудь? Едва ли!
 О, услышь, Небесный Повелитель,
 Как живется тягостно крестьянам!
 Разве прихоть Ян Гуй-фэй важнее
 Мук народа, всех его страданий?
 Пусть хлеба взойдут при теплом ветре,
 Дождь пройдет не поздно и не рано,
 Пусть не мерзнут и не чахнут люди -
 Нет щедрей таких благодеяний! 
 ...А знаете ли вы, что в Уишане 
 Открыли чай - "Дракон большой и малый"? 
 И вновь обозы на дорогах южных, 
 Как будто прежних бедствий не бывало! 
 От перевозок наживаться могут 
 Лишь те, кто родовиты и богаты, 
 Кто о своем печется рте и теле,- 
 А не они ль потворники разврата? 
 Но у меня или у вас, скажите, 
 Есть недостаток в этом ли товаре? 
 Конечно, были честные в Лояне 
 И преданные слуги государя, 
 Но я скорблю: 
 Цветы таохуана 
 Везут в столицу, 
 Как везли при Танах!

ТЕНИ

* ("Тени".- Поэт под тенями подразумевает продажных дворцовых чиновников. Яшмовый храм - здесь, по-видимому, императорский дворец.)

 Ползут, поднимаясь на Яшмовый храм
 Слоями: на слой надвигается слой.
 Не раз уж говорено было слуге
 Сметать их, как явится, тут же метлой!
 Вот солнце, поднявшись и мир осветив,
 Сгребло их в охапку и бросило вон.
 Но кончился день, а с луною опять
 Они возвращаются с разных сторон...

В ДОЖДЬ НАВЕЩАЮ ХРАМ ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕЙ ГУАНЬИНЬ НА ГОРЕ ТЯНЬЧЖУ

* (Гуаньинь - бодхисаттва Авалокитешвара, одно из главных божеств китайского буддийского пантеона, богиня милосердия и чадоподательница. Обычно изображалась в белом одеянии. Тяньчжу - название горы, а также древнекитайское название Индии. Белый Бог - то есть бодхисаттва Гуаньинь.)

 Стареет кокон, и хлеба желты уже наполовину,
 А за горой и под горой упрямый дождь все льет и льет,
 Крестьянин руки опустил, крестьянка бросила корзину,
 В высоком храме Белый Бог один не ведает забот!

В ДАНЬЭР (II)

* (Даньэр - селение на острове Хайнань, где жил поэт.)

 Постарел Дун-по, неуклюжим стал. 
 Что ни день - то новый недуг. 
 Борода жидка, голова бела,- 
 То не иней, а седина. 
 "Не дивитесь, что щеки мои горят,- 
 Я румян, но не так, как внук; 
 И когда смеюсь, то грущу, смеясь, 
 Потому что хлебнул вина!"

ВТОРЮ СТИХАМ ТАО ЮАНЬ-МИНА "ПОДРАЖАНИЕ ДРЕВНЕМУ"

 Гость нежданный явился 
 И в ворота ко мне стучится. 
 Вот коня привязал он 
 К растущей у дома иве. 
 Во дворе моем пусто, 
 Разлетелись куда-то птицы, 
 И ворота закрыты, 
 И гость стоит сиротливо. 
 А хозяин за книгой 
 Заснул, на подушке лежа... 
 Мне во сне повстречался 
 Мой старинный, близкий приятель, 
 Только стук беспрерывный 
 Наконец-то меня встревожил, 
 Как от выпитой чарки - 
 Не осталось от сна ни капли! 
 Одеяло отбросив, 
 Вскочил, чтобы гостя встретить, 
 Стоя друг перед другом, 
 Смущены мы сначала были, 
 А потом за беседой 
 О былом и нынешнем свете 
 Я и мой собеседник, 
 Мы про знатность-чины забыли... 
 Он спросил: "Как случилось, 
 Что в этом живете крае?" 
 И ответил я гостю, 
 Что причины и сам не знаю!

ВТОРЮ СТИХОТВОРЕНИЮ ТАО ЮАНЬ-МИНА "ДОВОЛЬНО ВИНА!"

В год дин чоу я был отправлен, в ссылку на Хайнанъ, а брат Цзы-ю - в Лэйчжоу; в одиннадцатый день пятой луны встретились мы и вместе добрались до места его поселения, а в одиннадцатый день шестой луны расстались на берегу моря. Я в это время чувствовал себя больным, вздыхал и стонал, и Цзы-ю не спал по ночам. И вот я продекламировал стихотворение Тао Юань-мина "Довольно вина!", а затем и сам написал, вторя поэту, строки в дар Цзы-ю на прощание, а также в знак решения не пить вина.

* (Год дин чоу - 1097 т. Я и этот подросток - мой сын.- Имеется в виду Су Го - третий сын поэта.)

 Видно, время приходит - 
 Ведь ничто в этом мире не вечно! 
 Век бывает и длинным, 
 Но ему все же будет предел. 
 Мы с тобою, о брат мой, 
 Шли одною стезей человечьей 
 И в глуши, на чужбине, 
 В стороне оказались от дел... 
 И опять - как печально! - 
 Разлучает нас эта коляска, 
 Я умчусь в ней надолго, 
 Я и этот подросток - мой сын. 
 Рад, что в доме твоем 
 Есть супруга - забота и ласка, 
 Под моею же крышей 
 Будет светочем Будда один. 
 Мы в долине средь гор 
 Повстречались - и вновь расставанье! 
 Провели неразлучно 
 Последнюю нашу луну, 
 Мне еще предстоит 
 Пробираться на север Хайнаня, 
 Как-нибудь эту жизнь 
 Там, на острове, и дотяну... 
 Но себя убеждаю 
 Идти по стопам Юань-мина, 
 Сил, конечно, немного - 
 И все же пора прекратить... 
 Я от хмеля больной, 
 Мне во вред веселящие вина, 
 Но здоровье поправлю, 
 Если брошу немедленно пить! 
 Я стремился к Пути, 
 И похоже, что близок, знаком он, 
 И его я увижу, 
 Отогнав от очей пелену, 
 Но отныне в обители 
 Старца с Восточного склона* 
 Не заставит Ду Кан 
 Поклоняться, как прежде, вину!

* (Старец с Восточного склона - перевод литературного псевдонима Су Ши - Су Дун-по. Ду Кан - бог, покровитель виноторговцев. Ему и И Ди традиция приписывает изобретение вина.)

С ЛОДКИ СМОТРЮ НА ГОРЫ

 С лодки на горы смотрю - они 
 как резвые жеребцы.
 Быстро мимо лодки летит 
 во сто голов табун.
 Впереди - отчетливо предстают 
 скал исполинских зубцы,
 Позади - испуганно мчатся прочь 
 бесчисленные беглецы.
 Выше смотрю - крутая тропа, 
 склон каменист, высок.
 По тропе неспешно идет человек, 
 едва приметный вдали.
 Машу рукой, окликнуть хочу - 
 меня уносит поток.
 Как вольная птица, летит на юг 
 мой одинокий челнок.

В НАЧАЛЕ ОСЕНИ ПОСЫЛАЮ ЦЗЫ-Ю

* ("В начале осени посылаю Цзы-ю".- Цзы-ю.- См. прим. к с. 340. Теченье рек // подобно теченью лет.- См. прим. к стихам Жуань Цзи, 32. События древние // мы изучали вдвоем...- Поэт вспоминает, как они с братом изучали классические книги, готовясь к государственным экзаменам.)

 Теченье рек подобно теченью лет.
 Все живое и мы уходим друг другу вослед.
 И только сердце такое же, как всегда.
 Память полна все тех же, прежних примет.
 Помню, как мы запирали дверь поутру -
 Тяжко осеннюю было сносить жару.
 События древние мы изучали вдвоем,
 И похлебка из лебеды не вредила нутру.
 Осень кончалась, близился зимний хлад,
 В окна и двери ворваться хотел листопад.
 Я для тебя теплое платье добыл,
 Малости этой был ты безмерно рад... 
 От ложных надежд невеликий в юности прок. 
 Из мысли этой нужно извлечь урок. 
 Видно, разлуки избегнуть было нельзя; 
 Заслугам и почестям вряд ли назначен срок. 
 Но сожалеть не стоит об этом ничуть. 
 Оба состарились, горя пришлось хлебнуть. 
 Поздно уже держаться прежних путей, 
 Поздно уже постигать истинный путь. 
 Осенью переговоры о покупке земли предприму, 
 Встретить весну надеюсь в новом дому. 
 В Снежном Жилище по ночам только ветер и дождь* -
 А прежде твой голос к изголовью летел моему.

* (В Снежном Жилище // по ночам только ветер и дождь...- Снежным жилищем поэт называл свой дом в местечке Дунпо, стены которого он разрисовал падающими хлопьями снега.)

* * *

Написано в Праздник середины осени.

 В голубизне растворилось
 Облако на закате.
 Сковано все прохладой,
 Всюду прозрачность такая.
 По небу скользит бесшумно
 Круглый сосуд из яшмы,
 К востоку перемещаясь,
 Млечный Путь рассекая.
 В жизни моей, вспоминаю,
 Не всегда выдавались
 Радостные мгновенья
 В этот праздничный вечер.
 Новое полнолунье
 В новом году грядущем
 В далях такого края,
 Вечно скитаясь, встречу.

ПОКИДАЯ ЦЗИНКОУ

 Тонкий слой облаков. 
 В них укрылась луна. 
 Где-то в стражу вторую, 
 Протрезвев, я оставил причал. 
 За кормою все дальше уходит стена, 
 И во мгле городок всё трудней различать. 
 Дни веселья с друзьями 
 Я в сердце храню, 
 И о днях возвращения 
 Мысли гоню. 
 С головы моей 
 Набок повязка сползла. 
 Веер выпал, 
 Беззвучно скользнул на кровать. 
 Я заснул. И во сне 
 Жизнь иная была, 
 А проснулся - 
 И некому рассказать. 
 И когда, наконец, я не буду в пути, 
 Словно вихрем подхвачен, 
 Вдали от родных!.. 
 Юго-запад 
 Их, к счастью, давно приютил, 
 Я на Юго-востоке
* * *

Это стихотворение написано в Динхуэйюане, что в Хуанчжоу.

 Ущербный месяц. Редкие утуны. 
 Часы звенеть капелью перестали. 
 Все спит. Лишь кто-то, 
 Погруженный в думы, 
 Бредет один 
 Видением угрюмым, 
 Как лебедь, 
 Оторвавшийся от стаи. 
 Вдруг встрепенулся, повернулся круто, 
 Во взоре скорбь, но кто про это знает! 
 Все ветви перебрал, 
 Но почему-то 
 Нигде 
 Не отыскал себе приюта... 
 Студеная уцзян. 
 И клен листву роняет.
* * *
 Попрошу вас в Дунпо сказать,
 Что я здесь нахожусь теперь
 И что мне в Нефритовый зал
 Широко распахнулась дверь. 
 Дни за днями в разлуке бегут... 
 Кто Дунпо навестить готов? 
 Мостик весь утопает в снегу, 
 Там ничьих не видно следов. 
 Поскорей бы 
 Вернуться мне. 
 Поскорей бы 
 Вернуться домой!.. 
 Вот и вешний день прозвенел, 
 Благодатный дождь над рекой.

НОЧЬЮ ВОЗВРАЩАЮСЬ ПО ОЗЕРУ СИХУ

 Дождь над Сиху перестал. 
 Озерная гладь светла. 
 За осень на полшеста 
 Прибавилось здесь воды. 
 Свесившись за борт, гляжусь 
 В холодные зеркала, 
 В них старое вижу лицо 
 И пряди волос седых. 
 С пьяной моей головы 
 Ветер повязку рвет, 
 Гонит волны с реки, 
 И в них ныряет луна. 
 Я правлю в обратный путь 
 Один, не зная забот... 
 Пускай же мой утлый челн 
 Качается на волнах!
предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"