Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Какиномото Хитомаро

(Какиномото Хитомаро. - См. вступ. Статью. Известно, что он занимал скромную должность при дворе (служил у принца Хинамиси, затем у принца Такэти) и умер в 707 (709?) году вдалеке от столицы, в провинции Ивами, где провел последние годы жизни.)

* * *
37
 Ах, сколько ни гляжу, не наглядеться мне!
 Прекрасны воды рек, что в Ёсину* струятся,
 Конца не зная...
 Так же без конца
 К ним буду приходить и любоваться.

* (Ёсину (в М.; далее Ёсино) - местность в южной части провинции Ямато, славящаяся красотой; место отдыха государей с давних времен. По сию пору славится цветением вишен. Эта песня, как и п. 48 - каэси-ута.)

* * *
78
 На полях, обращенных к востоку,
 Мне видно, как блики сверкают
 Восходящего солнца,
 А назад оглянулся -
 Удаляется месяц за горы...

ПЕСНИ КАКИНОМОТО ХИТОМАРО, СЛОЖЕННЫЕ, КОГДА ОН, УЕЗЖАЯ В СТОЛИЦУ, ПОКИДАЛ СТРАНУ ИВАМИ И РАССТАВАЛСЯ С ЖЕНОЙ

131
 Там, в Ивами, где прибой
 Бьет у берегов Цуну,
 Люди, поглядев кругом,
 Скажут, что залива нет,
 Люди, поглядев кругом,
 Скажут - отмели там нет.
 Все равно прекрасно там,
 Даже пусть залива нет,
 Все равно прекрасно там,
 Пусть и отмели там нет!
 У скалистых берегов,
 В Нигитадзу, на камнях,
 Возле моря, где порой
 Ловят чудище-кита,
 Водоросли взморья там,
 Жемчуг-водоросли там,
 Зеленея, поднялись.
 И лишь утро настает,
 Словно легких крыльев взмах,
 Набегает ветерок.
 И лишь вечер настает,
 Словно легких крыльев взмах,
 Приливают волны вмиг.
 Как жемчужная трава
 Клонится у берегов
 В эту сторону и ту,
 Гнется и к земле прильнет
 С набегающей волной,
 Так спала, прильнув ко мне,
 Милая моя жена.
 Но ее покинул я.
 И, по утренней росе
 Идя горного тропой,
 У извилин каждый раз
 Все оглядывался я,
 Много раз, несчетно раз
 Оборачивался я.
 И все дальше оставлял 
 За собой родимый дом. 
 И все выше предо мной 
 Были горы на пути. 
 Словно летняя трава 
 В жарких солнечных лучах, 
 От разлуки, от тоски 
 Вянет милая жена. 
 На ворота бы взглянуть, 
 Верно, там стоит она! 
 Наклонитесь же к земле 
 Горы, скрывшие ее!

* (Посвящена разлуке с женой. Предполагают, что Хитомаро ехал в столицу, как и все провинциальные чиновники, отчитываться о делах своей провинции.)

Каэси-ута

132
 Там, в Ивами, 
 Возле гор Такацуну, 
 Меж деревьями густыми вдалеке, 
 Видела ли милая моя, 
 Как махал я ей, прощаясь, рукавом?
133
 По дороге, где иду
 На склонах гор,
 Тихо-тихо шелестит бамбук...
 Но в разлуке с милою женой
 Тяжело на сердце у меня...

Каэси-ута

136
 У вороного моего коня 
 Так бег ретив, что сразу миновали
 Места, где милая моя живет.
 Как в небе облака,
 Они далеки стали.
137
 Ах, опадающие листья клена среди осенних гор,
 Хотя б на миг единый
 Не опадайте, заслоняя все от глаз,
 Чтоб мог увидеть я
 Еще раз дом любимой!

ИЗ ПЛАЧА О ПРИНЦЕ ТАКЭТИ

[Описание битвы во время знаменитого мятежа Дзинсин-но ран]

199
 ...Призывающий в поход
 Барабана громкий бой
 Был таков,
 Как будто гром
 Разразился на земле,
 Зазвучали звуки флейт,
 Так, как будто зарычал
 Тигр, увидевший врага,
 Так, что ужас обуял
 Всех людей, кто слышал их.
 Флаги, поднятые вверх,
 Вниз склонились до земли.
 Все скрывается зимой,
 А когда придет весна,
 В каждом поле жгут траву,
 Поднеся к траве огонь,
 Словно пламя по земле
 Низко стелется в полях
 От порывов ветра,- так
 Флаги все склонились вниз,
 Шум от луков, что в руках
 Воины держали там,
 Страшен был,
 Казалось всем, 
 Будто в зимний лес, где снег
 Падал хлопьями,
 Проник 
 Страшный вихрь -
 И сразу, вмиг,
 Завертелось все кругом,
 И летящих всюду стрел
 Было множество.
 Они, 
 Как огромный снегопад,
 Падали,
 Смешалось все,
 Но, смириться не желая,
 Враг стоял против врага.
 "Коли инею-росе
 Исчезать - пускай умру!" 
 И летящей стаей птиц 
 Бросились отряды в бой. 
 И в тот миг из Ватараи, 
 Где святой великий храм, 
 Вихрь священный - гнев богов - 
 Налетел и закружил 
 В небе облака, 
 И не виден больше стал 
 Людям яркий солнца глаз,- 
 Тьма великая сошла 
 И покрыла все кругом...

* (Принц Такэти, сын государя Тэмму (673-686), умер в 696 г; был главным полководцем армии во время мятежа Дзинсин-но ран (Дзинсин - обозначение 672 года в традиционном счете годов), когда младший брат умершего государя Тэндзи, будущий государь Тэмму, пошел войной на государя Кобуна (сына Тэндзи) и победил.

Ватараи - местность в провинции Исэ, где находится храм великой богини Аматэрасу.)

ПЛАЧИ КАКИНОМОТО ХИТОМАРО, СЛОЖЕННЫЕ В ПЕЧАЛИ И СЛЕЗАХ ПОСЛЕ КОНЧИНЫ ЖЕНЫ

207
 Гуси по небу летят
 На пути в Кару -
 То возлюбленной село,
 Край родной ее.
 Как мечтал я,
 Как желал
 На нее взглянуть!
 Только знал:
 Идти нельзя,
 Много глаз людских.
 Часто приходить нельзя:
 Люди будут знать!
 Лучше встретиться потом,
 В майский день.
 В майский день
 Зеленый плющ
 Ложем будет нам!
 Думал я,
 В надежде был,
 Как большому кораблю,
 Доверял я ей!
 Ото всех таил любовь,
 Будто в бездне
 Среди скал
 Жемчуг дорогой...
 Но как меркнет в небесах
 Солнце на закате дня,
 Как скрывается луна
 Между облаков,- 
 Будто водоросль морей, 
 Надломилась вдруг она, 
 Будто клена 
 Алый лист, 
 Отцвела навек! 
 С веткой яшмовой гонец 
 Мне принес об этом весть... 
 Словно ясеневый лук, 
 Прогудев, спустил стрелу... 
 Что я мог ему сказать? 
 Что я сделать мог? 
 Голосам людей внимать 
 Был не в силах я, 
 А любовь моя росла... 
 Чем утешиться я мог? 
 Я пошел тогда в Кару 
 На базар, в ее село, 
 Где любимая моя 
 Мне встречалась 
 В ранний час... 
 Там стоял и слушал я, 
 Но и голоса ее, 
 Что звучал, как пенье птиц, 
 Возле кленов Унэби, 
 Той горы, что звал народ 
 Девой чудной красоты 
 В перевязях жемчугов, 
 Возле склонов Унэби, 
 Даже голоса ее 
 Не услышал я! 
 Был мой путь копьем из яшмы, 
 Это значит - путь прямой, 
 Что копье. 
 Таков был путь 
 Предо мной, где шел народ, 
 Но не мог я там найти, 
 Ни одной не мог я встретить 
 Хоть похожей на нее!.. 
 И, в отчаянье, 
 Любя, 
 Только имя призывал 
 Дорогой моей жены, 
 Лишь махал ей рукавом, 
 Звал напрасно я!..

* (Кару - местность в провинции Ямато. В майский день // Зеленый плющ // Ложем будет нам! - В мае земледельческие обряды, связанные с посадкой риса, заканчивались на полях. С веткой яшмовой гонец.- В старину к ветке дерева "адзуса" привязывали яшму и посылали гонцом в знак привета либо с особым известием. Иногда посылали подарок, к которому прилагалась песня или письмо. Поэтому яшмовая ветка стала постоянным эпитетом к слову "гонец". Словно ясеневый лук, // Прогудев, спустил стрелу...- Постоянный образ неожиданного горя, страшной вести и т. п. Унэби.- Согласно легенде, изложенной в "Описании земли Харима" ("Харима-фудоки"), гора Унэби была так красива, что ее полюбили две горы: Кагуяма и Миминаси - и поспорили из-за нее.)

Каэси-ута

208
 Средь гор осенних - клен такой прекрасный,
 Густа листва ветвей - дороги не найти!..
 Где ты блуждаешь там?
 Ищу тебя напрасно:
 Мне неизвестны горные пути...
209
 Опали листья алые у клена, 
 И с веткой яшмовой передо мной гонец, 
 Взглянул я на него - 
 И снова вспомнил 
 Те дни, когда я был еще с тобой!

Каэси-ута "К плачу из неизвестной книги"

216
 Когда, придя домой, 
 На спальню я взглянул,- 
 На ложе яшмовом 
 Жены моей подушка 
 В другую сторону повернута была...

ПЛАЧ КАКИНОМОТО ХИТОМАРО О ГИБЕЛИ ПРИДВОРНОЙ КРАСАВИЦЫ

217
 Словно средь осенних гор
 Алый клен,
 Сверкала так
 Красотой она!
 Как бамбуковый побег,
 Так стройна она была.
 Кто бы и подумать мог,
 Что случится это с ней?
 Долгой будет жизнь ее,
 Прочной будет, что канат,-
 Всем казалось нам.
 Говорят,
 Что лишь роса
 Утром рано упадет,
 А под вечер - нет ее.
 Говорят, 
 Что лишь туман
 Встанет вечером в полях, 
 А под утро - нет его... 
 И когда услышал я 
 Роковую весть, 
 Словно ясеневый лук, 
 Прогудев, спустил стрелу, 
 Даже я, что мало знал, 
 Я, что мельком лишь видал 
 Красоту ее,- 
 Как скорбеть я стал о ней! 
 Ну, а как же он теперь - 
 Муж влюбленный, 
 Молодой, 
 Как весенняя трава, 
 Что в ее объятьях спал, 
 Что всегда был рядом с ней, 
 Как при воине всегда 
 Бранный меч? 
 Как печали полон он, 
 Как ночами он скорбит 
 Одиноко в тишине, 
 Думая о ней! 
 Неутешен, верно, он, 
 Вечно в думах об одной, 
 Что безвременно ушла, 
 Что растаяла росой 
 Поутру, 
 Что исчезла, как туман, 
 В сумеречный час...

* (Песня посвящена гибели придворной красавицы (унэмэ) из местности Цу уезда Киби провинции Биттю, бросившейся в реку.)

Каэси-ута

218
 Когда увидел я теченье той реки,
 Что унесла навек от нас тебя,
 Прекрасное дитя,
 Такой еще тоски
 Не знала никогда моя душа!
219
 В те дни, когда еще была ты с нами,
 Дитя из Оцу*, и встречались мы,
 Я мимо проходил,
 Почти не замечая,
 И как теперь об этом я скорблю!

* (Дитя из Оцу.- Предполагают, что унэмэ жила со своим мужем в Оцу, провинция Оми. В старину унэмэ обычно звали по названию местности, из которой они происходили (см. п. 217).)

ПЛАЧ КАКИНОМОТО ХИТОМАРО, СЛОЖЕННЫЙ ИМ ПРИ ВИДЕ ПОГИБШЕГО СТРАННИКА НА КАМЕНИСТОМ ПОБЕРЕЖЬЕ ОСТРОВА САМИНЗ В ПРОВИНЦИИ САНУКИ

220
 Замечательна страна,
 Что зовется Сануки,
 Где склоняются к воде
 Водоросли-жемчуга,
 Оттого ли, что страна
 Блещет дивной красотой,-
 Сколько ни любуйся ей,
 Не устанет жадный взор.
 Оттого ль, что боги ей
 Дали жизнь на земле,-
 Люди свято чтут ее.
 Вместе с небом и землей,
 Вместе с солнцем и луной
 Будет процветать она,
 Лик являя божества.
 Там, из гавани Нака,
 Что известна с давних пор,
 Я отчалил в дальний путь,
 И когда по морю плыл
 Я, качаясь на ладье,
 Ветер, 
 Что в прилива час набегает,-
 Налетел,
 Нагоняя облака.
 И когда взглянул я вдаль,-
 Встала за волной волна
 Бесконечной чередой...
 Я на берег посмотрел -
 С диким ревом волны там
 В белой пене поднялись.
 Море мне внушало страх,
 И на весла я налег,
 Ударяя по волнам.
 С этой стороны и той
 Много было островов,
 Но известен среди них
 Славный остров Саминэ!
 На скалистых берегах
 Я раскинул свой шалаш,
 Оглянулся я вокруг 
 И увидел: 
 Ты лежишь, 
 Распластавшись на земле, 
 Сделав ложем камни скал 
 Вместо мягких рукавов, 
 Изголовьем для себя 
 Выбрав эти берега, 
 Где так грозен шум волны... 
 Если б знал я, 
 Где твой дом, 
 Я пошел бы и сказал, 
 Если знала бы жена, 
 Верно бы, пришла она 
 И утешила тебя! 
 Но, не зная, где тот путь, 
 Что отмечен был давно 
 Яшмовым копьем, 
 Вся в печали и слезах, 
 Верно, ждет еще тебя 
 И тоскует о тебе 
 Милая твоя жена!

* (Песня была сложена, по-видимому, по дороге в Цукуси, так как о путешествии Хитомаро по провинции Сануки неизвестно. Песни, сложенные при виде погибших в дороге людей, неоднократно встречаются в М. Историк Хани Горо считает, что это были крестьяне, возвращавшиеся после отбывания трудовой повинности и умершие в пути от голода. Лик являя божества...- В японской мифологии страна, земля (провинция) олицетворялась в виде божества. ...путь, // Что отмечен был давно // Яшмовым копьем...- Образ, сложившийся на основе мифа о том, как бог Ниниги, внук богини солнца Аматэрасу, спускался на землю с небес, чтобы править страной Ямато, а его проводник - мифическое существо Сарута-хико - имел при себе копье, которым указывал дорогу.)

Каэси-ута

221
 Если б с ним была его жена,
 Может, набрала бы трав ему она,
 И тогда не голодал бы он в пути,
 Иль, быть может, среди гор Сами
 Не собрать уже ухаги* на полях?

* (Ухаги (совр. "ёмэна"; Asteromaca indica или Aster indicus) - овощи невесты, их собирают во время обрядовых полевых игр. Многолетнее съедобное растение, цветет осенью бледно-лиловыми цветами, в пищу идут листья; растет в изобилии на полях у гор Сами.)

222
 О ты, что вместо изголовья,
 Где шелк ложился рукавов*,
 Своей подушкой
 Сделал берег дикий,
 Куда морская катится волна!

* (...вместо изголовья,// Где шелк ложился рукавов...- Рукава женской одежды, положенные в изголовье, то есть объятия жены - постоянный образ, перешедший из народной в литературную поэзию.)

ПЕСНЯ КАКИНОМОТО ХИТОМАРО, СЛОЖЕННАЯ В ПРОВИНЦИИ ИВАМИ В ПЕЧАЛИ О САМОМ СЕБЕ, КОГДА ПРИБЛИЖАЛСЯ ЧАС ЕГО КОНЧИНЫ

223
 Возможно ль, что меня, кому средь гор Камо
 Подножье скал заменит изголовье*,
 Все время ждет с надеждой и любовью,
 Не зная ни о чем,
 Любимая моя?..

* (Подножье скал заменит изголовье...- В старину хоронили в пещерах, среди скал, в горах.)

ДВЕ ПЕСНИ КАКИНОМОТО ХИТОМАРО, СЛОЖЕННЫЕ В ПУТИ, КОГДА ОН ПЛЫЛ В СТРАНУ ЦУКУСИ

303
 В прославленной стране,
 В Инами, 
 На взморье поднялась огромная волна,
 И встала в тысячу рядов она,
 От взора спрятав острова Ямато!
304
 Когда взгляну я 
 На пролив меж островами,
 Где плыли наши корабли не раз
 К владеньям отдаленным* государя,
 Я вспоминаю век богов!

* (Владенья отдаленные.- Имеется в виду область Дадзайфу на острове Кюсю. Дадзайфу - название военного административного округа и центра в Цукуси (старинное название провинций Тикудзэн и Тикуго) на острове Кюсю.)

502
 На миг один короткий, как рога 
 Оленей молодых, что бродят в поле летом, 
 На самый краткий миг - 
 Могу ли позабыть 
 О чувствах нежных милой девы?

* (В начале лета у оленей выпадают рога и летом едва начинают появляться новые.)

1068
 Вздымается волна из белых облаков, 
 Как в дальнем море, средь небесной вышины, 
 И вижу я: 
 Скрывается, плывя, 
 В лесу полночных звезд ладья лупы.

* (Трехдневную луну часто сравнивают с ладьей. Этот образ встречается и в анонимных песнях М., и в японском сборнике китайских стихов "Кайфусо", в песне императора Момму.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"