Новости

Рассылка

Библиотека

Новые книги

Словарь


Карта сайта

Ссылки









предыдущая главасодержаниеследующая глава

Отомо Табито

(Отомо Табито. - См. вступ. статью. Был придворным чиновником, занимал высокие должности, но подвергся опале и жил в ссылке на острове Кюсю, только под конец жизни, в 730 г., ему было разрешено вернуться в столицу. Наибольшей известностью пользуется цикл его песен, прославляющих вино, в них он высмеивает буддийских и конфуцианских книжников. Он был очень образованным человеком, знал китайскую литературу, писал китайские стихи. Табито можно считать зачинателем сатирического жанра в японской поэзии. В данном цикле песен Табито под предлогом восхвалении вина не только издевается над конфуцианскими и буддийскими книжниками, но и подвергает критике официальную политику японского двора того времени, покровительствовавшего буддизму и конфуцианству.)

ТРИНАДЦАТЬ ПЕСЕН, ПРОСЛАВЛЯЮЩИХ ВИНО, СЛОЖЕННЫХ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРОМ, ЦАРЕДВОРЦЕМ ОТОМО ТАБИТО

* * *
338
 О пустых вещах 
 Бесполезно размышлять, 
 Лучше чарку взять 
 Хоть неважного вина 
 И без дум допить до дна!
* * *
339
 В древние года, 
 Дав название вину 
 "Хидзири", или "Мудрец", 
 Семь великих мудрецов 
 Понимали прелесть слов! 

* (Табито имеет в виду легенду, записанную в китайской "Истории Трех царств", где говорится, что в свое время, когда государь Тайцзу (Цао Цао, основатель династии Вэй) запретил употребление рисовой водки, ее стали пить тайно и называли "святой", если речь шла об очищенной водке, и "мудрецом" неочищенную водку.)

* * *
340
 В древние года 
 Семь великих мудрецов*,
 Даже и они,
 Все мечтали об одном -
 Услаждать себя вином!

* (Семь великих мудрецов.- Имеются в виду китайские "Семь мудрецов из бамбуковой рощи", жившие в III в.: Цзи Кан, Юань Цзи, Шань Тао, Лю Лин, Юань Сянь, Сян Сю, Ван Жун. В предании говорится, что во времена Цзинь семь мудрецов уединились в бамбуковой роще, занимались поэзией и философией и услаждали себя вином и игрой на лютне.)

* * *
341
 Чем пытаться рассуждать 
 С важным видом мудреца, 
 Лучше в много раз, 
 Отхлебнув глоток вина, 
 Уронить слезу спьяна!
* * *
342
 Если ты не будешь знать, 
 Что же делать, что сказать, 
 Из всего, что в мире есть, 
 Ценной будет вещь одна - 
 Чарка крепкого вина!
* * *
343
 Чем никчемно так, как я, 
 Человеком в мире жить, 
 Чашей для вина 
 Я хотел бы лучше стать,
 Чтоб вино в себя впитать!

* (Содержание песни навеяно китайской легендой о Чжэн Цюане, который перед смертью просил, чтобы кости его зарыли за домом гончара для того, чтобы они превратились в глину и из них сделали сосуд или чашу для вина и он пропитался насквозь вином.)

* * *
344
 До чего противны мне 
 Те, что корчат мудрецов 
 И вина совсем не пьют, 
 Хорошо на них взгляни - 
 Обезьянам впрямь сродни!
* * *
345
 О, пускай мне говорят 
 О сокровищах святых, не имеющих цены,
 С чаркою одной,
 Где запенилось вино,
 Не сравнится ни одно!

* (Эта и следующая песни носят парный характер. В ней Табито выражает как бы протест против "сокровищ" буддизма, широко пропагандировавшегося в те времена. Выражение "сокровища, не имеющие цены" взято из буддийской "Сутры Лотоса".)

* * *
346
 О, пускай мне говорят 
 О нефрите, что блестит, озаряя тьму ночей,
 Но когда мне от вина
 Сердце радость озарит,
 Не сравнится с ней нефрит!

* (В "Исторических записках" Сыма Цяня говорится о герое Суй-гун Чжу Яне, который в награду за помощь змею получил от него "озаряющий ночь нефрит". Кроме того, в "Чжаньго це" ("Планы сражающихся царств") описывается случай, когда князь Чу преподнес князю Цинь нефрит, озаряющий ночь. В "Шуицзи" ("Описаниях удивительного", V в.) имеются записи о том, что из стран южных морей был получен также "нефрит, озаряющий ночь".)

* * *
347
 Если в мире суеты 
 На дороге всех утех 
 Ты веселья не найдешь, 
 Радость ждет тебя одна: 
 Уронить слезу спьяна!
* * *
348
 Лишь бы на земле 
 Было счастье суждено, 
 А в иных мирах 
 Птицей или мошкой стать,
 Право, все равно!
* * *
349
 Всем живущим на земле
 Суждено покинуть мир.
 Если ждет такой конец,
 Миг, что длится жизнь моя,
 Веселиться жажду я!

* (Первые две строки песни - несколько измененная цитата из книги Сыма Цяня.)

* * *
350
 Суемудрых не терплю, 
 Пользы нет от них ничуть,
 Лучше с пьяницей побудь,-
 Он, хотя бы во хмелю,
 Может искренне всплакнуть!

* (В этой песне Табито выражает презрение к придворной среде, где чиновники подобострастно молчат и подражают философствующим конфуцианцам и буддистам.)

331
 О, расцвет сил моих! 
 Вряд ли вновь он вернется! 
 Неужели и мельком 
 На столицу Нара 
 Мне не придется взглянуть?
* * *
332
 Жизнь моя! 
 Как я хочу, чтобы длилась ты вечно! 
 Чтобы мог любоваться я 
 Малою речкой Киса, 
 Той, что видел в далекие годы...

* (Сложено Табито на Кюсю, когда он был назначен генерал-губернатором Дадзайфу. Ему было в то время более шестидесяти лет.

Речь идет о покойной жене поэта (она умерла вскоре по приезде к нему на Кюсю). Ныне Табито возвращается в столицу. )

[ПЛАЧИ О ЖЕНЕ]

* * *
439
 Вот и время пришло
 Мне домой возвращаться,
 Но в далекой столице
 Чей мне будет рукав
 Изголовьем душистым?

[ПЕСНИ, СЛОЖЕННЫЕ НА ПУТИ В СТОЛИЦУ]

451
 Мой дом опустевший, где нету любимой!
 Как ныне мне тяжко,-
 Куда тяжелее,
 Чем в пути,
 Где трава мне была изголовьем!
452
 В том саду, что вдвоем
 Мы сажали когда-то
 С любимою вместе,
 Поднялись так высоко,
 Разветвились деревья!

[ПЕСНЯ, ПОСЛАННАЯ ДРУГУ САМИ МАНДЗЭЙ]

575
 Как журавль в тростниках
 В бухте той Кусакаэ
 Бродит в поисках пищи,
 Так и я... Как мне трудно!
 Как мне трудно без друга!

* (Песня, посланная из Нара другу в Цукуси.)

ДВЕ ПЕСНИ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА ДАДЗАЙФУ, ЦАРЕДВОРЦА ОТОМО [ТАБИТО]

806
 Эх, коня бы сейчас,
 Что подобен дракону,
 Чтоб умчаться
 В столицу прекрасную Нара,
 Среди зелени дивной!

* (Написаны Табито во время его пребывания на Кюсю. Они адресованы другу, о котором известно лишь, что он жил в столице. Судя по его ответу, он хлопотал о возвращении Табито. Можно предположить, что это Фудзивара Фусасаки, занимавший высокие посты при дворе; переписка с ним помещена в М.)

807
 Наяву нам, увы, не встречаться с тобою,
 Но хотя бы во сне,
 По ночам этим черным,
 Что черны, словно ягоды черные тута,
 Ты всегда бы являлся ко мне в сновиденьях.

ПЕСНЯ, СЛОЖЕННАЯ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРОМ ДАДЗАЙФУ, ЦАРЕДВОРЦЕМ ОТОМО ТАБИТО, В МЫСЛЯХ О ДАЛЕКОМ ДВОРЦЕ ЁСИНУ

960
 Даже скалы 
 Средь быстрых потоков в Хаято
 Красотой не сравнятся
 С водопадами Ёсину,
 Где играют форели.

* (Хаято - название племени и местности на острове Кюсю. Скалы средь быстрых потоков в этой местности славятся редкой красотой. Хаято, или кумасо - племя малайского происхождения. Это были одни из первых обитателей японских островов. Ёсину.- См. прим. к п. 37.)

ПЕСНЯ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА ДАДЗАЙФУ, ЦАРЕДВОРЦА ОТОМО ТАБИТО, В КОТОРОЙ ОН, ГЛЯДЯ НА СНЕГ, В ЗИМНИЙ ДЕНЬ ТОСКУЕТ О СТОЛИЦЕ

1639
 Когда снег, словно пена, покрывает всю землю
 И так медленно кружит,
 Тихо падая с неба,
 О столице, о Нара,
 Преисполнен я думой!
1640
 Не сливы ли белой цветы
 У холма моего расцветали
 И кругом все теперь в белоснежном цвету?
 Или это оставшийся снег
 Показался мне нынче цветами?

* (Из цикла "Разные песни зимы". Сложены на Кюсю.)

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:

http://litena.ru/ "Litena.ru: Библиотека классики художественной литературы 'Литературное наследие'"