Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Синь Ци-цзи (Перевод М. Басманова)

(Синь Ци-цзи (1140-1207) - крупнейший поэт, писавший в жанре цы. В его стихах часто звучат печальные мотивы, отражавшие бедственное положение страны. Сам поэт был мужественным патриотом, принимал участие в войне против чужестранцев. Печатается по книге: Синь Ци-цзи. Стихи. М., 1961.)

СОВЕРШАЮ ПРОГУЛКУ НА ОЗЕРО ЭХУ И, ВЫПИВ ВИНА, ПИШУ СТИХИ НА СТЕНЕ ТРАКТИРА

 Весна осела прочно на равнине - 
 Пастушья сумка всюду зацветает. 
 На борозды распаханного поля 
 Ворон крикливых опустилась стая. 
 Я стар и сед, а в сердце чувства зреют. 
 Кому и как их изольешь весною? 
 В лучах заката вывеска трактира.
 Там, верно, отпускают в долг хмельное.
 Живу в тиши, Природой наслаждаюсь,
 И в праздности Проходят дни за днями.
 Вот скотный двор. Кунжут и шелковица
 У западной стены сплелись ветвями.
 В зеленой юбке, в кофте белоснежной
 Выходит незнакомка за ограду.
 Она спешит родителей проведать
 Теперь, когда окрепли шелкопряды.

ПИШУ РАДИ ЗАБАВЫ НА СТЕНЕ ДЕРЕВЕНСКОЙ ХИЖИНЫ

 Уж вечереет. Но еще в деревне 
 Повсюду кур и уток гомон слышен. 
 Как разрослись тутовник с коноплею - 
 Их ветки возвышаются над крышей. 
 Тот счастлив, кто довольствуется малым, 
 Ему всегда завидую невольно. 
 В конце концов что требовать от жизни? 
 Наелся вдоволь - и с тебя довольно. 
 Я вижу 
 Молодую поросль ивы, 
 И отмели 
 Уже не те, что были. 
 Вот здесь когда-то ручеек струился, 
 Теперь его теченье изменили. 
 Когда на свет рождается ребенок, 
 Здесь чуда от него не ждут большого 
 И говорят: "Вот и невеста Юям!" 
 Или: "А вот и зять для дома Чжоу!"

ЧИТАЛ СТИХИ ТАО ЮАНЬ-МИНА И НЕ МОГ ОТ НИХ ОТОРВАТЬСЯ. РАЗВЛЕКАЯСЬ, НАПИСАЛ И ПОСВЯТИЛ ЕМУ НЕБОЛЬШОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

 На склоне лет он сам ходил за плугом, 
 На трудности не сетовал в беседе. 
 Вина есть доу, есть к вину цыпленок - 
 И можно приглашать к себе соседей! 
 Что для него история династий? 
 И Цзинь и Сун - тщета больного века! 
 Фу-си считал он образцом для смертных 
 И был иного мира человеком. 
 Тысячелетье 
 В вечность отлетело, 
 А все живут 
 Бессмертные творенья! 
 И каждый знак, написанный поэтом, 
 В себе содержит ясное значенье. 
 Я размышляю: если б и поныне 
 Все здравствовали Се и жили Ваны - 
 Все их дела не стоили бы больше, 
 Чем прах с полей священного Чайсана!

ПРОВОЖАЯ ДРУГА

 Давно умолкла "Песня о разлуке", 
 Но на глазах слеза блеснет порою. 
 Нам много ль надо? Только б чашку риса, 
 А слава - дело для мужей второе! 
 Лазурь воды слилась с лазурью неба, 
 Их только разделяет кромка леса. 
 Вдруг опустилась туча дождевая 
 К подножию горы сплошной завесой. 
 Как в старину, 
 Так и теперь разлука 
 Вселяет в сердце 
 Горечь и досаду. 
 Затем ли, чтоб узнать и скорбь и радость, 
 Нам расставаться и встречаться надо? 
 Поднимется ли шторм в пути - не знаю, 
 Да и гадать не стоит понапрасну. 
 Одно я знаю, что дорога жизни 
 Трудна для человека и опасна!
* * *
 Я один за судьбу отвечаю мою, 
 Небо спрашивать я ни о чем не желаю! 
 Одиноко 
 На башне высокой стою, 
 И в душе моей скорбь 
 Без конца и без края. 
 В неурочный вы час повстречались со мной; 
 Сон меня одолел, сердце отдыха просит... 
 Вам бы лучше, пожалуй, 
 Вернуться домой, 
 Вам бы лучше, пожалуй, 
 Вернуться домой... 
 И пускай ветер западный 
 Осень приносит!

ПОСВЯЩАЕТСЯ ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ ПРИСЛУЖИВАЛА ГОСТЯМ НА ПИРУ У ЯН ЦЗИ-ВЭНЯ

 Совсем, совсем еще девочка -
 Пятнадцать ей лет от рожденья.
 И с нею за шелковым пологом
 Один только ласковый ветер. 
 Как рад я: ее не заметил
 Никто, в ком живет вожделенье.
 Я слышал: она очень робкая
 И быстро приходит в смущенье.
 Едва вас завидит, как личико
 Зальется под пудрою краской.
 На вас разве только украдкой
 Задержит свой взгляд на мгновенье.
 У озера прошлой ночью
 Сгустились холодные тени,
 Она в окруженье подружек
 От дома вдали загулялась.
 Цветком она слабым казалась
 Иль ивой, поникшей в томленье.
 Она еще так неумело
 Гостям подает угощенья,
 Вино наливает - и мнится:
 Вот-вот его на пол расплещет...
 Ей петь - и в прическе трепещет
 Цветок, выдавая волненье.

ОДИН ПРОВЕЛ НОЧЬ В ГОРАХ

 Ничтожны века моего свершенья,
 Все - от начала до конца - ничтожны.
 Вокруг надолго утвердилась осень,
 И тишиною насладиться можно.
 Не спится мне. И слух мой жадно ловит
 Все шорохи и звуки поздней ночи.
 Бурлит, шумит ручей неугомонный -
 На что он вечно сердится и ропщет?
 Серп месяца, и бледный и холодный,
 Навеял грусть. И грусти нет предела.
 Далеко где-то петухи проснулись -
 Ко мне их перекличка долетела.
 Здесь мир иной. Здесь слава и нажива
 Еще собой не заслонили света.
 Но почему так рано встали люди
 И трудятся задолго до рассвета?
предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"