Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Лу ю (Перевод В. Тихомирова)

(Лу Ю (1125-1210) - великий поэт, один из самых замечательных поэтов эпохи Сун. Современник упадка династии, свидетель вторжения иноземцев, поэт тяжело переживал трагедию родины. Служебная карьера его не сложилась. В многочисленных патриотических стихах Лу Ю звучит боль за судьбу страны, яростное обличение виновников военных неудач. В тонких лирических стихах поэт сумел выразить тончайшие оттенки человеческой души, его поэзия, классическая и ясная, проникнута высокой гражданственностью. Переводы выполнены по изданию: "Лу Фан-вэн цюань цзи", "Сыбу бэйяо". Шанхай, 1936. )

У ПОЧТОВОЙ СТАНЦИИ ЦЗЯЧУАНЬПУ ПОПАЛ В МЕЛКИЙ ДОЖДЬ; ВОКРУГ СТАЛО УДИВИТЕЛЬНО КРАСИВО

 Вешний ветер, дорожная пыль 
 докучали с утра в пути.
 Быстрый дождь пробежал по горам - 
 и веселей идти.
 В опасном ущелье узкий мосток 
 над синей кручей повис.
 Цветы опадают - скользят лепестки 
 по зеленым утесам вниз.
 Облако прямо перед глазами 
 одинокой птицей парит.
 Внизу, под ногами, горный поток 
 далекой грозой гремит. 
 Смеху подобно,- ученый муж, 
 я жизнью не дорожу:
 Сам выбираю опасные тропы, 
 долго по ним брожу.

ВЗДЫХАЮ

 Вздыхаю, вздыхаю, тоски не могу унять.
 Конца не видно - скитаюсь который год.
 Иней пал - скоро зима опять.
 Птицы кричат - солнце скоро зайдет.
 Вальков стукотня - жены стирают мужьям:
 Солдаток много и здесь, на краю земли.
 Листвой завален ветхий почтовый ям,
 И я, одинокий, от родины в тысячах ли
 Средь барсов и тигров свой доживаю век.
 Кровь на траве, кровь по терновым кустам -
 Здесь, у дороги, съеден был человек.
 А я от рожденья духом и тверд и прям.
 Служил государству и даже семьей пренебрег.
 Я и теперь не боюсь девяти смертей.
 Но чем же семье, чем государству помочь?
 Давно на равнине смута и стук мечей*.
 Муж отважный слез не смог превозмочь.
 Мне рано в отставку - послужит еще книгочей:
 Коня оседлает, и разбойников - прочь!

* (Давно на равнине // смута и стук мечей.- Поэт говорит о том, что и земли на равнинах к северу от реки Янцзы уже почти полвека, как захвачены иноземцами. Прекрасна в окне // луна над горами Эмэй...- Горы Эмэй в провинции Сычуань славятся живописными видами.)

ДЕЛЮСЬ ЧУВСТВАМИ, МНОЮ ВЛАДЕВШИМИ В ХОЛОДНУЮ НОЧЬ

 Сижу перед полной чаркой - не пью.
 Печальные мысли пьянят сильнее, чем хмель.
 Многое видел, побывал не в одном краю -
 Тоску схоронить не смог ни в одной из земель.
 В столицу приехал, помню, то было давно.
 Конь на бегу гривой густою тряс.
 На синей башне ночью пили вино.
 Веселая песня в небесную даль неслась.
 Вернуть невозможно счастья минувших дней.
 До шеи свисают длинные пряди седин.
 Прекрасна в окне луна над горами Эмэй:
 Осень пришла, грущу с луною один на один.
 Под утро луна озаряет пустую кровать:
 Глаз не смыкал - цикады пели окрест.
 Понял давно: от печали нельзя сбежать -
 Чего же ради уйду из родимых мест.

НЕЧАЯННО НАПИСАЛ В БЕСЕДКЕ У ПРУДА

 Сижу, беспечный, в тени беседки, 
 свищу на яшмовой флейте.
 На беззаконную грусть о прошлом 
 зря потратил десятилетье.
 Старое древо упало в поток - 
 кто же вспомнит о нем?
 Сама не знает сухая полынь, 
 куда ее катит ветер.
 Платан у резного колодца в полдень 
 тень рождает и тишину.
 Рябью подернулся синий пруд - 
 чуть колышется тина.
 Людям присуще радость искать - 
 так было и в старину.
 Закон известный - его толковать 
 разве необходимо?

ПАВИЛЬОН ЦУЙПИНГЭ НА ЗАПАДНОМ УТЕСЕ

 В далекой беседке полдня провел 
 с чаркой один на один.
 Своими глазами видел осенний 
 вид Хэшаньских вершин.
 Знаю - красоты здешних мест 
 словами трудно изобразить.
 Рад - беззаботно брожу по горам, 
 сам себе господин.
 Орлы слетают с высоких скал, 
 клекочут весь день.
 В глубокой пади на водопое 
 вечерами трубит олень.
 Живущий свободно, как сердцу угодно, 
 радость найдет в пути.
 Жизнь просидевший в богатом доме 
 подобен узнику взаперти.

МАЛЕНЬКИЙ САД

 Что южный, что северный край деревни - 
 горлиц слышу вдали.
 Проростки риса торчат из воды - 
 полей неоглядна гладь.
 Не раз бывал на краю земли, 
 отсюда в тысячах ли.
 А ныне сам у сельчан учусь 
 вешнюю землю пахать.

ПРИ ЛУНЕ

 Луна светла; двор пуст; 
 тени дерев наискосок.
 В темных кустах шорох, возня; 
 не спит семейство сорок.
 Старый ученый, ныне учусь 
 у несмышленых детей -
 Пытаюсь поймать жука-светляка - 
 халат от росы намок.

НОЧЬЮ СИЖУ. КОНЧИЛОСЬ МАСЛО В ЛАМПЕ: В ШУТКУ НАПИСАЛ СТИХИ

 Книгу хотел дочитать, но вдруг 
 в светильне фитиль погас.
 Жаль, темно, не могу разобрать 
 последних несколько фраз.
 Разве не глупо всю жизнь 
 потратить лишь на бумагу!
 Засмеялся; окно распахнул, сижу, 
 с луны не свожу глаз.

ВЫЗДОРАВЛИВАЮ

 В селенье горном болел - поправляюсь; 
 шапку надел - велика.
 На юге, в долине Янцзы,- весна, 
 а мы всё тепла ждем.
 Грущу,- в пустынном краю герой 
 стал немощней старика.
 Вижу - цветы, воспетые всеми, 
 обрывает ветер с дождем.
 Удобно лежу в подушках; вдыхаю 
 цветочный дух у окна.
 Стыдно выйти - так разрослись
 дикие травы в саду. 
 Книги расставил; читаю письмо; 
 отставил чарку вина.
 Печальные вести - много несчастий 
 случилось в этом году.

СЛУШАЯ ДОКЛАДЫ, СМОТРЮ ВДАЛЬ, НА ГОРЫ МУМУШАНЬ

 Нет покоя - с утра до ночи 
 чиновничья служба томит.
 В пыли казенных бумаг задыхаюсь; 
 лицо со стыда горит.
 Но кое-чем похвалиться и я 
 перед другими могу:
 В окно присутствия горы видны - 
 прекрасный заречный вид.

ЧИНОВНЫЕ ДЕЛА

 Когда же смогу, хотя бы на время, 
 уйти от чиновных дел?
 Годы идут; на моей голове 
 волос уже поседел.
 Только отдамся душевной беседе - 
 высокого гостя встречай.
 Только что видел светлые сны - 
 вставай, бубенец прозвенел.
 Уйти бы в горы под облака - 
 век бы на них глядел.
 Дружил бы с овчаром и с дровосеком 
 за трапезой вместе сидел.
 Стихи записал - пора бы теперь 
 в сердце смирить гнев:
 Птице в неволе крыло подрезают, 
 что делать - таков удел.

НОЧЬЮ ДВАДЦАТЬ ПЯТОГО ЧИСЛА ТРЕТЬЕЙ ЛУНЫ НЕ МОГ ЗАСНУТЬ ДО САМОГО УТРА

 Ночь не спал, совсем головой поник.
 Болею, болею,- вовсе я стал старик.
 Сяо-сяо - тени бамбука в окне. 
 Чжэ-чжэ - птичий в заречье крик. 
 Зря выбивали ратный налог батогом. 
 Пыль, дым,- страна под варварским сапогом. 
 Спать не могу: печалюсь не о себе - 
 Плачу о нынешних временах, и ни о чем другом.

ЖАЛОБЫ КРЕСТЬЯНИНА

 По взгоркам, где почва суше, пшеницу сею. 
 В низинах, где есть вода, сажаю рис. 
 До самой кости	буйвол протер шею. 
 Пашем и ночью - кричу: давай, не ленись!
 Из сил последних сеем, сажаем, пашем.
 Страда не вечна - день отдыха недалек.
 Но кто дубасит с утра по воротам нашим?
 Уездный чиновник пришел собирать налог.
 К уездной управе меня ведут под охраной.
 Днем и ночью жестоко порют плетьми.
 Кто же из смертных не трусит смерти нежданной?
 Думал, умру, не простясь ни с родителями, ни с детьми.
 Домой вернулся, хотел обо всем поведать.
 Не стал вестями тревожить родительский слух.
 Лишь бы отцу и матери было чем отобедать.
 А дети с женой - все равно, что лебяжий пух.

БОЛЕЮ

 Болею; лежу в саду; стар,- 
 стала седой голова.
 Снадобья пью - тем и живу; 
 одолело меня нездоровье.
 В дымке луна; в невысоких горах, 
 слышу, кричит сова.
 Свет из окна; на высоких деревьях, 
 вижу, воронье гнездовье.
 Силу мою подорвали несчастья, 
 ложь, наветы, злословье.
 Душу мою истомила нужда - 
 сердце бьется едва.
 Юные годы вспомню - и вправду, 
 будто прошли века.
 Не о себе говорю - о государстве 
 мысли мои и слова.

В СИЛЬНЫЙ ДОЖДЬ НА ОЗЕРЕ

 Туман клубится в устье ручья - 
 озерная скрылась коса.
 Дождь нежданный все поглотил - 
 горы и небеса.
 Природе чуждо великолепье - 
 ее красота в простоте.
 Лупа в облаках провожает домой 
 рыбачьей ладьи паруса.

В НАЧАЛЕ ОСЕНИ НАПИСАЛ СТИШКИ НА РИФМУ: "СТАРИК У ОКНА ДОЖИВАЕТ ПОСЛЕДНИЕ ДНИ. К СТАРЫМ ДЕРЕВЬЯМ ОСЕНЬ ЯВИЛАСЬ ВДРУГ"

 Всяк о себе 
 думает в наши дни. По этой причине 
 столько несчастий вокруг.
 Тот, кто не делит мир
 на "я" и "они",
 Тот в этом мире 
 мой друг.

СОЧИНИЛ В ПОСТЕЛИ, А ДО ТОГО УСЛЫШАЛ, ЧТО НА МОРСКОМ ПОБЕРЕЖИИ У ГОР СЫМИН БОЛЬШОЕ НАВОДНЕНИЕ

 Лежу в постели, тяжко вздыхаю,- 
 думы все об одном.
 Совсем обнищал,- голодная смерть 
 теперь угрожает мне.
 В доме холод; шумит, шумит 
 дождевая вода за окном.
 Тысячу ли нынче прошел 
 ночью в тревожном сне.
 Там - речные ракушки в полях; 
 ветер в горах, гром.
 В приморских селеньях половину домов 
 затопила речная вода.
 Вчера поздравлял соседа сосед 
 с изобильем осенних нив.
 Надежды прахом - вместо еды 
 досталась людям беда.

ЗАПИСАЛ СВОЙ СОН

 Если бы знать, сколько еще 
 среди людей проживу.
 Вальков стукотня, звуки рожка 
 грустью тревожат слух.
 Снова с войском иду на врага - 
 в сновидении, как наяву.
 Ныне тот же юный во мне, 
 неукротимый дух.
 На дальней заставе, помню, дивился 
 небу цвета реки.
 Все остальное забыл за годами - 
 поседели давно виски.
 Тело умрет, но никогда 
 я в стихах не умру.
 Кто же с первого взгляда по строчке одной
 не признает моей руки?!
предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"